1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1523

Трагедия в Крымске показала убогость страхового дела в России

Наводнение на Кубани в очередной раз продемонстрировало крайнюю степень незащищенности граждан РФ от разных бедствий и напастей, в том числе убогость отечественной системы страхования. Зато в которой раз дало повод лидерам всенародно обещать и выдавать деньги пострадавшим.

По компенсациям пострадавшим от наводнения пока известно вот что. Президент Владимир Путин пообещал выделить каждой пострадавшей семье по 10 000 руб. на неотложные нужды, по 150 000 руб. на каждого члена семьи, а семьям погибших — по 2 млн руб. Также государство намерено, как говорят чиновники, за свой счет (то есть за счет налогоплательщиков) восстановить утраченное жилье.

Помощь пошла

В. Путин, как всегда, держит слово. Агентство Reuters сообщило, что уже в понедельник, 9 июля, почтальоны разносили по домам первую материальную помощь — по 10 000 руб., а во вторник — четверг, 10—12 июля, местные власти должны начать выплату компенсаций. «В здании администрации города толпятся люди, пытаясь выяснить, возместят ли им ущерб и как восстановить унесенные водой документы», — сообщает с места событий корреспондент Reuters. Он информирует, что, по данным полиции, в результате наводнения в регионе полностью утратили имущество свыше 3000 человек, частично — почти 20 000 человек.

Судя по другим репортажам с места событий, власти действительно стараются исполнить наказ В. Путина и помочь гражданам материально. Это хорошо. Но это все — из патерналистского арсенала мер в стиле СССР. Информации же о том, как работают в зоне очередного бедствия новые рыночные инструменты, конкретно — как, кто, сколько, кому и за что будет платить по полисам страхования, почти нет. Иначе говоря, старые методы помощи, пусть и в усеченном виде, как-то действуют, а новые — нет. Это, конечно, даст очередной повод любителям старины сказать, что вообще пора заканчивать с экспериментами и возвращаться строем в социализм.

Виновники бедствия еще не определены официально. Но вот что интересно. Если, допустим, было бы признано, что истоки зла в Неберджаевском водохранилище, то никто не получил бы ни копейки. Да, с 1 января 2012 г. вступил в силу Закон об обязательном страховании ответственности по опасным производственным объектам (ОПО), но только для частных объектов. В отношении государственных он заработает с 1 января 2013 г. Неберджаевское водохранилище находится на балансе муниципалитета г. Новороссийска. Это означает, что на данный объект Закон об ОПО пока не распространяется.

Размеры на глазок

На что же, кроме помощи от В. Путина, надеяться пострадавшим? Только на собственные договоры добровольного страхования. Кстати, вице-президент СК «АльфаСтрахование» Евгений Череменин сообщил «Интерфаксу»: «Если говорить о страховании личного имущества (недвижимость, автомобили, домашние животные), то инцидент признается страховым случаем». Масштабы бедствия таковы, что стоило бы ожидать вала обращений за выплатой страховок. Между тем, по данным на утро понедельника, 9 июля, главный игрок на рынке страхования имущества частных лиц в регионах — компания «Росгосстрах» получила только 60 заявлений от пострадавших.

Сравним цифры. 3000 человек потеряли все, 20 000 — почти все. К страховщикам идут единицы. И скорее всего не потому, что не до этого: в администрации города, как пишет Reuters, народ выясняет, возместят ли ущерб. Другими словами, мало кто страховал свое имущество. Но это не говорит, как часто пытаются представить дело многие официальные комментаторы, о безнадежной отсталости россиян в финансовых вопросах. Это свидетельствует о том, что за два с лишним десятка лет реформ власти не создали внятную систему стимулов к цивилизованным финансовым отношениям.

Напротив, вместо строительства такой системы через принятие общественных договоров в виде законов практикуются не имеющие никаких финансовых обоснований решения президента. Цену жизни погибших от наводнения руководство РФ определило в 2 млн руб. Жизнь погибших в тот же день, утром 7 июля, в ДТП под Черниговом российских паломников правительство оценило в два раза ниже — в 1 млн руб. Цену человеческой жизни чиновники устанавливают на глазок, в зависимости от общественного резонанса. В случае с Крымском эта цена — максимальные для России 2 млн руб., наверное, потому, что история с затоплением спящего города даже по отечественным меркам ужасна.

Наводнение в ночь на 7 июля почти смыло город, в котором до трагедии проживало 57 000 человек, затопило более 20 000 кв. м в районах Геленджика и более 14 000 кв. м и тысячи домов в самом Геленджике, сообщает МЧС России. По данным на утро 9 июля, погиб 171 человек. Однако очевидцы сообщают в социальных сетях, что ушедшая вода оставила много мусора и грязи и это сильно затрудняет поиск тел. Материальный ущерб специалисты оценивают не менее чем в 1 млрд руб.

Трагедия на Кубани еще раз показала, что власти просто не исполняют своих прямых обязанностей по защите граждан (для чего, собственно, испокон веков люди «сбиваются» в государства и выбирают лидеров). Зато власти охотно подменяют страховщиков, произвольно назначая суммы выплат гражданам в ожидании, наверное, благодарности избирателей в будущем.

Причины и следствия

О том, что именно должна была обеспечить цивилизованная власть для защиты граждан, рассказали в интервью разным СМИ многие российские специалисты. Выяснилось, что город Крымск стоит среди семи лощин и в устье нескольких горных рек. Известно, что маленький горный ручеек способен после дождя мгновенно превратиться в широкую реку. Поэтому в низинах, где реки впадают в моря или озера, опасно купаться, тем более строить дома. Кстати, центр Крымска и здания, где обитают его руководители, расположены на холме — туда вода не добралась. Что же положено по давно известным человечеству правилам делать в таких случаях, как с Крымском, когда неизбежно повторение наводнений? Об этом, в частности, рассказал директор Государственного гидрологического института, доктор географических наук Владимир Георгиевский (Газета.Ру): «В мировой практике есть два варианта. Понятно, что люди живут в потенциальной зоне затопления. Это может произойти снова — через пять лет, через десять. Поэтому надо либо переселять людей, либо защищать. Есть различные гидротехнические варианты защиты. В верхах строят водохранилища для перехвата паводков. Либо строят систему гидротехнической защиты — дамбы... Неберджайское водохранилище построено наверху, но на водоразделе, и оно очень маленькое. Оно не противопаводковое. Его целевое назначение — это питьевое водоснабжение Новороссийска...»

Последнее катастрофическое наводнение на Верхней Кубани случилось в 2002 г. Во время дождевого паводка погибло свыше ста человек. Ученые объясняют, что такое явление возникает после ливневых дождей, когда за короткое время выпадает большое количество осадков. В горной части очень крутые уклоны. Вода моментально стекает, практически не впитывается в почву, с огромной скоростью спускается в предгорье, где и происходят катастрофические паводки. Во время ливневых дождей мелкие ручейки собирают воду и превращаются в ревущие потоки. Так случилось и на этот раз. Речки и ручейки одновременно спускались вниз и впадали в реку Адагум, протекающую через Крымск, формируя большую волну.

Если бы во время двух десятилетий реформ власти постепенно уходили от патернализма, люди привыкали бы к тому, что надо тратиться на страхование своего имущества. Но страховщики соглашались бы на договоры страхования домов в низине семи лощин и четырех рек только за фантастические суммы выплат, которые гражданам не по карману. Тогда у тех, кто, например, получил там жилье от государства, появились бы обоснованные требования к этому государству по переселению их повыше. А у тех, кто не хотел ничего знать о рисках, могли бы возникнуть проблемы с социальным службами (так в тех странах, где страхование развито) — у них, как у не обеспечивших безопасность, просто отобрали бы детей... Конечно, такие реформы ни за день, ни за год не сделаешь. Вспомним, сколько времени прошло с 1991 г.? И только участились визиты президента к пострадавшим с мешком денег.

Эксперты говорят по этому поводу (да и по многим другим), что пора определиться: или восстанавливать советскую систему, или строить нормальную рыночную. Болтаться же между ними становится все опаснее. При советской системе за строительство в опасной зоне с нарушением ГОСТов легко было распрощаться с партбилетом, а то и со свободой, при рыночной — с деньгами и опять-таки со свободой. При нынешней системе все руководители остаются на своих местах (кроме, конечно, назначенных стрелочников), партбилетов нет, деньги, напротив, можно заработать и на восстановлении.

Пока нет детального анализа трагедии и точных подсчетов ущерба. Одно можно сказать с уверенностью — ни весь город, ни его части никто никуда переносить не будет, поскольку для этого нет ни партийной воли, ни рыночных стимулов. Так же как в 2002-м, начнутся разговоры о необходимости модернизировать водохранилища, дамбы. Может быть, даже объявят инспекцию всех российских водохранилищ и дамб. И в полном соответствии с модным нынче трендом примут новую госпрограмму на несколько сотен миллиардов по модернизации водного хозяйства.

И лет через десять, когда опять где-нибудь рванет, никто не вспомнит об исполнении задуманного и оплаченного в рамках изъятия денег налогоплательщиков через госпрограмму. И опять президент В. Путин поедет утешать народ и раздавать деньги.