1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1050

Арбитраж (ЕСХН) («Малая бухгалтерия», № 08, 2011 г.)

[+] Компания, осуществляющая деятельность по воспроизводству рыбы и водных биоресурсов, выпускающая молодь в водоемы, в которых ведется вылов, признается сельскохозяйственным производителем. Воспроизводство рыбы во исполнение госзаказа не меняет статус налогоплательщика как сельскохозяйственного производителя

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.08.2011 № Ф03-3468/2011)

Компания, применяющая систему налогообложения в виде ЕСХН, занималась воспроизводством рыбы, выловом рыбы в водоемах, в которые выпускалась выращенная молодь, и осуществляла реализацию полученной таким образом рыбопродукции.

Налоговая инспекция в ходе выездной проверки установила, что компания фактически являлась исполнителем государственного заказа на выполнение работ по воспроизводству тихоокеанских лососей. Реализация молоди, полученной в результате выращивания и доращивания, компанией в проверяемом периоде фактически не производилась, а значит, по мнению инспекции, организация не являлась сельскохозяйственным производителем и неправомерно применяла спецрежим. Кроме того, при регистрации компания указала в качестве основного вид деятельности «Воспроизводство рыбы и водных биоресурсов несельскохозяйственными товаропроизводителями», а такая деятельность не может быть признана производством сельхозпродукции в понимании п. 3 ст. 346.2 НК РФ. Инспекция доначислила компании налоги по общему режиму налогообложения. Однако суд первой инстанции решил дело в пользу налогоплательщика. Не помогла восстановить статус-кво и апелляционная жалоба, поданная инспекцией.

Суды исходили из того, что в целях уплаты ЕСХН к сельскохозяйственной продукции относится в том числе продукция животноводства, полученная в результате выращивания и доращивания рыб и других водных биологических ресурсов. Конкретные виды такой продукции определяются Правительством РФ в соответствии с Общероссийским классификатором продукции (п. 3 ст. 346.2 НК РФ).

Постановлением Правительства РФ от 25.07.2006 № 458 «Об отнесении видов продукции к сельскохозяйственной продукции и к продукции первичной переработки, произведенной из сельскохозяйственного сырья собственного производства» продукция прудового, озерного и речного рыбоводства отнесена к сельскохозяйственной. А Правилами организации искусственного воспроизводства водных биологических ресурсов в водных объектах рыбохозяйственного назначения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25.08.2008 № 645, выращивание с последующим выпуском молоди (личинок) водных биоресурсов в водные объекты рыбохозяйственного значения определено как вид работ, включенных в искусственное воспроизводство водных биоресурсов.

Удовлетворяя требования компании, суды отметили, что положения НК РФ связывают право на применение ЕСХН прежде всего с видом осуществляемой деятельности, а не с тем, к какой категории относятся полученные доходы для целей налогового учета. Установив, что компания занимается воспроизводством водных биоресурсов, осуществляет рыболовство на принадлежащих ей судах на реке, куда выпускается выращенная молодь, и реализует выловленную рыбу, при этом доля дохода от реализации такой продукции составляет более 70%, арбитры сделали вывод о том, что спецрежим применялся налогоплательщиком правомерно. То, что работы по искусственному воспроизводству тихоокеанских лососей осуществлялись в рамках государственного заказа, не изменяет статус организации как сельскохозяйственного товаропроизводителя. Довод налоговиков о том, что в рамках спецрежима компания имела право реализовать только выращенную молодь, суды отклонили как основанный на неверном понимании положений п. 3 ст. 346.2 НК РФ.

Отвергли суды и довод инспекции о том, что часть дохода получена организацией от оказания услуг по вылову рыбы другому предприятию, с учетом чего доля поступлений от реализации сельхозпродукции ниже минимума, установленного п. 3 ст. 346.2 НК РФ. Судьи выяснили, что услуги оказывались в качестве оплаты за приобретенные ТМЦ. А налоговики не представили доказательств того, что в результате оказания таких услуг налогоплательщик получил реальные деньги.

В итоге арбитры ФАС, рассмотрев кассационную жалобу инспекции, не нашли оснований для ее удовлетворения и оставили в силе судебные акты, принятые по делу судами первой и апелляционной инстанций.

[+] Денежные средства, полученные компанией — плательщиком ЕСХН от погашения векселей, переданных в дар лицом, доля которого в уставном капитале организации составляет более 50%, не являются внереализационным доходом и не учитываются при определении налоговой базы по ЕСХН

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.10.2011 по делу № А03-11963/2010)

Компания в 2007 г. получила в дар от физического лица, владевшего 100% уставного капитала организации, простые векселя на общую сумму 31 млн руб. В 2008 г. векселя были предъявлены к оплате векселедателю, денежные средства от которого поступили на расчетный счет компании. При определении налоговой базы по ЕСХН организация не учла деньги, полученные от погашения векселей, руководствуясь положениями п. 1 ст. 346.5 и подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ. Из указанных норм следует, что имущество, полученное безвозмездно от лица, доля которого в уставном капитале принимающей стороны составляет более 50%, не учитывается при обложении единым сельхозналогом. При этом такое имущество в течение года со дня его получения не должно передаваться третьим лицам. Компания это условие выполнила. Но налоговики при проведении выездной проверки квалифицировали спорные поступления как внереализационный доход в виде безвозмездно полученного имущества (п. 8 ст. 250 НК РФ) и доначислили компании ЕСХН.

По мнению инспекции, в действиях сторон с момента выпуска векселей присутствовала схема, сделки с экономической точки зрения неразумны и нецелесообразны. Однако суды трех инстанций признали решение инспекции незаконным, отметив, что налоговики не представили доказательств притворности сделок по приобретению, дарению и погашению векселей.

Арбитры отклонили ссылку на создание участниками сделок схемы в целях уклонения от уплаты налогов как не относящуюся к рассматриваемому спору. Отклонили арбитры и довод налоговиков об экономической нецелесообразности совершенных сделок, указав, что согласно позиции КС РФ, изложенной в Определении от 04.06.2007 № 320-О-П, обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала. Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. Предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск (ст. 2 ГК РФ), поэтому инспекция не может оценивать целесообразность, рациональность, эффективность или результаты деятельности — это прерогатива самого налогоплательщика.

[+] Денежные средства, полученные компанией в результате предъявления векселей к оплате в счет погашения суммы займа, не должны учитываться в качестве дохода при определении налоговой базы по ЕСХН, поскольку погашение векселей не является их реализацией

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.10.2011 по делу № А27-14963/2010)

Компания получила от юридического лица простые векселя на сумму 83 млн руб. в качестве оплаты 100% доли в уставном капитале. Позднее стороны заключили соглашение о зачете взаимных требований, поскольку компания имела перед единственным участником задолженность также в размере 83 млн руб. по договорам займа. Прекращение взаимных обязательств сторон было закреплено соответствующим соглашением и нашло отражение в акте сверки взаимных расчетов.

Инспекция провела выездную проверку компании, по результатам которой доначислила ЕСХН, пени, и предъявила санкции за неуплату налога. По мнению проверяющих, компания неправомерно не включила в доходы стоимость погашенных векселей, полученных в качестве вклада в уставный капитал. Не согласившись с решением налоговиков, организация обратилась в суд. Суд первой инстанции удовлетворил требования компании только в части, касающейся привлечения к налоговой ответственности. Доначисление налога судьи посчитали правомерным, решив, что вексель не может выступать средством погашения займа, в связи с чем в данном случае имела место реализация векселя. Но уже арбитры апелляционной инстанции признали решение инспекции незаконным и удовлетворили требования налогоплательщика в полном объеме. Инспекция подала кассационную жалобу, однако ФАС оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции.

Судьи апелляционной и кассационной инстанций руководствовались следующим.

При определении объекта налогообложения по ЕСХН не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам). Также не учитываются денежные средства или иное имущество, полученные в счет погашения таких заимствований (п. 1 ст. 346.5, подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ).

Вексель удостоверяет ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) выплатить по наступлению предусмотренного документом срока полученные взаймы денежные суммы (ст. 815 ГК РФ). Анализируя ст. 142 «Ценная бумага», 143 «Виды ценных бумаг» и 146 «Передача прав по ценной бумаге» ГК РФ, арбитры пришли к выводу, что предъявление векселя к оплате не является актом продажи имущества, поскольку вексель удостоверяет обязательство займа. Эта позиция отражена в постановлении Президиума ВАС РФ от 16.12.97 № 4863/97.

Компания, получив от единственного участника спорные векселя, приобрела статус кредитора векселедателя, являясь при этом его должником по договорам займа. Поэтому денежные средства, полученные организацией в результате предъявления векселей к оплате, должны рассматриваться как поступившие в счет погашения заимствований, а не от реализации векселей, и в силу подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ не должны учитываться в качестве дохода при определении налоговой базы по ЕСХН.

[+] Доходы, полученные от реализации сельхозпродукции, произведенной налогоплательщиком, облагаются ЕСХН, даже если переработка такой продукции осуществлялась с привлечением сторонней организации

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.09.2011 по делу № А32-46561/2009)

Компания осуществляла деятельность, связанную с производством и переработкой продукции растениеводства и животноводства и применяла систему налогообложения в виде ЕСХН. Доля дохода от реализации сельскохозяйственной продукции в общем объеме доходов организации в 2007 г. составила, по расчетам налогоплательщика, 78,35%. Однако инспекция по результатам выездной проверки определила долю доходов компании от реализации сельхозпродукции в размере 54,89%, что послужило основанием для доначисления налогов по общему режиму. Проверяющие посчитали, что доходы от реализации фуражного скота не могут учитываться при определении налоговой базы по ЕСХН, поскольку скот не выращивался компанией, а приобретался для перепродажи. В качестве одного из доводов инспекторы привели тот, что реализованные коровы родились раньше, чем была создана организация. Также в рамках иных режимов налогообложения, по мнению инспекции, компания должна была учитывать доходы от реализации основных средств и доходы от продажи риса, выращенного налогоплательщиком, но перерабатывавшимся с привлечением сторонней организации.

Суды трех инстанций доводы налоговиков отклонили единодушно. Арбитры признали правильным учет всех спорных доходов в рамках спецрежима и, как следствие, подтвердили правомерность уплаты налогоплательщиком ЕСХН по итогам 2007 г.

Судьи отметили, что организация должна была произвести перерасчет обязательств по общему режиму налогообложения за весь 2007 г., если бы поступления от реализации сельхозпродукции в общем объеме доходов компании составили менее 70% (п. 4 ст. 346.3 НК РФ). Однако довод инспекции о том, что доля дохода общества от реализации произведенной сельскохозпродукции в общих поступлениях организации от продажи товаров по итогам 2007 г. составила менее 70%, является необоснованным и противоречит действующему законодательству.

Принимая решения в пользу компании, суды руководствовались следующим.

В соответствии с Общероссийским классификатором продукции ОК005-93, утвержденным постановлением Госстандарта России от 30.12.93 № 301, и постановлением Правительства РФ от 25.07.2006 № 458 крупный рогатый скот относится к сельскохозяйственной продукции.

Выращивание (доращивание) животных — это процесс сельскохозяйственной деятельности, включающий в себя кормление, содержание, уход за животными в течение определенного времени. В результате происходит увеличение веса животных, от них может быть получен приплод и т.д. Иными словами, организации не нужно выращивать теленка с рождения, чтобы считаться производителем сельскохозяйственной продукции. Можно приобрести телят на стороне и растить их до взрослого состояния с целью получении приплода, продажи и т.д. — это также сельскохозяйственная деятельность. Коровы находились в собственности компании длительное время. До продажи коров общество получало доход от реализации их молока и приплода, что инспекторами и не оспаривалось. А значит, поступления от продажи коров правомерно учтены налогоплательщиком в рамках спецрежима.

Оборудование, приобретенное компанией в 2004—2005 гг., использовалось для производства сельхозпродукции, и было продано в связи с необходимостью исполнения обязательств по договорам займа. Компания не осуществляла продажу основных средств на систематической основе, поэтому при определении доли дохода от реализации сельхозпродукции полученные денежные средства не должны учитываться в общем доходе организации. Такая позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 09.02.2010 № 10864/09.

Доходы от продажи продукции первичной переработки, произведенной из сельскохозяйственного сырья собственного производства, учитываются в рамках спецрежима. Тот факт, что услуги по переработке риса-сырца, выращенного налогоплательщиком, оказывались сторонней организацией, не лишает его статуса сельскохозяйственного производителя.
К такому выводу пришли и высшие арбитры в постановлении Президиума ВАС РФ от 28.12.2010 № 9534/10.