1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1802

Семь задач от уходящего президента

Дмитрий Медведев обозначил семь ключевых показателей оценки эффективности органов государственной власти. Характерно, что формулировки обязательно содержат декларативное «должна, должно, должны…». Не станем попусту обсуждать, «кто, кому и что должен». Постараемся уяснить, насколько реально выполнимы добрые пожелания покидающего свой пост главы государства.

Не будем задавать себе и очевидный вопрос: «Что мешало раньше активно ставить такие задачи и пытаться их решать практически, используя весь потенциал президентской (читай: высшей в стране) власти?» Ограничимся общими рассуждениями. Во-первых, возможно, по той причине, что в этом не была заинтересована (и сейчас?) сама власть, которая видела (и видит?!) в собственном народе не столько человеческий капитал, сколько трудовой ресурс. В то же время политические, экономические, социальные и прочие общественные события и явления последних лет всё больше свидетельствуют, что «верхи уже не могут, а низы – не хотят…».

Во-вторых – власть, в лице её представителей всех уровней, в полной мере не избавилась как от рецидивов разрушительного радикального либерализма, так и от удушающих проявлений администрирования, государственности и чрезмерного патернализма. Вместо хорошо известных примеров напомним недавнее примечательное высказывание знаменитого «экономического пророка» Нассима Талеба в Давосе о банковской системе. Она, по его мнению, одновременно, капиталистическая в доходах (зарабатывая деньги, банкиры назначают себе баснословные бонусы) и социалистическая в убытках (финансовые потери покрывают налогоплательщики).

Подобная двойственность уже давно парализует федеральную волю, провоцирует власть на противоречащие друг другу действия, подрывает общественную стабильность и уверенность. Тем самым не только не позволяет сформулировать и обосновать Стратегию, но и дезорганизует движущие силы развития.

Итак, о чём мечтает президент?

*****

Первое – и главное. Ожидаемая продолжительность жизни в России должна увеличиться через шесть лет ещё как минимум на четыре года. У нас есть все шансы достичь уже к 2018 году уровня 75 лет. Действительно, если люди живут дольше – значит, у нас есть достижения во всех сферах.

В декабрьском 2011 года послании Президента Федеральному Собранию отмечено, что средняя продолжительность жизни в России составляет 69 лет, в том числе продолжительность жизни женщин – 74 года. В программном обращении «Единой России» сказано, что в 2013 году ожидаемая средняя продолжительность жизни в России превысит 70 лет. В январе 2012 года Премьер-министр России Владимир Путин заявил, что средняя продолжительность жизни в России для обоих полов уже превысила 70 лет.А глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова ещё в ноябре 2011 года, ссылаясь на Росстат, сообщила, что к 2020 году ожидаемая средняя продолжительность жизни в России составит 71,8 года (у женщин – 77,3 года, у мужчин – 66,2 года).

По данным Института демографических исследований, средняя ожидаемая продолжительность жизни новорожденного, согласно WPP-2004, вырастет с 65 лет в 2005 году до 72,9 лет к середине столетия, в т.ч. с 58,7 года до 68,9 для мужчин и с 71,8 до 76,5 года для женщин (Демография.ру, Демографические исследования № 2, 2005 год).

Прямо скажем, не очень «стыкуется» с президентским утверждением «у нас есть все шансы достичь уже к 2018 году уровня 75 лет».

*****

Второе. Доля семей с доходами ниже прожиточного минимума через пять лет должна быть устойчиво ниже 10 процентов, а убольшинства российских семей среднедушевые доходы должны соответствовать базовым характеристикам среднего класса.

Ограничимся коротким комментарием. Представляя долгосрочный прогноз экономического развития страны до 2030 года, заместитель главы Минэкономразвития Андрей Клепач заявил, что доля среднего класса повысится с 22% в 2010 году до 37% в 2020 году и 48% – в 2030 году. Следовательно, к 2018 году к среднему классу можно будет отнести не более трети населения. Таким образом, даже через 10 лет численность его рядов не превысит половины россиян, не говоря уже о большинстве.

*****

Третье. В международных рейтингах комфортности ведения бизнеса Россия должна подняться за этот же период с нынешнего весьма непривлекательного 120-го как минимум на 40-е место в мире – с перспективой вхождения в первую двадцатку не позднее 2020 года.

Действительно, согласно исследованиям Всемирного банка, в рейтинге 183 государств мира по показателю создания благоприятных условий ведения бизнеса за минувший год страна поднялась на четыре пункта и сейчас занимает место между островами Кабо-Верде (119 место) и Коста-Рикой (121 место). В целом Россия улучшила условия ведения бизнеса по 9 из 10 показателей, рассматриваемых в исследовании, и находится в числе 25 ведущих стран мира, повысивших качество регулирования бизнеса. Тем не менее впереди России в рейтинге по-прежнему находится абсолютное большинство экономически развитых стран мира.

Из всех критериев, по которым оцениваются экономики, в России лучше всего обстоят дела с обеспечением исполнения контрактов (13 место в мире). Другие показатели Российской Федерации таковы. Условия регистрации бизнеса – 111 место в мире, регистрации прав собственности – 45 место. Уровень кредитования – 98 место, защиты инвесторов – 11 место, налогообложения – 105 место. Показатели: лёгкости ведения международной торговли – 160 место, простоты ликвидации предприятий – 60 место, простоты получения разрешений на строительство– 178-е место, простоты подключения к системе электроснабжения – 183 место – последнее.

Как видим, существующие проблемы имеют системный характер, а темп перемещения вверх на четыре ступени за прошлый год, вряд ли находится в согласии с призывом подняться в ближайшие годы «как минимум на 40-е место в мире – с перспективой вхождения в первую двадцатку не позднее 2020 года».Куда как рациональнее было бы обозначить актуальные «узкие места», сформулировать соответствующие задачи и пути их решения в указываемые сроки.

*****

Четвёртое. В России должно быть создано не менее 25 миллионов новых эффективных рабочих мест, прежде всего в несырьевых сферах, которые заменят низкопроизводительные рабочие места и дадут импульс развитию всех регионов нашей страны. Безработицу через несколько лет необходимо ограничить минимальным уровнем не более 5 процентов. Производительность труда (тяжёлый для нас вопрос, но крайне необходимый) необходимо повысить в полтора-два раза, что сделает российскую экономику конкурентоспособной в ключевых глобальных секторах.

Как видим, предполагается создание новых и замена низкопроизводительных рабочих мест суммарно на 25 миллионов новых эффективных рабочих мест с одновременным повышением производительности труда в полтора-два раза и ограничением безработицы 5 процентами. Происходить это должно как в традиционных отраслях, так и в формирующихся отраслях постиндустриальной экономики. Речь идёт о «стратегии развития авиакосмической отрасли, судостроения, создания современной индустрии автомобилестроения, фармацевтики, полноценного раскрытия потенциала сельского хозяйства, а также использования наших конкурентных преимуществ в области информационных технологий, логистических схем и, конечно, переработки природных ресурсов».

Уже в ближайшие годы Россия начнёт испытывать трудности с пополнением трудовых ресурсов. Рост производительности труда обеспечит не только известное высвобождение работников для последующего «манёвра», но и частично компенсирует нехватку рабочей силы.

Однако приведённая в таблице 1 динамика роста производительности труда в России и сравнение со среднемировым её ростом по итогам 2011 года (3,2% против 3,7%) не вселяет особого оптимизма.

Таблица 1. Динамика производительности труда, в % к предыдущему году

Годы

2006

2007

2008

2009

2010

В целом по экономике

107,5

107,5

104,8

95,9

102,7

Источник: Экономика и жизнь, 3 ноября 2011 года

В свою очередь, подобные планы подразумевают массовую переподготовку кадров и обучение новым специальностям.

В последнем случае следует говорить о качестве подготовки молодого поколения, вступающего в самостоятельную жизнь, идущего на смену старшим. В целом счёт пойдёт на миллионы и десятки миллионов человек, которые должны быть уверены в своём достойном настоящем и будущем и активно, заинтересованно участвовать в модернизации экономики и создании «умной экономики» 21-го века.

В Советском Союзе был Ликбез (ликвида́ция безгра́мотности) — массовое обучение неграмотных взрослых чтению и письму. В переносном смысле — обучение неподготовленной аудитории базовым понятиям какой-либо науки, процесса или явления. А ещё, в рамках парадигмы враждебного капиталистического окружения, в разные периоды истории существовала система обязательной военной подготовки граждан – так называемый Всевобуч под лозунгом «Дадим Красной Армии достойное пополнение».

Казалось бы, очевиден своего рода диалектический поворот – актуальна общероссийская кампания обязательной подготовки населения к последовательному овладению азами постиндустриального общества, отдельные элементы которого (в частности, информационно-коммуникационные) уже формируются. Но об этом – ни слова.

Не тешить себя и аудиторию романтикой благостных цифр надо, а, хотя бы в общих чертах, наметить перспективные пути решения «тяжёлого для нас вопроса». А как иначе Россия в ближайшие два-три года, как уверяет вступающий в должность президент, войдёт в пятёрку крупнейших экономик мира?

*****

Пятое. Казалось бы, такая вполне небольшая цель, но очень важная. Не менее пяти российских университетов должны войти в первую сотню основных мировых рейтингов. Это будет означать общий подъём нашего образования.

Как известно, согласно рейтингу лучших университетов мира 2011/2012 от Quacquarelli Symonds (QS), МГУ имени Ломоносова на 112 месте, а СПбГУ – на 251 месте. Первые 5 мест заняли английские и американские высшие учебные заведения, из которых Кембриджский университет оказался лучшим.

Многократно называть экономику 21-го века «экономикой знаний» и ограничиться «вполне небольшой целью, но очень важной» – добиться упоминания пяти российских университетов в первой сотне? Неужели об этом, тем более, с учётом выше рассмотренного, следовало в первую очередь сказать, а не о проблемах и основах политики в области российской образовательной системы в целом, российской науки, комплексной, сбалансированной подготовки кадров всех уровней – от рабочих специальностей до топ-менеджеров и научных работников? Возникает ощущение очередного «сколковского синдрома» или, если хотите, «изюма в булке»: когда вкрапления постиндустриальных (инновационных) достижений в вяло развивающуюся (кто-то думает иначе?) индустриальную экономику якобы объективны, а не конъюнктурны, не случайны и очень напоминают «потёмкинские деревни».

И всё это без системы, без внутренних взаимосвязей и взаимодействий, без взаимной обусловленности и взаимных переходов. Кто ближе к вкусной булке, кому достанется изюм – тот выиграл. Кто дальше – проиграл. Беда, однако, в том, что даже самой вкусной булке никогда не стать пирогом. Такой булкой можно накормить лишь избранных. Чтобы удовлетворить потребности большинства – нужен добротный, соответствующий требованиям времени общественный пирог, в производстве которого согласованно и эффективно участвуют все социальные слои населения. Пока этого нет – слова, слова, слова…

Даже если 10 вузов России окажутся в первой сотне самых престижных университетов мира, без обоснованной, всесторонней реформы отечественного образования не обойтись. Задача не «ломать и строить» заново по собственному разумению (исходя из принципа «я – начальник, ты – дурак»), а вдумчиво трансформировать систему, бережно сохраняя и преумножая национальный опыт и аккуратно, без слепого копирования, заимствуя лучшие мировые достижения.

*****

Шестое. Большинство российских семей должно иметь возможность улучшать свои жилищные условия не реже, чем один раз в 15 лет.

Сказанное хорошо корреспондируется не с реальной жизнью, а с обещанием Владимира Путина сделать к 2020 году новое жильё доступным 60% граждан, а к 2030-му – эту проблему снять. Старшее поколение наверняка помнит, как во второй половине 80-х годов прошлого столетия каждой советской семье к 2000-му году обещали отдельную квартиру. Однако «воз и ныне там».

Самые замечательные мечты часто разбиваются о прозу жизни. Достаточно сравнить некоторые официальные цифры, и станет понятно, что пресловутый «квартирный вопрос» ещё не один десяток лет будет портить кровь россиянам. Действительно, в марте текущего года средняя зарплата по стране составила чуть более 26 тысяч рублей, а среднедушевой доход свыше 35 тысяч рублей, согласно Росстату, имеют примерно 12% россиян (четверть из них живёт в Москве). Средняя цена квадратного метра (по регионам России) около 60 тысяч рублей. Это значит, что купить квартиру в кредит могут себе позволить менее 2% россиян. Отсюда и чрезвычайно малые объёмы ипотеки (Vedomosti.ru, 6 апреля 2012 года).

Иными словами, сегодня лишь несколько процентов граждан могут позволить себе взять кредит на улучшение жилищных условий (таблица 2) и «прорывные» решения пока не просматриваются. Что в остатке, кроме обозначенной политической воли? Неужели одна слабая надежда, что за обещанием решить «квартирный вопрос» есть некое «ноу хау», которое власть до поры до времени не раскрывает? Сомнительно, однако.

Таблица 2. Объём ипотечного кредита (% ВВП)

Нидерланды

107

Великобритания

85

США

77

Испания

64

Германия

47

Франция

41

Латвия

36

Венгрия

25

Польша

19

Болгария

12

Украина

9

Россия

3

Источник: Индикаторы рынка недвижимости, 20 февраля 2012 года http://www.irn.ru/articles/31356.html


Но что, если бы гипотетический платёжеспособный спрос населения состоялся? Он наверняка привёл бы к резкому спросу на жильё. Что тогда произойдет с обещанным снижением цен на квартиры? Окажется ли достаточным предложение на рынке? Откуда возьмутся необходимые строительные мощности и заводы по производству стройматериалов? Кто будет прокладывать дороги и коммуникации, возводить современную инфраструктуру и др.?

Вот и в «Стратегии-2020» глава, посвящённая государственной жилищной политике, с массой статистических данных и различных сценарных вариантов, завершается выводами о «необходимости в кратчайшие сроки уточнить цели, приоритеты и механизмы такой политики. Она должна быть направлена на стимулирование развития сектора жилья экономкласса, приобретение в собственность, наём или пользование которым должно стать доступным гражданам со средними доходами и доходами ниже средних» и т.д. Как видим, и здесь общие выводы и «кратчайшие сроки».

Разумеется, не «царское» дело разбираться с подробностями, но, чтобы развеять хронический скепсис, следовало бы обозначить общие направления комплексного решения ставшей поистине «исторической» проблемы, а не ограничиваться в очередной раз затасканными лозунгами. Достаточно вспомнить «высочайшие» заверения обеспечить жильём всех ветеранов Великой Отечественной войны к 65-летию победы. Прошло ещё два года, а 100 тысяч из них, в основном жители глубинки, так и не получили нормальное жильё (Новые известия, 27 апреля 2012 года).

Не внушают оптимизма и последние сообщения. Так, Минэкономразвития определилось с приоритетными федеральными целевыми программами (ФЦП). Треть всех выделенных на ФЦП денег уйдёт на развитие оборонно-промышленного комплекса, космической отрасли и Дальнего Востока. Все социально значимые программы – по здравоохранению, безопасности, жилью (в том числе ФЦП «Жилище» до 2015 года) будут сокращены, а сроки их выполнения сдвинуты. Не оказались в списке приоритетных программы по социальному развитию села, восстановлению плодородия почв, по развитию рыбохозяйственного комплекса, развитию физкультуры, спорта, по борьбе с социально значимыми заболеваниями и русскому языку. Не попали в число первоочередных программы по культуре, «Чистая вода», «Доступная среда» по адаптации инвалидов, повышению безопасности на дорогах и воздушных судов (Известия, 2 мая 2012 года).


*****

Седьмое. Россия должна быть в первой десятке среди всех стран мира по уровню внедрения электронных технологий во всех сферах жизни общества. Я уверен, что мы это сделаем.

В 2007 году Россия занимала только 60-е место по уровню готовности к развитию электронного правительства (E-Government Readiness Report 200820). По итогам 2011 года Россия поднялась до 27 места в соответствующем рейтинге ООН, улучшив свои позиции на 32 пункта – в прошлом рейтинге она находилась на 59 месте. Таким образом, застойность последних лет преодолена, и нынешнее положение стало лучшим результатом России за всё время существования рейтинга с 2003 года. Возможность предоставления всех государственных услуг в электронном виде к 2014 году позволит России войти в первую десятку среди всех стран по уровню внедрения электронных технологий (ИТАР-ТАСС, 25 апреля 2012 года).

Приветствуя достигнутое, не будем, однако, забывать, что использование возможностей электронного правительства никак не заменяет отсутствие многих жизненно необходимых атрибутов, давно имеющихся у граждан других государств не только в первой десятке, но и в двадцатке тоже.

*****

В своей прощальной речи на расширенном заседании Госсовета 24 апреля 2012 года Дмитрий Медведев сформулировал пять принципов принятия государственных экономических решений; три основных направления совершенствования государственного регулирования; четыре основных элемента построения системы «Открытое правительство». И, наконец, коротко обсуждённые в данной статье семь ключевых показателей оценки эффективной деятельности органов государственной власти.

Принципы, направления, элементы, показатели… Вчера, сегодня, завтра… Настоящее – это естественная связь прошлого с будущим: либо яркий миг, либо затянувшееся безвременье, катастрофический разрыв между желаемым и действительным, словом и делом, декларацией и результатом.

Не забыть бы в суматохе будней, что передавать исторические достижения куда достойнее, нежели наследовать исторические проблемы.