1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1647

Конституция против конфискации: победа Основного закона

Что сразу приходит на ум, когда вас спрашивают об административной ответственности? Конечно, штраф. Автолюбители назовут еще лишение водительских прав. Но мало кто скажет о конфискации орудия совершения правонарушения. При этом за ряд правонарушений государство вправе конфисковать это орудие (вещь), невзирая на то что нарушителю оно вообще не принадлежит. 25 апреля 2011 г. Конституционный суд РФ признал, что у собственника есть право защищать в суде свое имущество, подлежащее конфискации в результате противоправных действий других лиц.

Законный отъем собственности

Обратимся к КоАП РФ. В нем сказано, что санкция в виде конфискации орудия совершения или предмета административного правонарушения может применяться в качестве как основного, так и дополнительного административного наказания. Конфискация орудия совершения правонарушения фигурирует в нескольких главах Кодекса — 8, 10, 14, 16, 18 и 19. Наиболее часто она упоминается в главе 8 «Административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования». Именно применение конфискации по одной из статей этой главы стало причиной обращения в Конституционный суд РФ.

Дело было в следующем. Компания сдала в аренду организации свою лесозаготовительную машину (комбайн), которую двое предприимчивых сотрудников использовали для незаконной вырубки шести десятков деревьев. Суд назначил им наказание по ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ в виде штрафа по 3500 руб. каждому с конфискацией комбайна как орудия правонарушения в доход государства.

В ходе судебных разбирательств организацию к участию в процессе не привлекали. Между тем изъятый комбайн не дешевый — его стоимость 15 млн руб. Разумеется, ситуация возмутительная: передав дорогую технику в аренду, лишиться ее навсегда, никоим образом не участвуя в содеянном… При чем здесь собственник имущества?

Конституция РФ гласит: право частной собственности охраняется законом, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Вины собственника в правонарушении не было, к суду он не привлекался, а значит, конфискация его имущества прямо противоречит положениям Основного закона.

В чем противоречие законодательства

В заявлении в КС РФ организация просила признать ч. 1 ст. 3.7 и ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ противоречащими Конституции РФ (ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17 , ч. 1, 3 ст. 35 и ч. 1, 3 ст. 55).

В части 1 ст. 3.7 КоАП РФ обозначено, что конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения — принудительное безвозмездное обращение в федеральную собственность или в собственность субъекта РФ не изъятых из оборота вещей. Назначается по решению суда.

В части 2 ст. 8.28 КоАП РФ за незаконную рубку и повреждение лесных насаждений с применением различных видов техники (если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния) для граждан установлена санкция в виде административного штрафа с конфискацией орудия совершения правонарушения и продукции незаконного природопользования.

По мнению заявителя, эти нормы нарушают право собственности, гарантированное Конституцией РФ. Конфисковать имущество, не принадлежащее нарушителю, — значит, наказать собственника имущества. Конфисковав комбайн, суд наказал собственника имущества, не привлеченного к ответственности, тем самым не только лишив его законного права собственности, но и нарушив принципы справедливости и презумпции невиновности. Владелец конфискованного имущества при судебных разбирательствах был лишен возможности защитить свои интересы в суде, поскольку не был соучастником правонарушения.

Позиция Конституционного суда РФ

КС РФ обратил внимание на то, что КоАП РФ не предусматривает обязательного участия в судебном процессе собственника имущества, которое послужило орудием совершения правонарушения, и не устанавливает его вины. Соответственно он лишен возможности полноценной судебной защиты своих прав. Таким образом, наказание в виде конфискации налагается не на правонарушителя, а на собственника имущества, не привлеченного к административной ответственности и не признанного виновным в его совершении. Следовательно, признал КС РФ, положения ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ во взаимосвязи с ч. 1 ст. 3.7 данного Кодекса не соответствует Конституции РФ.

В итоге дела указанных граждан теперь подлежат пересмотру в частях, касающихся назначения административного наказания в виде конфискации лесозаготовительной машины, не принадлежащей им.

За кадром

Следуя логике принятого решения, можно планомерно оспорить и другие статьи КоАП РФ, предусматривающие конфискацию орудия или предмета правонарушения.

Между тем трудно предположить, что законодатель, включив такую санкцию и испещрив ею весь КоАП РФ, не учитывал положения Конституции РФ и гражданского законодательства в части защиты права собственности.

Действительно, в ч. 3 все той же ст. 3.7 сказано, что не является конфискацией изъятие из незаконного владения лица, совершившего административное правонарушение, орудия совершения или предмета административного правонарушения:

  • подлежащих в соответствии с федеральным законом возвращению их законному собственнику;
  • изъятых из оборота либо находившихся в противоправном владении лица, совершившего административное правонарушение, по иным причинам и на этом основании подлежащих обращению в собственность государства или уничтожению.

Выходит, что при рассмотрении дела об административном правонарушении эти нормы должны быть реализованы, то есть собственник орудия или предмета правонарушения должен быть установлен и эти предметы ему возвращены.

Но что говорит по этому поводу КоАП РФ?

Вернуть надо. Но как?

В части 3 ст. 29.10 Кодекса указано, что в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах, а также о вещах, на которые наложен арест, если в отношении их не применено или не может быть применено административное наказание в виде конфискации или возмездного изъятия. В частности, вещи и документы, не изъятые из оборота, подлежат возвращению законному владельцу, а при неустановлении такового передаются в собственность государства в соответствии с законодательством РФ.

Пленум ВАС РФ в п. 15 постановления от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» отметил, что, принимая решение о привлечении к административной ответственности, суды должны учитывать положения ч. 2 и 3 ст. 29.10 КоАП РФ, устанавливающие правила об обязательном разрешении вопроса об изъятых вещах и документах и вещах, на которые наложен арест.

Но проблема в том, что, говоря о возможности возвращения собственнику его имущества, КоАП РФ не содержит норм, регламентирующих подобную процедуру. Обратившись к порядку рассмотрения дела об административном правонарушении (ст. 29.7 КоАП РФ), мы с удивлением обнаруживаем, что в числе вопросов, подлежащих разрешению при рассмотрении дела об административном правонарушении, отсутствует указание на необходимость установления собственника орудия правонарушения. Сказано лишь, что при необходимости осуществляются другие процессуальные действия в соответствии с КоАП РФ.

Таким образом, стоит признать, что нормы ст. 29.7 и ч. 3 ст. 29.10 КоАП недостаточно согласованы между собой. Этому обстоятельству корреспондирует и фраза в п. 15.1 постановления Пленума ВАС РФ, в которой сказано, что в рамках рассмотрения данных дел не подлежат разрешению споры, связанные с определением законного владельца вещей и документов.

Повод для поправок в КоАП РФ

Не самая приятная ситуация, не правда ли? Поэтому Конституционный суд РФ, оглашая свое решение, обратил внимание, что принятым им решением не исключается право федерального законодателя внести в КоАП РФ изменения, касающиеся условий и порядка конфискации орудия совершения правонарушения, предус­мотренного ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ, если правонарушение совершено не собственником этого имущества, а иным лицом, которому оно было передано для противоправной деятельности.

Думается, что принятую в решениях КС РФ формулировку «…не исключается право федерального законодателя внести в КоАП РФ изменения» следует понимать как обращение к законодателю о необходимости внести таковые в законодательство. Ведь тот факт, что КС РФ признал право собственника защищать в суде свое имущество, подлежащее конфискации, только одна сторона медали. Вторая — процедура защиты, которая должна быть также прописана в КоАП РФ.