1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Осторожно: деньги!

В прессе уже приходилось встречать рассуждения на тему: а правильно ли делает Минфин, размещая средства Стабфонда в иностранных активах? Но разве кто-то что-то где-то размещает? И насколько эффективно использование накопленных запасов?

Как выяснилось на заседании Комитета по бюджету Совета Федерации, Минфин не проводил и не проводит операции по размещению средств Стабфонда в иностранные долговые обязательства, предусмотренные Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 № 508, так что говорить об эффективности несколько преждевременно.

Почему не проводил? Потому что вышеупомянутое Постановление отнюдь не идеально. В нем, по словам первого зампредседателя Комитета по бюджету СФ Владимира Петрова, нет расчета показателей риска. И оно, по признанию Минфина, «требует внесения изменений в целях обеспечения необходимой степени юридической безопасности средств федерального бюджета, вложенных в долговые обязательства иностранных государств и размещаемых на зарубежных финансовых рынках».

Довод о том, что средства должны быть размещены в надежные бумаги, оспорить трудно. Но тот факт, что только сейчас, более чем через год после принятия Постановления, Минфин совместно с Федеральным казначейством согласовывают с Банком России соответствующие изменения, а также другие документы по управлению средствами Стабфонда (которые, кстати, должны были разработать до30.01.2005), весьма показателен.

И когда заместитель министра финансов Сергей Сторчак говорит, что размещение с точки зрения заработать не является самоцелью, а «законодатель, принимая поправки в Бюджетный кодекс, де-факто ориентировал нас (Минфин. — Ред.) на обеспечение сохранности», понимаешь, что с такой непробиваемой позицией можно было о судьбе постановления (и денег) не волноваться.

Потому что даже в таких условиях можно посчитать эффективность использования фактически неиспользуемых средств. Главное — какой установкой при этом руководствоваться.

Зампредседателя Центробанка Алексей Улюкаев (а ЦБ тоже исходит из триады «надежность, ликвидность, доходность» и признает главенство надежности) приводит несколько подходов к оценке эффективности:

Минфин разместил средства Стабфонда на рублевых счетах Центробанка. Учитывая, что никаких процентов по ним не выплачивается, инвестиционный доход равен нулю;

✔ однако средства размещены на рублевых счетах, а темп укрепления рубля в 2005 году будет порядка 10%.Значит, можно считать доход равным 10%;

✔ если бы с 1 января этого года было подписано соглашение между ЦБ, Минфином и Казначейством, то по итогам 9 месяцев конечная доходность была бы на уровне 0,98% (с учетом курсовых разниц).

Еще можно оценить экономию от досрочного погашения внешнего долга. Она, по словам С. Сторчака, по уже погашенным суммам с учетом процентов будущих периодов — порядка 5 млрд дол. «на пробеге» до 2020 года.

В общем, нет денег — плохо, есть — еще хуже. И возникает логичный вопрос: до каких пор откладывать будем? Накоплено уже почти 40 млрд дол., да еще около 18 млрд использовано на погашение внешнего долга…

Ответы здесь могут быть абсолютно разными. От общего и дипломатичного, что, поскольку от этого макроэкономического регулятора (Стабфонда) зависит и уровень инфляции, и крепость рубля, копить будем, пока не сменится экономическая политика в стране, до пессимистичного и простого, исходящего из того, что высокие цены на нефть не бесконечны, а значит, как упадут, так и перестанем.

Но запас действительно есть, и в этой связи А. Улюкаев считает возможным задуматься о трансформировании Стабфонда. То есть о создании при нем некоего Фонда будущих поколений, средства которого будут размещаться в более доходных и менее ликвидных активах. Ликвидность, которая сегодня не менее важна, чем надежность, сможет отойти на второй план, поскольку не будет требоваться извлечение денег в любой момент для финансирования бюджетных обязательств, — эта задача останется за собственно Стабфондом.

Что касается инвестиционных проектов, то, по его мнению, они должны финансироваться из регулярного бюджета, поскольку бюджетные обязательства действуют не день и не два, и принимать на себя обязательства, которые потом, возможно, придется корректировать, — это самая плохая услуга, которую можно оказать обществу. Минфин поддерживает такую позицию: финансировать госпроекты за счет источника, не связанного с прибавочной стоимостью, производимой экономикой страны, нельзя. Слишком велик риск внезапного иссякания источника.

Так и живем, по определению зампреда Комитета по бюджету СФ Вячеслава Новикова, ушибленные прошлым.