1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 9037

Верховный суд попытался защитить граждан от коллекторов

В постановлении от 28.06.2012 № 17, посвященном рассмотрению судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей, Пленум Верховного суда РФ затронул наболевшую проблему. Она касается правомерности передачи банками просроченных долгов граждан коллекторам. Сразу скажем, что полностью защитить граждан от коллекторных агентств не удалось.

Хотели как лучше…

Надо сказать, что в проекте документа проблема решалась однозначно и весьма жестко для компаний, занимающихся взысканием с граждан задолженности по просроченным банковским кредитам. По сути, в проекте шла речь о запрете коллекторской деятельности в том виде, в каком она существует на данный момент. Верховный суд РФ, сославшись на положения п. 1 ст. 388 и п. 1. ст. 819 ГК РФ, указал, что «банк или иная кредитная организация не вправе передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом».

Под законом, которым может быть «установлено иное», высокий суд подразумевал нормативно-правовой акт, регулирующий коллекторскую деятельность, а такого документа на сегодня нет. Так что до появления закона о коллекторах суды общей юрисдикции априори считали бы любой факт передачи просроченной задолженности гражданина третьему лицу, не имеющему банковской лицензии, незаконным.

...получилось как всегда

Однако в тексте принятого Пленумом ВС РФ постановления от 28.06.2012 № 17 (далее — постановление № 17) формулировка значительно смягчена. Согласно п. 51 постановления № 17 судам надлежит учитывать, что Закон РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» не предусматривает права банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физлицом) лицам, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности. Но здесь присутствует и оговорка: это правило применяется в случаях, когда иное не установлено законом или договором, содержащим согласованное сторонами условие о возможности передачи долга третьим лицам.

Эта оговорка весьма существенна. Получается, что суд должен будет самым тщательным образом изучить договор и, только не найдя в нем названного условия, возможно, поддержит заемщика-гражданина. А если такое условие будет присутствовать в договоре, то шансы на успешный исход дела резко уменьшаются.

Роспотребнадзор против банков

Необходимо отметить, что Роспотребнадор был всегда категорически против уступки просроченных банковских долгов граждан коллекторам, независимо от того, на каком основании происходит передача прав требования по кредитному договору и содержит ли он упомянутое условие (письмо от 23.08.2011 № 01/10790-1-32).

Территориальные органы Роспотребназдора регулярно привлекают банки к административной ответственности за нарушение прав потребителей, которое чиновники усматривают во включении в кредитный договор условия о возможности уступки права требования долга третьему лицу.

Ранее окружные суды нередко принимали сторону Роспотребнадзора (и соответственно граждан). Они указывали, что право требования долга не может быть передано организациям небанковской сферы, а банк в таком случае нарушает к тому же нормы законодательства, гарантирующие соблюдение банковской тайны, в том числе ст. 857 ГК РФ (постановление ФАС Дальневосточного округа от 22.03.2011 № Ф03-615/2011).

Не оставили своей позиции специалисты Роспотребнадзора и после выхода постановления № 17. В письме от 23.07.2012 № 01/8179-12-32 они продолжают настаивать на том, что в силу отсутствия законодательной нормы, разрешающей передачу банком права требования долга с заемщика (физлица) по кредитному договору лицам, не имеющим банковской лицензии, уступка долга коллектору не может считаться соответствующей закону. К тому же норма п. 2 ст. 388 ГК РФ запрещает уступку требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Поэтому, даже если в кредитном договоре закреплено согласие потребителя на уступку права требования долга третьим лицам, такое условие оспоримо. К договорам, в которые оно включено, можно применять не только положения о последствиях недействительности сделки (ст. 167 ГК РФ), но и положения о недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ).

Что происходит сейчас в судах?

Сформулированный Пленумом ВС РФ тезис уже нашел применение в судебной практике. Однако судьи трактуют его по-разному. Так, Кемеровский областной суд в Определении от 19.07.2012 № 33-7360 указал, сославшись на правовую позицию ВС РФ, что уступка права требования возврата долга по кредитному договору третьему лицу противоречит не только природе кредитного договора, но и требованиям закона, а это делает такую уступку невозможной. В итоге судьи признали недействительным договор об уступке права требования долга физлица по кредиту, заключенный между банком и коллекторским агентством. Аналогичные выводы содержатся в Определении Ярославского областного суда от 16.07.2012 № 33-3736/2012.

В то же время в Определении Санкт-Петербургского городского суда от 18.07.2012 № 33-9085 судьи указали, что в силу ст. 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом в законодательстве РФ отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку требований, вытекающих из договора, кредитной организации (то есть банком банку). При уступке требования по возврату кредита, в том числе и организации, не относящейся к банковской сфере, условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, а положение заемщика не ухудшается (ст. 384 и 386 ГК РФ). А значит, долг гражданина можно продать и компании, не имеющей банковской лицензии. Исследовав условия кредитного договора с учетом правовой позиции ВС РФ, судьи установили, что гражданин подписал документ, дающий право банку в том числе на уступку права требования долга по кредитному договору без получения одобрения заемщика. О переходе права требования долга к новому кредитору гражданин был уведомлен, а значит, обязан был исполнять свои обязательства по кредитному договору, погашая долг уже не банку, а коллектору.