1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1539

Тайное оружие премьера

На пленарном заседании XI-го Международного инвестиционного форума «Сочи-2012» Дмитрий Медведев заявил, что Россия вышла из кризиса конкурентоспособной и предсказал стране лидирующие позиции в экономике уже в ближайшие годы.

«Песня будет не нова… в ней слова, слова, слова»

(В.С. Курочкин. Старая песня, 19-й век)

Среди основных условий достижения потенциального лидерства глава правительства назвал улучшение делового климата и оптимизацию правил ведения бизнеса (NEWSru.com/Экономика, 21 сентября 2012 г.).

По его словам, через несколько лет (неплохо бы точнее — В.Т.) Россия должна войти в перечень 40 наиболее развитых мировых экономик, затем — в топ-20. Наше нынешнее 67-е место в рейтинге конкурентоспособности стран мира он связал в первую очередь с низкой конкурентоспособностью российских товаров, коррупцией, необходимостью модернизации работы управленческого чиновничьего аппарата. Одна из основных позитивных тенденций — высокий инвестиционный потенциал России: по притоку капитала в 2011 г. — 53 млрд долл. и восьмое месте в мире (там же).

Вряд ли кто-то поставит под сомнение актуальность улучшения делового климата и скорейшего внедрения в отечественный бизнес общепринятых в международной практике норм и правил. И о низкой конкурентоспособности хорошо известно. О коррупции с административно-бюрократическим произволом. Как и о многих других проблемах, о которых говорят не один десяток лет.

Странно другое. Приоритеты тасуются, словно карты в колоде. Вот семь задач правительству, сформулированных Д. Медведевым весной перед «рокировкой» («Семь задач от уходящего президента» — см. здесь же):

«Первое — и главное. Ожидаемая продолжительность жизни в России должна увеличиться через шесть лет ещё как минимум на четыре года. У нас есть все шансы достичь уже к 2018 г. уровня 75 лет. Действительно, если люди живут дольше — значит, у нас есть достижения во всех сферах.

Второе. Доля семей с доходами ниже прожиточного минимума через пять лет должна быть устойчиво ниже 10%, а у большинства российских семей среднедушевые доходы должны соответствовать базовым характеристикам среднего класса.

Третье. В международных рейтингах комфортности ведения бизнеса Россия должна подняться за этот же период с нынешнего весьма непривлекательного 120-го как минимум на 40-е место в мире — с перспективой вхождения в первую двадцатку не позднее 2020 г.

Четвёртое. В России должно быть создано не менее 25 млн новых эффективных рабочих мест, прежде всего в несырьевых сферах, которые заменят низкопроизводительные рабочие места и дадут импульс развитию всех регионов нашей страны. Безработицу через несколько лет необходимо ограничить минимальным уровнем не более 5%. Производительность труда необходимо повысить в полтора-два раза, что сделает российскую экономику конкурентоспособной в ключевых глобальных секторах.

Пятое. Не менее пяти российских университетов должны войти в первую сотню основных мировых рейтингов. Это будет означать общий подъём нашего образования.

Шестое. Большинство российских семей должно иметь возможность улучшать свои жилищные условия не реже, чем один раз в 15 лет.

Седьмое. Россия должна быть в первой десятке среди всех стран мира по уровню внедрения электронных технологий во всех сферах жизни общества».

Ещё пять принципов принятия государственных экономических решений, три основных направления совершенствования государственного регулирования, четыре основных элемента построения системы «Открытое правительство» и снова перечисленные выше семь ключевых показателей оценки эффективной деятельности органов государственной власти Д. Медведев формулирует в своей прощальной речи на расширенном заседании Госсовета в апреле 2012 г.

В сентябре 2009 г. в статье «Россия, вперёд!» названы пять приоритетных стратегических векторов экономической модернизации: лидерство в энергоэффективности, качественно новый уровень ядерных технологий, развитие информационных технологий и глобальных общедоступных информационных сетей, создание современной наземной и космической инфраструктуры передачи информации, передовые позиции в производстве медицинского оборудования, сверхсовременных средств диагностики и медикаментов. Упомянуты также меры по укреплению судебной власти и противодействию коррупции.

Уверенно читались строки о том, что «в течение ближайших десятилетий Россия должна стать страной, благополучие которой обеспечивается не столько сырьевыми, сколько интеллектуальными ресурсами: «умной» экономикой, создающей уникальные знания, экспортом новейших технологий и продуктов инновационной деятельности». Три года спустя (на прошлой неделе) глава правительства заявил, что через несколько лет российская экономика будет среди 40 наиболее развитых, а там и до топ-20 чуть ли не рукой подать. В чём прогресс? Пожалуй, лишь в том, что счёт пошёл не на десятилетия, а на годы…

Конечно, говоря аппаратным языком, определённые достижения имеют место быть. Но, коротко резюмируя, отметим: ни по одному из обозначенных направлений Россия не добилась существенных результатов, которые свидетельствовали бы о заявке на возможное мировое лидерство — хотя бы локальное, хотя бы в отдалённой перспективе. Так, в энергетике Россия не достигла заметных успехов в таком направлении как производство сжиженного природного газа, и фактически игнорирует интенсивные работы, в частности, в США и Европе по совершенствованию технологий добычи сланцевого газа. Вряд ли можно считать значимым и использование в соответствующих регионах страны таких экологически чистых источников энергии, как энергия солнца и ветра. И достижения в энергосбережении скромные.

Согласно докладу некоммерческой организации Freedom House — «Свобода в Сети 2012» Россия занимает 30-е место в рейтинге стран по уровню свободы в Интернете. Масштабный доступ к интернет-информации состоялся в короткие сроки, выявив плюсы и минусы доступного контента. Непринятие действенных общественно легитимных мер грозит обернуться чрезмерной подконтрольностью и необоснованными запретами. Можно не сомневаться в чиновничьем усердии — палку перегнут в очередной раз, теперь в противоположную сторону.

Серия крупных неудач в космосе означает не только многомиллиардные финансовые потери, она нанесла серьёзный урон престижу России как космической державы. Плохо продуманная кампания по оснащению местных поликлиник современным оборудованием упёрлась в нехватку квалифицированных кадров. С дороговизной медикаментов, похоже, уже свыклось не только население, но и сама власть (по крайней мере, до очередной встряски)…

А закон об образовании ставит под сомнение не только интеллектуальные и профессиональные перспективы подрастающего поколения, но и отечественные научные и инновационные возможности в будущем (причём на любом историческом отрезке). Проект «Сколково» неоднозначно воспринят в научном мире и весьма затратен — словно оазис в бескрайней пустыне, тиражировать который нет ни сил, ни средств. При этом отсутствует продуманная, комплексная программа развития бывших советских наукоградов — творцов и хранителей всемирно признанного научного потенциала. Даже термин «модернизация» используется в речах всё реже и реже. Конечно, не потому, что успешно достигнуты ранее провозглашённые цели…

И вот очередной, новейший ключ к мировому лидерству — в улучшении делового климата и оптимизации правил ведения бизнеса — в задачах, безусловно, важных, но рутинных с точки зрения экономической теории и практики (если ими заниматься всерьёз и постоянно).

Камо грядеши?

Всё более навязчива, но не находит ответа мысль о том, куда идёт король? Вспоминается колоритный персонаж детского мультика — кот Матроскин из Простоквашино, изрёкший знаменитое: «Деньги у нас есть — у нас ума не хватает».

Утечку умов (как и утечку капиталов) из России отрицать нельзя. Но, думается, «серого вещества» на бескрайних просторах Отечества пока достаточно, чтобы и мировому опыту поучиться, и свои особенности учесть. С порога не отвергать, но и бездумно не копировать других. Не фетишизировать исконные, национально-исторические традиции, но и не игнорировать веками накопленное и проверенное. Не увлекаться единичным в ущерб общему, отличать возможное от действительного, выявлять сущность в явлениях, отличать необходимое от случайного, помнить о причинно-следственных связях.

В качестве примера соответствующего подхода, в таблице представлена дорожная карта экономической модернизации Китая («Модернизация: китайский вариант» — см. здесь же). Обратим внимание, что китайские стратеги при всех впечатляющих реальных достижениях страны в экономике, научно-технологической сфере, образовании и т.д. на основе научных моделей и объективной статистики прогнозируют вхождение Китая в «группу сорока» с достижением среднеразвитого уровня лишь к 2050 г., а в 20-ку мировых экономических лидеров между 2060—2089 гг. Прогнозируют не свысока, не высокомерно, не популистски и походя — а взвешенно, научно обоснованно, скрупулёзно. За разработанной стратегией угадывается персональная ответственность авторов. Нет того, что на русском языке называется коллективной безответственностью.

Таблица. Дорожная карта экономической модернизации Китая

Периоды

Расчётное время

Цели

Инновации,

2002—2050 гг.

2002—2010 гг.

Приближение к предварительно развитому уровню, ИЭМ в числе 70 лучших

2011—2020 гг.

Достижение предварительно развитого уровня, ИЭМ в числе 60 лучших, завершены индустриализация, маркетинг, первичная модернизация

2020—2050 гг.

Достижение среднеразвитого уровня, ИЭМ среди 40 лучших, завершена информатизация, вступление во вторичную экономическую модернизацию

Погоня за лидерами,

2051—2100 гг.

2051—2060 гг.

Сохранение среднеразвитого уровня, ИЭМ среди 30 лучших

2061—2080 гг.

Достижение уровня развитых стран, ИЭМ среди 20 лучших

2081—2100 гг.

Опережение уровня развитых стран, ИЭМ в числе десяти лучших, завершена экономическая модернизация

Примечание. ИЭМ — индекс экономической модернизации

Характерно, что концепция экономической модернизации Китая встроена в теорию и практику всемирной модернизации как системы в виде её составной части и неотъемлемого элемента. Одновременно эта концепция сама является сложной системой и в свою очередь состоит из взаимосвязанных в «пространстве и времени» элементов модернизации — в экономике, политике, социальной сфере, культуре, экологии, науке и образовании, на уровне регионов, в человеческих ресурсах. Каждое направление соразмерно описано в рамках дорожной карты, а прогресс оценивается через сравнение с общемировыми показателями. И не случайно первая половина 21-го века определена как период инновационного развития китайской экономики. Только ближе к 2100 г. завершится «погоня за лидерами», экономическая модернизация закончится вхождением китайской экономики в «мировую десятку» лидеров с превышением уровня развитых стран в целом.

Разумеется, не всё так просто. На протяжении последних 30 лет ежегодный экономический рост в Китае составлял в среднем 10%, в 2011 г. снизился до 9,2%, прогнозы этого года — 7—7,5%. Несмотря на это, в минувшем году Китай занял второе место в мире по размерам ВВП, обойдя Японию и уступая только США. Естественно, торможение китайской экономики будет иметь негативные глобальные последствия, а не локальные периферийные всплески.

С одной стороны, недостающие фонды для утверждённых крупных инфраструктурных проектов. С другой стороны, печатный станок может спровоцировать опасный рост инфляции, потому что в обороте существует лишняя денежная масса, которую необходимо связывать. Думается, в короткие сроки будут найдены привлекательные инструменты, которые позволят решать первое в том числе за счёт второго. К тому же иностранные инвесторы продолжают рассматривать китайский рынок в качестве перспективного для крупных вложений.

Не лишён оснований и такой любопытный прогноз: «Середина века будет принадлежать Америке. Геополитическая нестабильность и рост цен на нефть разрушат сложившиеся в конце 20 века предпосылки для аутсорсинга. Китайские трудовые издержки растут на 20% в год, а издержки в робототехнике падают на 30% в год. Ярлык „Made in the USA“ еще вернется» (NEWSru.com/Экономика, 22 сентября 2012 г.).

На этом фоне как-то странно прозвучали сочинские рекомендации премьера в ходе дискуссии «Государство на рынке инноваций: институт развития или конкурент частного капитала» секции «Инновации и технологии»: «Что делать применительно к Российской Федерации, для того чтобы наши крупнейшие компании начали соответствующую работу — занимались НИОКР, поддерживали стартапы, занимались развитием инноваций? Это действительно мировая проблема, она по-разному решается: она по-разному решается и в Соединённых Штатах Америки, и в Израиле, и в нашей стране по-своему решается — и везде она решается с проблемами. Но у нас есть один рецепт… — принуждение к инновациям» (выделено В.Т., http://premier.gov.ru/transcripts/item/169/).

Без комментариев: похоже, рецепт, на который уповает власть, у неё действительно один — но в отличие от силового «принуждения к миру», попытки административного «принуждения к инновациям» напрасны и бессмысленны по определению.

Принудить —значит побудить силой, заставить тем или иным способом кого-либо сделать что-либо. Заметим: именно заставить, а не стимулировать, мотивировать, увлечь выгодой и перспективами. Конечно, можно воздействовать на бизнес-лидеров, сделать им такие «убедительные предложения», от которых они просто не смогут отказаться, — примеры хорошо известны.

Но неужели до сих пор неясно: чтобы долгожданные всесторонние реформы, наконец, «пошли», они должны быть разработаны «не понарошку», стать заинтересованным делом десятков миллионов россиян, а не зависеть от желаний и настроений нескольких сотен высокопоставленных чиновников и крутых бизнесменов. Модернизация «не идёт»? Реформы «буксуют»? Народ безмолвствует (в смысле безразличен к реформам)? Так ведь без малого 200 лет назад Маркс писал, что «идея становится материальной силой, когда она овладевает массами».

У нас несовершенное законодательство, «… у нас ещё по многим вопросам просто конь не валялся и потому, что это сложно, и потому, что в этом абсолютно не заинтересован бюрократический аппарат, который, естественно, получает на этом доходы, кстати, и законные доходы, и вполне себе незаконные доходы, то есть взятки» (там же).

Вот уже десятилетия на эту тему говорим, говорим, а реально значимых судебных процессов, однозначно карающих тех, кто преступил закон, практически нет. Если за подобными, часто повторяемыми утверждениями руководителей страны не начинаются судебные заседания и не следуют «посадки» — это, как говорится, «не внушает»…

Не так давно была обнародована «Стратегия-2020» — её разрабатывали более года десятки авторитетных экспертов и называли не иначе, как будущей президентской программой. На какой полке она находится? Напомним о множестве более ранних концепций социально-экономического развития РФ на различные периоды, без преувеличения, «широко известных в узких кругах». В каких архивах они хранятся?

Отметим новейшее издание сценарных условий долгосрочного прогноза до 2030 г. Минэкономразвития России, а также его трёхлетний прогноз, который, несмотря на одобрение правительством, продолжает вызывать сомнения у Минфина (надо признать, вполне обоснованные). Присовокупим многотомье отраслевых стратегий развития энергетики, транспорта, космической отрасли, пенсионной системы, образования, региональных стратегий развития. Настолько ли они взаимоувязаны, насколько взаимозависимы? Востребованы ли они реальной отраслевой практикой или пригодны в основном для благостных отчётов чиновников? Судя по всему, в данном творчестве «ещё не вечер». Поневоле усомнишься в объективной неизбежности диалектического перехода «количества в более высокое качество». Скорее, продолжается конъюнктурное накопление количества в ущерб качеству.

*****

На днях в одной из передач телеканала «РБК ТВ» уважаемый экономист, анализируя ситуацию в российской экономике, обмолвился, что, судя по объёму финансовых ресурсов (в сотни и сотни миллиардов долларов), вращающихся на внешнем рынке и имеющих российское происхождение, впору говорить о параллельной экономике, возникшей «там», но не учитываемой «здесь». Можно лишь догадываться, какая и кому от неё польза. Но очевидно, что малоэффективная отечественная экономика, в ущерб стране, внутреннему рынку и всем нам, бесконтрольно и сполна питает эту «вторую» экономику. И не сложно вычислить, чем питает. А ведь есть ещё и теневая экономика, оборот которой, по оценкам специалистов, возможно, составляет порядка 40% ВВП. Уж не синергетический ли эффект для будущих достижений разглядел глава правительства в гипотетическом сложении потенциалов этих трёх экономик?

По сообщениям СМИ, крупнейший американский брокер TD Ameritrade в целях противодействия проникновению недобросовестных денег на территорию США и их отмыванию закрывает российским инвесторам выход на Нью-Йоркскую фондовую биржу, так как не приемлет использование россиянами серых схем и совершаемых ими манипуляций на рынке (NEWSru.com/Новости экономики, 25 сентября 2012 г.).

Говорят, что пессимисты — это хорошо информированные оптимисты. Возникает естественный вопрос: «А кто же тогда оптимисты, рисующие столь близкие радужные перспективы российской экономики»? Задумываясь над ответом, обратим внимание ещё на одно высказывание премьера о том, что «есть, конечно, и временные горизонты деятельности самого правительства». Сразу же напрашивается вопрос: «Где в слове „временные“ ставить ударение»?

По словам классика, «стихийно развивающаяся цивилизация оставляет за собой пустыню». Куда идёшь, Россия? На какие лидирующие позиции тебя обещают вывести через несколько лет? Что знает российский премьер такого, чего не знаем мы, простые смертные?