1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Кузбасс —территория новой жизни

Всего семь лет назад Кемерово «сидело на рельсах и стучало касками». Шахтеры требовали зарплату и обеспечение достойной жизни себе и своим семьям. Сегодня об этом вспоминают все реже, лишь чтобы провести параллель между прошлым и настоящим. Люди уже не бастуют, а область не стоит с протянутой рукой перед центром: дотационный регион стал донором. Губернатор Аман Тулеев успехам рад, но для него главное все-таки не рост объема валового регионального продукта на 31%, промышленного производства — на 46% и увеличение поступлений в бюджет в 5 раз, а качественное улучшение жизни людей, доходы которых за это время выросли в 6 раз. Для губернаторской команды очень важно «сделать Кузбасс удобным для жизни». Как? Об этом обозреватель «ЭЖ» Наталья Дубровина и беседовала с губернатором области во время недавней встречи в Кемерове.

— Аман Гумирович, в 90-егоды из-за массового закрытия шахт были уволены, оставшись без средств к существованию, 150 тысяч человек. Смогли ли они изменить свою жизнь и поверить во власть?

— Мне кажется, что в те времена мы «набастовались» на 100 лет вперед. Нам нужны были неординарные меры, и мы стали их искать. Изучили опыт старопромышленных угледобывающих территорий Европы по выходу из кризисных ситуаций, но при этом учитывали свои национальные особенности, сибирский уклад жизни, историю. И пришли к выводу, что надо сосредоточить усилия на подъеме трехбазовых отраслей — угольной, металлургической и химической.

Мы провели колоссальную работу с промышленниками. В первую очередь она заключалась в том, чтобы привлечь в область ответственных, социально ориентированных инвесторов, эффективных управленцев. Создали для этого все условия. И конечно, развили мощную транспортную инфраструктуру, особенно железнодорожную и автомобильную. Таким образом, удалось совместить интересы собственников с экономическими интересами области и социальной защитой трудовых коллективов. И Кузбасс из бастующего в 90-е годы стал созидающим, главной угольной базой и индустриальной опорой Российского государства. В итоге и жизнь, конечно, изменилась.

— И потекли в регион деньги…

— Деньги как люди. Идут туда, где стабильно и безопасно. По сути, в настоящее время мы создаем угольную отрасль совершенно нового типа. Перед всеми угледобывающими компаниями, которые работают в регионе, мы ставим задачу обеспечить высокую технологичность, экономическую безопасность, а главное — безопасность и охрану шахтерского труда.

За счет создания благоприятного инвестиционного климата за последние семь лет в угольную промышленность привлечено уже более 60 млрд рублей. Мы построили 27 новых, современных угольных предприятий. На них проблема безопасности труда решается во многом за счет внедрения высокомеханизированных и автоматизированных технологий. А значит, и меньше риск травматизма. Сравните: в 1997году произошло около 5 тысяч травм, а в 2004-м уже менее 2 тысяч. Конечно, тоже много, и в этом самая серьезная наша проблема.

— Новые шахты, современные технологии... Но при этом вы не хотите поднимать планку добычи угля выше той, что уже существует, — 160—170 млнтонн в год. Почему?

— Это наша твердая позиция. Кемеровская область —в пятерке самых экологически опасных регионов страны. А что будет, если мы вновь погонимся за «миллионами тонн» и «валом»?

Мы обратились в Правительство РФ, Министерство природных ресурсов с предложением приостановить выдачу лицензий на разработку новых месторождений. К сожалению, парадокс в том, что регион не имеет ни юридических, ни экономических прав решать этот вопрос. Запасов же угля у нас почти 700 млрд тонн. За все годы мы добыли только5 млрд. Значит, его хватит еще лет на 600. Сегодня мы даем 61% угля, добываемого в целом по России, 85% наиболее ценных коксующихся марок. Этого достаточно как для обеспечения потребителей нашей страны, так и для поддержания высокого экспортного потенциала. Мы экспортируем уголь в 80стран мира. Угольная отрасль Кузбасса первая и пока единственная в России прошла путь реструктуризации от начала до конца с позитивным результатом.

Она перестала быть государственной. А самый главный итог — она впервые стала рентабельной, обеспечивая третью часть налоговых поступлений в областной бюджет. Наша дальнейшая перспектива — создание высокоэффективных производств. И задача задач— не простое количественное наращивание угля, а создание качественного продукта. Но есть еще одна дилемма, связанная с пахотными землями.

— Вы имеете в виду, что разработка новых месторождений нередко происходит за счет изъятия из оборота земель сельхозназначения?

— Да. На долю сельского населения у нас приходится всего около 13%.Еще в 97-м году мы закупали до 200 тысяч тонн зерна в год в других странах, в том числе в Канаде. Теперь мы ежегодно собираем более 1 млрд тонн зерна и сами продаем его. Но если пойти по пути наращивания объемов добычи угля, то сокращение пахотных земель неизбежно. А этого допустить нельзя.

— Запретительными мерами тут не обойтись. Уголь — вот он, кажется, копни лопатой… И желающих сделать это будет немало и впредь.

— Конечно, будет. А сколько было… До перестрелок дело доходило. Это же деньги. Но сейчас мы последовательно наводим порядок в этих вопросах. Не стало посредников, и уголь сразу же подешевел практически в семь раз. Приезжих бизнесменов убеждаем регистрировать компанию в нашем регионе, а не где-нибудь в Москве. Уголь-то наш, значит, и налоги надо платить нам.

— А если в экологию вкладывать больше средств? Ведь проблему решать все равно надо.

— Что касается экологии, то вместе с собственниками угледобывающих предприятий реализуем программы по рекультивации нарушенных земель, за три года восстановили 21 тысячу гектаров. А вообще инвестиции на природоохранные цели запять лет увеличились более чем в четыре раза.

— А как с жильем? Проблема эта по всей России стоит остро.

— Мы не исключение. Для нас самая важная задача— переселение шахтерских семей из аварийного и ветхого жилья. В одном Кузбассе такого жилья больше, чем где бы то ни было в стране. Проблема не решалась годами. Особенно она обострилась в 90-е годы, когда шахты закрывались без научно-технического сопровождения, впопыхах, попросту затапливались. В связи с этим на поверхность стали выходить газ, вода, жить на этих территориях стало небезопасно.

Мы признательны Президенту за то, что он лично приезжал в Кузбасс изучать проблемы угольной отрасли, безопасности и экологии. Мы тогда наметили программу до 2010 года, в том числе по экологии и социальным проблемам. В результате с помощью Правительства РФ за последние годы удалось переселить из ветхого и аварийного жилья уже более 11 тысяч семей. Осталось еще 915 аварийных бараков, в которых проживают 12,5 тысячи семей. За два года надеемся всех их переселить в благоустроенное жилье.

Работаем по схеме50 на 50. То есть половину денег на строительство дает центр, половину— областной и местные бюджеты.

Мы приняли областной закон, по которому жителям, проживающим в аварийных домах, предоставляем льготные беспроцентные кредиты на 15 лет без первоначального взноса. Кстати, недавно мы постановили на таких же условиях выдавать ссуды и нуждающимся в жилье молодым специалистам в возрасте до 30 лет — педагогам, врачам, работникам учреждений культуры, спорта, соцзащиты.

— Молодежи у вас повышенное внимание. И стипендии, и кредиты на обучение…

— У нас в некоторые профессиональные училища конкурс на одно место— восемь человек. А систему поддержки и стимулирования студенческой молодежи вполне можно назвать уникальной. Взял кредит, учишься на пятерки— ссуду не возвращаешь, на четверки — лишь частично. У нас есть областные стипендии лучшим студентам, выделяем бесплатные продуктовые наборы тем, кто в этом нуждается, предусмотрены льготы для студенческих семей. А студентам из малообеспеченных семей администрация области выделяет безвозвратные целевые субсидии на оплату обучения.

— Им не придется потом искать себе работу?

— У нас вообще область своеобразная: из 3 миллионов жителей 800 тысяч — пенсионеры, 660 тысяч — дети. При вредных производствах— и ранние пенсионеры. Их у нас сегодня на одного работающего на 15% больше, чем по всей стране. Так что кадры нам нужны. Я вот и руководителям шахт часто объясняю, как важно помогать готовить кадры, вкладывать в это деньги. Оборудование ведь сегодня современное, неграмотного и должным образом неподготовленного за такое посадить — угробить дорогостоящий механизм. Так что рабочих мест у нас достаточно.

Например, в малом бизнесе трудятся всего 180 тысяч человек, или каждый седьмой занятый в экономике региона. Это немного. В 2008 году мы планируем начать промышленную добычу метана из угольных пластов. Вот вам и новые рабочие места.

— Значит, Кузбасс стоит на пороге создания совершенно новой отрасли?

— По сути, у нас под ногами не только угольный бассейн, но и настоящее метановое море — 13 триллионов кубометров газа. По предварительным данным, его объемы из скважины на экспериментальном полигоне сопоставимы с объемом скважин бассейна Сан-Хуан в США. Реализация программы по добыче метана приведет к сокращению выбросов в атмосферу не только метана, но и продуктов сжигания угля, что соответствует требованиям Киотского протокола. А главное —мы решаем проблемы безопасности труда шахтеров.

— Аман Гумирович, но вы всегда подчеркиваете, что у вас не все «в шоколаде»…

— К сожалению, у нас еще много проблем. Ведь вызнаете, как бывает в жизни: чем больше делаешь, тем больше выявляется проблем, которые требуют решения. Назову лишь основные: сырьевая направленность экономики и инвестиций, экологические проблемы, преступность, наркомания, низкая продолжительность жизни. И еще одна важная проблема. Мы считаем, что у нас в области низкая зарплата, которая не соответствует условиям проживания в Сибири.

Да, пока Кузбасс находится только в начале долгого и многотрудного пути. Мы должны не просто поднять доходы людей, а создать новое жизненное пространство. Чтобы нынешние ребятишки захотели жить в Кузбассе, чтобы здесь рождались их дети и внуки.

Производство важнейших видов промышленной продукции


2000

2001

2002

2003

I п/г 2004

Электроэнергия, млрд кВт•ч

27,2

27,1

27,9

25,6

12,6

Уголь — всего, млн т

115

126

131

144

76,2

в том числе для коксования

45,5

48,7

49,5

54,5

28,9

Угольный концентрат, млн т

37

39

41

46,6

26,4

Железная руда, млн т

3,3

3,5

5,2

3,5

1,8

Чугун, млн т

7,1

7,3

6,8

7,1

3,3

Сталь, млн т

9,2

9,4

8,3

8,6

4,2

Готовый прокат, млн т

7,4

7,5

6,8

7,1

3,4

Кокс 6%-ной влажности, млн т

6,2

6,3

6,4

6,6

3,1