Россия опять отстает от лидеров

| статьи | печать

Россия задержалась на старте мировой гонки к энергоэффективному будущему. Промедление чревато еще большим отставанием от стран с развитыми экономиками. Почти год прошел после принятия Федерального закона от 23.11.2009 № 261-ФЗ, а его нормы и для бизнеса, и для населения остаются красивыми лозунгами.

Год минул, а мы еще на старте

Принято менее половины подзаконных актов из предусмотренных Федеральным законом от 23.11.2009 № 261-ФЗ (далее — Закон об энергосбережении), которые призваны раскрыть и детализировать его положения. К 1 августа каждый субъект Федерации должен был иметь собственную программу энергосбережения. Однако она имеется не во всех регионах. В результате до сих пор нет единой государственной программы. Более того, правительство пересмотрело утвержденный год назад целевой показатель энергоемкости ВВП. Уровень энергоэффективности российской экономики намечалось поднять на 15% к 2012 г. Теперь решено сохранить его на уровне предкризисного 2008 г.

Между тем на производство единицы промышленной продукции мы тратим энергии почти в четыре раза больше, чем в развитых странах. Это повышает себестоимость выпускаемого продукта и снижает его конкурентоспособность.

Удельный расход энергии на отопление 1 кв. м жилых помещений в России в 1,5 раза больше, чем в странах ЕС. Как следствие — почти четверть расходов региональных и местных бюджетов приходится на коммунальные платежи. Расходы консолидированного бюджета РФ за последние девять лет возросли в шесть раз — с 200 млрд руб. в 2000 г. до 1,3 трлн руб. в 2009-м.

В целом энергоемкость российского ВВП в 2,5 раза превышает среднемировой уровень.

Отсутствие энергоэффективной политики не позволяет снижать степень загрязнения окружающей среды. Ущерб здоровью россиян от экологического неблагополучия в отдельных субъектах РФ оценивается до 8% ВВП.

Бизнес-сообщество считает, что государство могло бы мотивировать хозяйствующие субъекты не только повышая тарифы, но и стимулируя производителей и потребителей, внедряющих новые технологии, и создавая благоприятные условия для инвестиций в энергосбережение. В частности, возможны субсидирование процентных ставок по кредитам, льготная амортизация, снижение ставки по налогу на имущество. Но по-прежнему две трети российских предприятий, по экспертным оценкам, испытывают нехватку средств для реализации энергосберегающих проектов, а банки не могут предложить приемлемые условия кредитования. Бизнес плохо информирован о лучших практиках энергосбережения.

Сказал «а» — говори «б»

Задержка на старте может перекрыть путь к инновационному развитию страны. России снова придется много лет мириться с ролью грязного сырьевого придатка динамичной и чистой мировой экономики.

Бизнес предлагает власти меры, призванные начать движение по дистанции, пусть вдогонку за стремительно убегающими лидерами. В частности, комитет РСПП по энергетической политике и энергоэффективности считает необходимым создать в отдельных российских регионах пилотные центры лучших практик энергосбережения, в которых следует организовать демонстрацию современных технологий, оборудования и передовой экономики в сфере энерго- и ресурсосбережения. В качестве возможных территорий названы Республика Татарстан и Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, где не первый год нарабатывается передовая практика энергоэффективной экономики.

РСПП провел опрос своих членов — крупных работодателей о степени влияния Закона об энергосбережении на их деятельность и об их видении форм государственно-частного партнерства в реализации закона. Выяснилось, что бизнес готов участвовать в софинансировании программ энергосбережения. 44% опрошенных высказались за принцип «половина на половину»: государство — 50% и частный капитал — 50%. Причем 12% руководителей крупных компаний считают, что даже 25% привлеченных бюджетных средств — достаточная поддержка со стороны государства.

Социологические исследования среди населения показали, что граждане тоже не заинтересованы в энергосбережении: для кого-то это слишком мелкие проблемы, чтобы придавать им значение, для кого-то — последнее социальное благо, поэтому экономить на свете и тепле они не намерены.

Обобщенные предложения бизнеса по актуализации энергоэффективности экономики сформулированы на октябрьском заседании правления РСПП с участием представителей федеральных министерств и ведомств. По мнению членов правления, принятие их предложений способно мотивировать бизнес и активизировать население, называющее Закон об энергосбережении законом расставания с лампочками Ильича.

Комментарий

Виталий Бушуев,
генеральный директор Института
энергетической стратегии

Энергоэффективность — это отношение результата к затратам. Поэтому главное для России — не снижение затрат, хотя и это важно, а повышение результата от использования энергоресурсов. В структуре производственных затрат любого российского промышленного предприятия стоимость энергии составляет от 3 до 5%. Даже в таких энергоемких отраслях, как нефтехимия, металлургия, это только 10—12%. И кто будет специально заниматься снижением издержек? Мало кто.

Валентин Иванов,
председатель подкомитета
по энергоэффективности и возобновляемой
энергетике комитета РСПП по энергетической политике

Сегодня те, кто хочет разрабатывать серьезные программы по энергоэффективности, выражают тревогу. Что системно делается в России? Кроме заклинания, что закон принят, мы пока ничего сказать не можем. В стране должна проводиться какая-то системная работа.

Вагит Алекперов,
президент компании «ЛУКОЙЛ»

Ключевую роль в снижении энергоемкости российской экономики должны играть меры стимулирующего характера, которые сделают проекты по энергосбережению инвестиционно привлекательными. Все усилия по снижению энергоемкости могут оказаться тщетными, если мы не будем развивать конкуренцию. 

День
Неделя
Месяц