1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 934

ВАС разъяснил ФАС

30 июня 2008 г. Пленум ВАС РФ принял Постановление N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" (далее - Постановление N 30), которое по своему значению сравнимо с выходом нового Закона о защите конкуренции, а учитывая его разъяснительный характер, значимость этого документа несомненно повышается.

До принятия вышеуказанного Постановления N 30 разъяснения по вопросам судебной практики в части антимонопольного законодательства были даны Президиумом ВАС РФ еще в 1998 г. в Информационном письме от 30.03.1998 N 32.

За 10-летний период возникло множество вопросов, требующих толкования и обобщения судебной практики. Кроме того, в 2006 г. был принят новый Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон), который ввел много новых ключевых институтов, существенно изменил ранее действовавшие нормы. Экономические отношения между участниками рынка усложняются, соответственно усложняются и механизмы антимонопольного контроля. Поэтому и у компаний, и у юристов, и у судов возникают многочисленные вопросы, связанные с применением норм, регулирующих эти новые институты.

В мировой практике антимонопольное законодательство признается одним из наиболее сложных, поскольку находится на стыке экономики и права и его правовые нормы в большинстве случаев следует толковать не буквально, а исходя из экономического содержания конкретного института. Именно такой подход предпринял Пленум ВАС РФ в Постановлении N 30. Именно это и отразил в своем Постановлении Пленум ВАС РФ, давая разъяснения по соответствующим вопросам.

Антимонопольное законодательство и гражданско-правовые отношения

Самым актуальным вопросом для антимонопольных органов в последние два года был вопрос о возможности применения антимонопольного законодательства к гражданско-правовым отношениям.

В июле 2006 г. Президиум ВАС РФ в Постановлении по делу N А33-2953/2005 указал, что рассматриваемые спорные отношения, возникшие в связи с исполнением условий договора, имеют гражданско-правовой характер и, следовательно, подлежат разрешению в судебном порядке. Далее следовал вывод, что при рассмотренных обстоятельствах дела антимонопольный орган, принимая оспариваемые решение и предписание, вышел за пределы своих полномочий.

К сожалению, принятое ВАС РФ решение по конкретному делу (с учетом обстоятельств именно этого дела) было истолковано судами буквально и по всей стране арбитражные суды отменяли, по сути, законные решения и предписания антимонопольных органов только на том основании, что "антимонопольное законодательство не применяется к гражданско-правовым отношениям".

Вместе с тем очевидно, что большая часть норм Закона устанавливает требования для хозяйствующих субъектов именно при их вступлении в гражданско-правовые отношения с другими участниками гражданского оборота. Так, для лиц, занимающих доминирующее положение на рынке, введены ограничения, предусмотренные ст. 10 Закона; для лиц, вне зависимости от того, занимают они доминирующее положение или нет, установлены запреты на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия (ст. 11 Закона) и на недобросовестную конкуренцию (ст. 14 Закона).

Только в 2007 г. более двух десятков решений и предписаний антимонопольных органов было отменено арбитражными судами в связи с "неприменимостью антимонопольного законодательства к гражданско-правовым отношениям". Значительное количество дел при достаточно явных нарушениях не было возбуждено антимонопольными органами в связи с отсутствием судебных перспектив.

Поэтому один из важнейших вопросов, который был разрешен в Постановлении N 30, - это возможность применения антимонопольного законодательства к гражданско-правовым отношениям.

В п. 1 Постановления N 30 прямо указано:

"Арбитражные суды должны иметь в виду: требования антимонопольного законодательства применяются к гражданско-правовым отношениям.

Это означает, в частности, что не подлежит признанию недействительным решение или предписание антимонопольного органа (а равно не может быть отказано антимонопольному органу в удовлетворении его исковых требований) только на основании квалификации соответствующих правоотношений с участием хозяйствующего субъекта, которому выдано предписание антимонопольного органа или к которому данным органом подан иск, как гражданско-правовых".

Защита прав в административном порядке

Еще одна знаковая проблема разрешена в Постановлении N 30.

Значительное количество нарушений антимонопольного законодательства - это злоупотребление лицом доминирующим положением на рынке. При этом существенная часть спорных отношений возникает в связи с использованием лицом своей рыночной власти на этапе заключения с ним договора: навязывание контрагенту невыгодных условий договора, создание дискриминационных условий, отказ от заключения договора и т.п.

Антимонопольный орган рассматривает такие отношения и, если подтверждается факт злоупотребления лицом своей рыночной властью, выдает лицу соответствующее предписание.

Однако суды нередко отменяли решения и предписания антимонопольных органов в связи с тем, что рассматривали такие отношения как преддоговорные или договорные споры, разрешение которых в отсутствие договоренности сторон отнесено к исключительной компетенции арбитражного суда.

Вместе с тем антимонопольные органы не рассматривают преддоговорные споры и споры, вытекающие из договорных отношений. Антимонопольные органы контролируют поведение на рынке лица, занимающего доминирующее положение, и если такое лицо злоупотребляет своей рыночной силой, то принимают соответствующие меры антимонопольного реагирования: рассматривают дело о нарушении антимонопольного законодательства, принимают по нему решение, выдают нарушителю соответствующее предписание.

В целях устранения сомнений судов в этой части Пленум ВАС РФ в п. 14 Постановления N 30 дал следующие разъяснения:

"Пунктом 2 статьи 11 ГК РФ и главой 9 Закона о защите конкуренции предусмотрена возможность защиты гражданских прав в административном порядке в случаях, установленных законом. Антимонопольный орган, рассматривая дела о нарушениях антимонопольного законодательства, принимает решения и выдает предписания, направленные на защиту гражданских прав, нарушенных вследствие их ущемления, злоупотребления доминирующим положением, ограничения конкуренции или недобросовестной конкуренции".

Следовательно, если лицо на основании ст. 11 ГК РФ выбирает административный способ защиты нарушенных прав и обращается в антимонопольный орган, то суды не должны приходить к выводу, что антимонопольный орган, рассматривая такие дела, вторгается в их исключительную компетенцию и выходит за пределы своих полномочий.

"Согласованные действия" в арбитражной практике

Одним из самых сложных институтов антимонопольного законодательства являются соглашения и согласованные действия. Основная сложность заключается в том, что в большинстве случаев отсутствуют прямые доказательства сговора и его наличие возможно установить только исходя из совокупности косвенных доказательств. К сожалению, суды крайне редко оценивали такие доказательства как достаточные для вывода о наличии сговора на рынке. В целях решения этой проблемы в Закон было введено понятие согласованных действий, для квалификации которых как раз должен использоваться анализ поведения на рынке их участников.

О необходимости принятия арбитражными судами таких косвенных доказательств для квалификации действий лиц как согласованных прямо говорится в п. 2 Постановления N 30:

"При анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными (статья 8 Закона о защите конкуренции), арбитражным судам следует учитывать: согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении... Например, о согласованности действий, в числе прочих обстоятельств, может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин".

Злоупотребление доминирующим положением на рынке

Еще один системный вопрос, который нашел решение в Постановлении N 30, - вопрос о применимости антимонопольного законодательства к отношениям, связанным со злоупотреблением рыночной силой и ущемляющим интересы отдельных лиц.

Нередко в судебной практике возникали споры о применимости антимонопольного законодательства к действиям лица, злоупотребляющего своим доминирующим положением, но при этом в явном виде не ограничивающего этими действиями конкуренцию.

Например, владелец электрических сетей немотивированно отказывает физическому лицу в предоставлении доступа к сетям. В явном виде такие действия не приводят к ограничению конкуренции на рынке. Возникает вопрос: следует ли на эти отношения распространять требования антимонопольного законодательства?

Из проведенного в 2005 г. ФАС России анализа практики решения этого вопроса в различных странах следовало, что около половины стран относят дела, связанные с ущемлением прав отдельных лиц, к компетенции антимонопольных органов, а другая половина - к компетенции иных структур. В нашей стране никакой иной орган не занимается вопросами защиты в административном порядке нарушенных прав лиц в результате злоупотребления лицом своей рыночной силой.

В целях недопущения увеличения рыночной власти лиц, занимающих доминирующее положение, ВАС РФ однозначно разрешил данный вопрос:

"Арбитражным судам следует обратить внимание, что исходя из системного толкования положений статьи 10 ГК РФ и статей 3 и 10 Закона для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц".

Представляется, что заявленная Пленумом ВАС РФ позиция позволит существенно увеличить количество раскрываемых антиконкурентных действий участников рынка, ведущих к монополизации рынков, установлению и поддержанию согласованных цен.

Меры публичной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства

В Постановлении N 30 разрешена болезненная коллизия правовых норм Закона и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ).

В соответствии с пп. "к" п. 2 ч. 1 ст. 23, ч. 3 ст. 51 Закона лицо, чьи действия признаны монополистической деятельностью или недобросовестной конкуренцией, обязано по предписанию антимонопольного органа перечислить в федеральный бюджет доход, полученный от таких действий (бездействия).

Одновременно согласно ст. ст. 14.31 - 14.33 КоАП РФ за злоупотребления лицом доминирующим положением на рынке, заключение соглашений, осуществление согласованных действий, недобросовестную конкуренцию налагается так называемый "оборотный" штраф, составляющий от 1 до 15% оборота компании за год, на том товарном рынке, на котором совершено правонарушение.

На практике у антимонопольных органов, участников рынка, судов неизбежно возникал вопрос: возможно ли применение к лицу за одно и то же нарушение одновременно двух санкций - взыскания в бюджет дохода и наложения оборотного штрафа?

В Постановлении N 30 Пленум ВАС РФ эту неясность разрешил, указав:

"И взыскание в федеральный бюджет дохода, и штрафы, предусмотренные упомянутыми статьями КоАП РФ, являются мерами публичной ответственности за одни и те же нарушения антимонопольного законодательства, применение которых одновременно недопустимо".

Кроме того, ВАС РФ устранил конкуренцию этих норм и свел к минимуму волюнтаризм антимонопольного органа при принятии решения о выборе меры ответственности. В Постановлении N 30 установлено, что за злоупотребление доминирующим положением, соглашения и согласованные действия, недобросовестную конкуренцию следует применять меру ответственности в виде штрафа, установленную ст. ст. 14.31 - 14.33 КоАП РФ. При этом в случае невозможности определения штрафа по правилам, установленным КоАП РФ, антимонопольный орган применяет меры публичной ответственности в виде взыскания в федеральный бюджет дохода, полученного в связи с нарушением антимонопольного законодательства.

Иные вопросы антимонопольного законодательства

Наряду с изложенным Пленум ВАС РФ в Постановлении N 30 разрешил и другие важнейшие для антимонопольных органов и судебной практики вопросы: о группе лиц, о вертикальных соглашениях, об административной ответственности лиц, совершающих сделки экономической концентрации в нарушение установленных требований, о сроках исковой давности признания недействительной сделки, совершенной с нарушением антимонопольного законодательства, и многие другие.

Каждый пункт Постановления N 30 разрешает действительно проблемный вопрос, связанный с толкованием и применением антимонопольного законодательства. Кроме того, многим новым наиболее сложным правовым конструкциям Закона ВАС РФ дал свое толкование и нацелил арбитражные суды на формирование соответствующей судебной практики.