1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1208

Истина в суде

Здесь представлены комментарии к самым актуальным и свежим судебным решениям арбитражных судов.

Налоговая выгода

Факт нарушения контрагентами своих налоговых обязательств не доказывает получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Выгода может быть признана необоснованной, если инспекция докажет, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.05.2011 по делу № А27-11547/2010)

По результатам выездной налоговой проверки обществу доначислили налог на прибыль, НДС, а также начислили пени и штрафы. Инспекция посчитала, что действия общества и его контрагента были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды. Налогоплательщик искусственно завысил расходы по всем хозяйственным операциям с данным контрагентом и неправомерно применил налоговые вычеты.

Налогоплательщик обратился в суд и выиграл дело.

Арбитры указали, что надлежащим образом заверенные документы, представленные налогоплательщиком в инспекцию, являются основанием для получения налоговой выгоды, если налоговый орган не доказал, что сведения, содержащиеся в них, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (постановление ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

Кроме того, факт нарушения контрагентами своих налоговых обязательств не является доказательством того, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду. Выгода может быть признана необоснованной, если инспекторы докажут, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике — покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщикам (п. 3 Определения КС РФ от 15.02.2005 № 93-О). Необходимо также, чтобы первичные документы, представленные в инспекцию, достоверно подтверждали реальность хозяйственных операций, которые дают налогоплательщику право на получение налогового вычета.

Арбитры указали, что согласно Определению КС РФ от 16.10.2003 № 329-О и п. 7 ст. 3 НК РФ действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Доказывать факты недобросовестности налогоплательщика — это обязанность налоговиков.

Суд заключил, что представленные первичные документы отвечают требованиям, установленным законодательством, и подтверждают факт реальности проведения хозяйственных операций между обществом и его контрагентом, то есть факты принятия, оприходования и оплаты товара.

Доказательств того, что действия контрагента привели общество к искусственному завышению расходов и неправомерному применению налогового вычета по НДС, налоговики не представили. Не доказан и факт, что на момент совершения сделки предприятие-контрагент не обладало правоспособностью. Инспекторы также не сумели доказать наличие между обществом и его контрагентом взаимозависимости либо аффилированности, а также то обстоятельство, что при выборе контрагента налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности.

В результате суд пришел к выводу, что действия налогоплательщика, приведшие к получению налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.

Поскольку общество подтвердило факт и размер понесенных расходов, оно не обязано доказывать экономическую целесообразность, рациональность и эффективность этих расходов.

(Постановление ФАС Московского округа от 17.05.2011 № КА-А40/4180-11)

Налоговики отказали налогоплательщику в возмещении НДС. Основание: отсутствие коммерческой заинтересованности в сделке, так как рыночная стоимость товара (каучука) завышена.

Общество подало иск в суд и добилось успеха.

Инспекция ссылалась на отсутствие целесообразности спорной сделки, которая, по мнению налоговиков, заключалась не с целью получения прибыли, а с целью создания оснований для возмещения НДС.

В то же время порядок применения налоговых вычетов, установленный ст. 171 НК РФ, был соблюден: все необходимые документы в инспекцию предъявлены. Фактическая уплата НДС и оприходование товара также подтверждены. Претензий к документальному оформлению сделки у инспекторов не было. Приобретенный каучук использовался в предпринимательской деятельности.

Арбитры указали, что НК РФ не содержит положений, позволяющих налоговикам оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности. Поскольку общество подтвердило факт и размер понесенных расходов, инспекция не вправе возлагать на него дополнительно бремя доказывания экономической целесообразности, рациональности и эффективности произведенных расходов.

Довод о завышении цены на товар судьи также не приняли, поскольку на момент приобретения каучука его цена соответствовала рыночной.

Суд указал, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если инспекторы докажут, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контр¬агентом. Но инспекторы этого не доказали. Не доказано и наличие взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Арбитры пояснили, что налогоплательщик не несет ответ¬ственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. При заключении договора общество проявило должную осмотрительность, удостоверилось в правоспособности поставщика и его надлежащей госрегистрации в качестве юридического лица, получив соответствующие учредительные и регистрационные документы.

Обеспечительные меры

Бухгалтерский баланс сам по себе не свидетельствует об отсутствии возможности исполнить решение, которое еще не вступило в законную силу, а отсутствие недвижимого имущества не свидетельствует о неплатежеспособности налогоплательщика.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.05.2011 по делу № А75-8377/2010)

В результате выездной налоговой проверки инспекция вынесла решение о привлечении общества к ответственности за налоговое правонарушение. Обществу предложили уплатить налоги, пени и штраф. Кроме того, инспекция вынесла решение о принятии обеспечительных мер в виде наложения запрета на отчуждение имущества общества и приостановления операций по счетам. Основанием для таких действий послужило неисполнение обществом решения об уплате недоимки, пеней и штрафов. Стоимость имущества определялась по данным бухгалтерского баланса.

Общество оспорило принятие обеспечительных мер в суде и выиграло дело.

Суд первой инстанции отказал налогоплательщику. Арбитры посчитали, что инспекция доказала отсутствие у общества необходимых денежных средств и имущества для исполнения решения об уплате недоимки. Апелляционный суд это решение отменил, поскольку оно было принято с нарушениями действующего законодательства.

Инспекция подала кассационную жалобу. Рассмотрев дело, арбитры ФАС указали следующее. После вынесения решения о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение руководитель налогового органа или его заместитель вправе принять обеспечительные меры, направленные на гарантированное исполнение этого решения (п. 10 ст. 101 НК РФ). Но у налоговиков должны быть достаточные основания полагать, что без этих мер решение о взыскании недоимки пеней и штрафа не будет исполнено.

Обеспечительными мерами могут быть запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества налогоплательщика без согласия налогового органа. Соответствующий запрет производится последовательно в отношении:

— недвижимого имущества, в том числе не участвующего в производстве продукции (работ, услуг);

— транспортных средств, ценных бумаг, предметов дизайна служебных помещений;

— иного имущества, за исключением готовой продукции, сырья и материалов.

Запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества каждой последующей группы применяется, если совокупная стоимость имущества из предыдущих групп, определяемая по данным бухгалтерского учета, меньше общей суммы недоимки, пеней и штрафов, подлежащей уплате.

Решение о принятии обеспечительных мер должно отвечать принципам законности и обоснованности, поскольку может привести к неоправданному ограничению экономической деятельности налогоплательщика.

В рассматриваемом случае налоговики не представили документального подтверждения того, что решение о взыскании налогов не может быть исполнено. Суд апелляционной инстанции правомерно указал, что на день вынесения оспариваемых решений решение об уплате налогов не вступило в законную силу, следовательно, не подлежало исполнению. Бухгалтерский баланс общества, на который ссылается инспекция, сам по себе не может свидетельствовать об отсутствии у налогоплательщика возможности исполнить данное решение. Отсутствие недвижимого имущества не свидетельствует о неплатежеспособности общества. Оно вполне может осуществлять финансово-хозяйственную деятельность в целях получения прибыли с привлечением имущества третьих лиц.

Тот факт, что инспекция не представила названные доказательства, а также не обосновала последовательность применения обеспечительных мер, свидетельствует о нарушении норм п. 10 ст. 101 НК РФ.

НДС

Решение налоговой инспекции в части отказа в возмещении НДС по ставке 0% признано недействительным, поскольку общество правомерно применило данную ставку при реализации услуг по транспортировке экспортируемых товаров.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 05.05.2011 № А55-20246/2009)

По результатам камеральной проверки инспекция отказала обществу в возмещении экспортного НДС за IV квартал 2008 г. По мнению инспекторов, налогоплательщик необоснованно применил нулевую ставку.

Общество обратилось с суд и нашло у арбитров поддержку.

Налогоплательщик оказывал услуги по транспортировке грузов. Перевозка осуществлялась в интересах ОАО, заключившего генеральный контракт с иностранным грузополучателем, обозначенным во всех коносаментах, представленных обществом в ходе налоговой проверки. По этому контракту товар считается поставленным на экспорт и принятым покупателем с момента его передачи перевозчику в портах.

Нулевая ставка НДС применяется при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, а также работ (услуг), непосредственно связанных с производством и реализацией таких товаров (подп. 1—2 п. 1 ст. 164 НК РФ). Такая же ставка распространяется на работы (услуги) по организации и сопровождению перевозок, перевозке или транспортировке, организации, сопровождению, погрузке и перегрузке вывозимых за пределы территории РФ или ввозимых на территорию РФ товаров, выполняемые (оказываемые) российскими организациями или индивидуальными предпринимателями (за исключением российских перевозчиков на железнодорожном транспорте), и иные подобные работы (услуги).

Арбитры указали, что моментом оказания услуг по перевозке груза является доставка груза и выдача его получателю, указанному в коносаменте, либо перевозчику, непосредственно доставляющему груз до получателя (ст. 785 Гражданского кодекса РФ, ст. 67 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ и ст. 115 Кодекса торгового мореплавания РФ).

На момент оказания услуг по перевозке общество располагало товаросопроводительными документами, которые подтверждали, что получателем товара является инофирма, доставка товара осуществляется через танкер-накопитель, место конечной доставки груза определено за пределами России (п. 4 ст. 165 НК РФ). На момент доставки груза и выгрузки в танкер-накопитель товар был помещен под таможенный режим экспорта.

Факт осуществления экспортных операций инспекторы не оспаривали. Представленные обществом документы не вызвали никаких замечаний при проверке. Таким образом, заключили судьи, общество обоснованно применило нулевую ставку НДС.

Инспекция неправомерно отказала в вычете по НДС, так как предприниматель представил все надлежаще оформленные первичные документы, доказал факт ведения раздельного учета по товарам, а взаимозависимость с контрагентом не привела к получению необоснованной налоговой выгоды.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.05.2011 по делу № А53-14173/2010)

Предприниматель торговал оптом и в розницу строительными материалами, применяя соответственно общую систему налогообложения и ЕНВД.

По результатам камеральной проверки уточненной налоговой декларации по НДС инспекция доначислила предпринимателю недоимку, пени и штраф, а также отказала в возмещении заявленного к вычету налога. Основание: предприниматель не представил документы, подтверждающие в достаточной степени ведение раздельного учета и перемещение товаров между оптовой и розничной торговлей. Налоговики посчитали, что нарушен основной принцип раздельного учета, а именно сопоставимость показателей. Кроме того, инспекция указала на взаимозависимость предпринимателя и его контрагента.

Налогоплательщик обратился в суд, и вердикт был принят в его пользу.

Арбитры подчеркнули, что налоговые вычеты производятся, в частности, на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию России, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами (п. 1 ст. 172 НК РФ).

Оценив договоры, счета-фактуры, товарно-транспортные накладные, товарные накладные, платежные поручения и другие документы, представленные предпринимателем, суд установил, что указанные в них сведения достоверны. Отдельные недостатки, присутствовавшие в оформлении, легко восполняются путем сопоставления с иными документами, составленными участниками сделки. Оплата товаров и их оприходование также подтверждены.

Кроме того, суд установил, что при выездной налоговой проверке, в ходе которой инспекция располагала сведениями о представлении предпринимателем уточненной налоговой декларации за спорный период, налоговики почему-то анализировали те же первичные документы, что и при камеральной проверке. Но нереальность хозяйственных операций с теми же контрагентами установлена не была.

Напомним, что налогоплательщики, осуществляющие наряду с деятельностью, облагаемой ЕНВД, иные виды деятельности, обязаны вести раздельный учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении деятельности, облагаемой ЕНВД, и деятельности, в отношении которой они уплачивают налоги в соответствии с иным режимом налогообложения. Об этом сказано в п. 7 ст. 346.26 НК РФ. Кроме того, налогоплательщик обязан вести раздельный учет, если осуществляет операции, подлежащие налогообложению, и операции, освобождаемые от налогообложения (п. 4 ст. 149 НК РФ).

Проанализировав все представленные документы, арбитры пришли к выводу, что предприниматель осуществлял раздельный учет оптовой и розничной торговли с разделением необходимых количественных и стоимостных показателей в целях исчисления налогов по разным системам налогообложения.

Кроме того, в результате проведения выездной налоговой проверки инспекцией также установлено ведение предпринимателем раздельного учета спорных видов деятельности. Доказательств получения предпринимателем необоснованной налоговой выгоды в результате взаимоотношений с контрагентом инспекторы суду не представили.

Взыскание обязательных платежей

ФНС России не праве подавать заявление о привлечении руководителя организации-должника к субсидиарной ответственности по основаниям, указанным в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)».

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.05.2011 № А66-6192/2010)

Инспекция направила обществу требование об уплате недоимки в связи с задолженностью по обязательным платежам. Общество это требование не исполнило. Тогда налоговики обратились в суд с иском о взыскании денежных средств с учредителя общества К. в порядке субсидиарной ответственности.

Инспекция полагала, что гражданин К., являясь единственным учредителем и одновременно руководителем общества-должника, располагал данными о задолженности, однако не направил в арбитражный суд заявление о признании общества несостоятельным (банкротом).

Суд встал на сторону учредителя.

Арбитры указали, что Федеральным законом от 28.04.2009 № 73-ФЗ (далее — Закон № 73-ФЗ) изменена редакция ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). В частности, положения о субсидиарной ответственности применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения соответствующих лиц к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим лицом или совершение им от имени должника сделки), имели место после вступления в силу Закона № 73-ФЗ. Об этом сказано в информационном письме Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 № 137. Если же данные обстоятельства имели место до даты вступления в силу Закона № 73-ФЗ, применяются положения прежней редакции Закона о банкротстве независимо от того, когда возбуждено производство по делу о банкротстве.

В то же время процессуальные нормы о порядке привлечения к субсидиарной ответственности (п. 6—8 ст. 10 Закона о банкротстве) подлежат применению судами после вступления в силу Закона № 73-ФЗ независимо от даты, когда имели место упомянутые выше обстоятельства или было возбуждено производство.

Закон № 73-ФЗ вступил в силу 5 июня 2009 г. Обстоятельства, на которые ссылается ФНС России в обоснование исковых требований о привлечении К. к субсидиарной ответственности по обязательствам общества, имели место после вступления в силу данного закона. Следовательно, в отношении К. применяются нормы Закона № 73-ФЗ. Так, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по предусмотренным законодательством обстоятельствам рассматривает арбитражный суд в деле о банкротстве должника. Указанное заявление может быть подано в ходе конкурсного производства арбитражным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов. Таким образом, ФНС России не является лицом, имеющим право на подачу соответствующего заявления.

Налог на прибыль

Субвенции и субсидии, выделенные за счет средств федерального бюджета на опубликование официальных материалов в газете, использованные по целевому назначению, не подлежат налогообложению.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.05.2011 по делу № А56-40726/2010)

Инспекторы по результатам выездной налоговой проверки доначислили обществу налоги, а также рассчитали пени и штрафы. Причина: общество, не включив в доходы суммы субвенций и субсидий, предоставленных ему Комитетом по печати в 2007—2008 гг., занизило базу по налогу на прибыль и НДС и соответственно не исчислило и не уплатило в бюджет названные налоги в необходимой сумме.

Суд первой инстанции поддержал общество и признал решение ИФНС незаконным. Но апелляционный суд отменил этот вердикт и частично отказал обществу в удовлетворении заявленных требований, посчитав, что оно должно уплатить налог на прибыль, а также соответствующие пени и штраф.

В кассационной жалобе общество указало, что спорные бюджетные средства использованы по целевому назначению, следовательно, у инспекции не было оснований для доначисления налога на прибыль и применения штрафных санкций. Арбитры ФАС заняли сторону налогоплательщика.

Суть дела такова. Общество и Комитет по печати заключили договоры в 2007 и 2008 гг., согласно которым Комитет предоставляет обществу за счет средств бюджета г. Санкт-Петербурга денежные средства в виде субвенций и субсидий на опубликование официальных материалов в газете. Общество обязалось использовать эти средства исключительно по назначению и представить комитету акты о затратах, подлежащих возмещению, и объеме публикаций. Свои обязательства общество выполнило. Комитет принял предоставленные ему акты.

Инспекция сделала вывод, что налогоплательщик не приобретал каких-либо товаров (работ, услуг), для оплаты которых были бы необходимы целевые бюджетные средства, а сам оказывал услуги. Следовательно, получаемые денежные средства по своему экономическому содержанию являются выручкой за оказанные услуги.

Суд первой инстанции, признав позицию налоговиков ошибочной, исходил из того, что спорные доходы не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль, поскольку являются целевыми поступлениями из бюджета бюджетополучателям.

Апелляционная инстанция отменила это решение, основываясь на том, что указанные средства в виде субвенций и субсидий подпадают под определение доходов от реализации, установленное ст. 249 НК РФ. То есть подлежат учету при определении налоговой базы по налогу на прибыль. Также суд указал, что общество не относится к некоммерческим организациям.

Арбитры ФАС посчитали эти выводы ошибочными. При определении налоговой базы не учитываются целевые поступления двух видов, которые могут поступать из разных источников и разным организациям:

— из бюджета бюджетополучателям;

— на содержание НКО и ведение ими уставной деятельности, поступившие безвозмездно от других организаций и (или) физических лиц и использованные указанными получателями по назначению (п. 2 ст. 251 НК РФ в редакции Федерального закона от 07.07.2003 № 117-ФЗ, действовавшей в 2007 г., и в редакции Федерального закона от 29.11.2007 № 284-ФЗ, действовавшей в 2008 г.).

В рассматриваемом случае финансирование предусмотрено Законом г. Санкт-Петербурга о бюджете на 2007 г. (целевая статья «Расходы на опубликование официальных материалов в средствах массовой информации»), Законом о бюджете г. Санкт-Петербурга на 2008 г. и плановый период 2009 и 2010 г. (целевая статья «Субсидии на опубликование официальных материалов в средствах массовой информации»).

Таким образом, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что спорные средства необходимо рассматривать в качестве целевого финансирования, суммы которого не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль (п. 2 ст. 251 НК РФ).

Если у налогоплательщика, которому вменяется недоимка, есть переплата по другому налогу (одного вида с недоимкой), размер которой больше суммы причитающихся в бюджет платежей, задолженность перед бюджетной системой отсутствует.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.05.2011 по делу № А42-4246/2010)

Инспекция выставила обществу требование по уплате пеней по налогу на прибыль, зачисляемому в бюджеты субъектов РФ. Эта сумма была начислена на недоимку по налогу на прибыль организаций за январь 2010 г., зачисляемому в бюджет субъектов РФ по сроку уплаты 1 марта 2010 г. При этом ранее налоговый орган признал за обществом переплату по НДС в федеральный бюджет, а также переплату по налогу на прибыль в бюджет субъекта.

Посчитав, что инспекция должна была зачесть имеющуюся переплату в счет погашения недоимки по налогу на прибыль за январь 2010 г., общество обратилось в суд. Суд поддержал налогоплательщика.

События развивались так. Еще до наступления срока платежа, а именно 27 февраля 2010 г., налогоплательщик обратился в инспекцию с заявлением о зачете переплаты в счет предстоящих платежей по налогу на прибыль (по сроку уплаты 1 марта 2010 г.). Переплата была подтверждена решением суда первой инстанции, который удовлетворил требования налогоплательщика по налогу на прибыль в федеральный бюджет и НДС.

Инспекция в зачете переплаты отказала. Доводы сводились к следующему. На дату подачи заявления о зачете решение суда первой инстанции, подтверждающее наличие переплаты, не было изготовлено в полном объеме. А переплата по НДС, зачисляемому в федеральный бюджет, образовавшаяся до 1 января 2007 г., не может быть направлена на погашение задолженности по налогу на прибыль, поступающему в бюджет субъекта РФ: редакция ст. 78 НК РФ, действовавшая до названной даты, предусматривала проведение зачета лишь в рамках одного бюджета. Поскольку пени являются не мерой ответственности, а средством компенсации убытков конкретного бюджета, налогоплательщик не может быть освобожден от исполнения данной обязанности при несвое¬временной уплате налога.

Арбитры были другого мнения. Они отметили, что пени по своей правовой природе являются компенсацией потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в установленный срок (Определение КС РФ от 04.07.2002 № 202 О). То есть взимание пеней направлено на понуждение налогоплательщика своевременно, без задержки перечислять обязательные платежи в бюджетную систему РФ. Как подчеркнули судьи, по состоянию на 1 марта 2010 г. у общества фактически была переплата по налогу на прибыль, образовавшаяся в том числе в результате подачи корректирующих налоговых деклараций по налогу на прибыль за 2007—2008 гг. В декларации по налогу на прибыль за 2009 г. заявлена сумма налога к уменьшению как в федеральный, так и региональный бюджет.

Судьи также подчеркнули, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Об этом сказано в ч. 2 ст. 69 АПК РФ.

Таким образом, если у налогоплательщика есть переплата по другому налогу (одного вида с недоимкой), размер которой больше суммы причитающихся платежей, задолженности нет и бюджетная система не несет потерь. Поскольку налог на прибыль является федеральным налогом, как и НДС, при наличии переплаты по нему, а также переплаты по налогу на прибыль в части, зачисляемой в федеральный бюджет, у общества не было задолженности по налогу на прибыль (бюджет субъекта) перед бюджетной системой в целом. Следовательно, у инспекции не было правовых оснований для начисления пеней.

Земельный налог

Исчисление земельного налога на основании кадастровой стоимости, утвержденной распоряжением главы администрации, не вступившим на тот момент в законную силу, неправомерно. Кооператив обоснованно применил налоговую ставку 0,03%.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.05.2011 по делу № А32-14453/2010)

Налоговики провели камеральную проверку уточненной налоговой декларации кооператива по земельному налогу за 2008 г. Как посчитали налоговики, налогоплательщик неправомерно применил ставку земельного налога 0,03% вместо ставки 0,1%. В результате было принято решение привлечь кооператив к ответственности. Ему предложили уплатить недоимку, пени и штраф.

Не согласившись с данным решением, кооператив подал в суд и выиграл.

Кратко обрисуем фабулу дела. За кооперативом закреплен земельный участок с правом постоянного (бессрочного) пользования, на котором организована стоянка маломерных судов индивидуальных владельцев.

В уточненной налоговой декларации по земельному налогу кооператив исчислил налог исходя из кадастровой стоимости участка по ставке 0,03% — в отношении земельных участков, занятых жилой застройкой товариществ собственников жилья, гаражно-стро-ительными кооперативами. По мнению инспекции, тем самым налогоплательщик нарушил решение Совета города-курорта Анапы Краснодарского края от 25.10.2005.

Арбитры указали, что земельный налог устанавливается НК РФ и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (ст. 387 НК РФ). Налоговые ставки, порядок и сроки уплаты налога муниципальные образования устанавливают в соответствии с главой 31 НК РФ. Они могут установить налоговые льготы, включая размер не облагаемой налогом суммы для отдельных категорий налогоплательщиков.

Решением городского совета от 20 марта 2008 г. в решение от 25 октября 2005 г., на которое ссылается налоговая инспекция, внесены изменения. Так, установлены следующие ставки земельного налога:

— 0,03% от кадастровой стоимости участка в отношении земельных участков, занятых жилой застройкой, гаражно-строительными кооперативами;

— 0,1% от кадастровой стоимости участка в отношении земельных участков, занятых в том числе гаражами, многоярусными автостоянками, транспортом.

Суд установил, что кооператив является юридическим лицом и пользуется льготами и правами, установленными законодательством для гаражно-строительных кооперативов. Из кадастрового паспорта спорного земельного участка следует, что его разрешено использовать для стоянки маломерных судов индивидуальных владельцев. Решением совета не установлены специальные ставки для соответствующих участков. Следовательно, кооператив имел право применять ставку налога 0,03%.

Кроме того, при исчислении налога за 2008 г. инспекция руководствовалась распоряжением главы администрации Краснодарского края от 29.12.2007. Документ утверждает результаты государственной кадастровой оценки земель населенных пунктов и средний уровень кадастровой стоимости на территории Краснодарского края по состоянию на 1 января 2007 г. Официально это распоряжение опубликовано только 13 марта 2009 г. Нормативный правовой акт до его опубликования не может создавать каких-либо правовых последствий. Следовательно, инспекция неправомерно исчислила кооперативу налог на основании кадастровой стоимости, утвержденной распоряжением, не вступившим в силу в спорный период.

Таможенные платежи

Общество выполнило условия освобождения транспортного средства от уплаты таможенных платежей, так как совершенная перевозка (исходя из ее целей и удаленности от места завершения международной перевозки) является внутренней, осуществленной по пути следования к месту начала следующей международной перевозки.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.05.2011 по делу № А53-528/2010)

Общество по ГТД ввезло на таможенную территорию в режиме «временный ввоз» транспортные средства — тягачи. Автотранспортный таможенный пост предоставил обществу полное условное освобождение от уплаты таможенных платежей (постановление Правительства РФ от 11.03.2003 № 147). Таможня, проведя проверку соблюдения обществом условий предоставления таможенных преференций, пришла к выводу, что участник ВЭД нарушил условия предоставления льгот по уплате таможенных платежей, поскольку осуществил внутренние перевозки товара не из мест завершения международных перевозок. В результате решение таможенного поста было отменено.

Участник ВЭД обратился в суд и выиграл дело.

Арбитры напомнили, что временный ввоз — это таможенный режим, при котором иностранные товары используются в течение определенного срока (срока временного ввоза) на таможенной территории РФ с полным или частичным освобождением от уплаты таможенных пошлин, налогов и без применения к этим товарам запретов и ограничений экономического характера, установленных законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. Такое определение действовало в спорный период (ст. 209 Таможенного кодекса РФ).

Временный ввоз транспортных средств с полным освобождением от уплаты таможенных пошлин и налогов допускается в трех ситуациях, а именно, когда транспортное средство:

— зарегистрировано за иностранным лицом и (или) на территории другого государства;

— ввозится на таможенную территорию РФ и используется иностранным лицом. Исключение составляют случаи, когда транспортное средство используется тем российским лицом, которое надлежащим образом уполномочено на это иностранным лицом; если транспортное средство не используется на таможенной территории РФ во внутренних перевозках;

— после ввоза на таможенную территорию РФ не передается в аренду (если оно ввезено уже в качестве арендованного, — в субаренду). Исключение составляют случаи, когда договор аренды (субаренды) заключен в целях завершения транспортной операции путем немедленного вывоза транспортного средства (п. 1 ст. 271 ТК РФ).

В постановлении Правительства РФ № 147 определен перечень товаров, по которым предоставляется полное освобождение от таможенных пошлин и налогов на весь срок эксплуатации в ситуации, когда такие товары используются для осуществления международных перевозок товаров. «Международная автомобильная перевозка» определяется как перевозка транспортным средством грузов и пассажиров за пределы России и на нашу территорию, а также перевозка транспортным средством грузов и пассажиров транзитом через территорию РФ. К такой перевозке относится проезд груженого и негруженого транспортного средства, принадлежащего российскому перевозчику, с российской территории на территорию иностранного государства и обратно (Федеральный закон от 24.07.98 № 127-ФЗ).

Арбитры также указали, что допускается использование транспортного средства для внутренней перевозки груза при условии, что внутренняя перевозка производится из места завершения международной перевозки груза до места или по возможности близко к месту, где транспортное средство должно загружаться товаром, предназначенным для вывоза с таможенной территории РФ. Внутренняя перевозка осуществляется один раз без совершения промежуточных операций (приказ Минтранса России и ГТК России от 08.09.2003 № 187/970).

По мнению таможни, общество нарушило вышеупомянутый приказ и использовало тягачи для осуществления внутренних перевозок.

Суд установил, что автопоезд, в составе которого находился первый тягач, завершил международную перевозку из Германии. После выгрузки на территории РФ автопоезд осуществил внутреннюю перевозку до города, где загружен товар для последующей доставки в Австрию.

Автопоезд, в составе которого находился второй тягач, завершил международную перевозку из Германии в г. Москву. После выгрузки автопоезд осуществил внутреннюю перевозку по маршруту до Германии. Данных об иных внутренних перевозках в материалах дела нет. То есть спорная перевозка является внутренней перевозкой, осуществленной по пути следования к месту начала следующей международной перевозки.

Таким образом, суд признал необоснованными доводы таможни о нарушении участником ВЭД условий освобождения от уплаты таможенных пошлин и налогов.