1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Картина после «Катрины»

Погода становится одним из главных факторов, глобально влияющих на энергетическую и экономическую ситуацию в мире.

Тайфуны и ураганы случались и раньше. Однако эксперты не исключают, что теперь мы столкнулись с каким-то проявлением глобальных климатических изменений.

Ураган «Катрина» разрушил Новый Орлеан и другие американские города на своем пути. Почти полностью остановлена добыча нефти в Мексиканском заливе. Пострадали нефтеперерабатывающие заводы, которые сконцентрированы прежде всего в штате Луизиана и производят 11% американских нефтепродуктов.

Нехватка бензина и очереди за ним стали навевать воспоминания об энергокризисе80-х годов.

Ущерб от стихийного бедствия пока не подсчитан, но, по экспертным оценкам, финансовые потери США могут составить до 120 млрд долларов.

Ураган своими последствиями зацепил не только Мексиканский залив, но и послужил «спусковым крючком» для многих процессов в мировой экономике, считает президент Высшей школы экономики Александр Шохин.

Выход из строя целого ряда нефтяных вышек в Мексиканском заливе привел к удорожанию нефти и бензина во многих странах Европы, Юго-Восточной Азии и, в частности, в Индонезии. Цены на бензин там дотируются, и это привело к тому, что резко обесценилась индонезийская рупия и появилась угроза бюджетного кризиса.

Если вспомнить 1997 год, то финансовый кризис также начинался в ЮВА, а потом распространился на многие страны, в том числе и на Россию.

На этот раз до кризиса дело не дошло, но стало ясно, что за погодой нужно следить пристальнее. Именно она стала вносить коррективы в темпы роста мировой экономики. Так, подсчитано, что в Европе из-за последствий урагана произойдет замедление роста ВВП на 0,5 процентных пункта, в США на 1%, а в странах Юго-Восточной Азии на 1,5 процентных пункта. Мировой ВВП по прогнозу на следующий год также снизится как минимум на 1%.

Для России, по мнению Александра Шохина, ситуация складывается двояко. С одной стороны, высокие цены на нефть и нефтепродукты дают устойчивый и растущий доход в бюджет от экспортных поставок. В следующем году, например, цена нефти за баррель если и опустится ниже 60 долларов, то все равно она будет выше 50 долларов.

С другой стороны, скажется фактор замедления экономического роста в странах —потребителях энергоносителей. Это, в свою очередь, снизит поступление доходов от экспорта.

В целом, считает президент ВШЭ, хотя ураган «Катрина» и не привел к повторению финансового кризиса 1997—1998 гг., это очень тревожный звонок. Ведущие страны, да и весь мир в целом должны готовиться к такого рода катаклизмам иучиться просчитывать их последствия.

В противном случае, даже если последствия окажутся не столь существенными, их можно усугубить до масштабов реального экономического кризиса за счет элементов паники и неадекватных действий.

«Энергетика — это конкурентное преимущество России, — считает А. Шохин. — Наша страна в состоянии быть поставщиком энергоносителей в мире даже после исчерпания запасов углеводородов. И эту нишу Россия должна сохранить за собой. Необходимо искать новые виды ресурсов, но сегодня мы пока отстаем в их освоении. Это может быть и атомная энергетика, и гидро-, и водородная, и гелевая».

Вопрос нужно решать. И как можно быстрее! Ведь в обозримом будущем углеводороды могут и закончиться.

От повышения цен на нефть больше всего пострадали бедные страны в ЮВА. С целью устранения дефицита Международное экономическое агентство совместно с ОПЕК организовало особую программу. В ее рамках 26 членов агентства будут в течение месяца поставлять на мировой рынок до двух миллионов баррелей нефти в день. Они будут поставляться как за счет стратегических резервов, так и за счет увеличения добычи.