1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2156

Арендодатель не вправе распродавать имущество арендатора

Арендодатель имеет право удерживать имущество арендатора, но не может его распродавать. Следовательно, незаконная распродажа имущества арендатора является основанием для взыскания убытков.

Предприниматель просрочил очередной платеж за арендованное здание, в котором открыл магазин. В результате арендодатель опечатал помещение (такое право ему давал договор аренды) и уведомил об этом предпринимателя.

На тот момент в магазине находилось 1708 пар обуви. Но вскоре предприниматель узнал, что арендодатель продал часть товара из магазина.

Совместная инвентаризация показала, что в магазине 999 пар обуви.

Арендодатель продолжал распродавать обувь. Предприниматель обратился в милицию, которая осмотрела магазин, насчитала 901 пару обуви и опечатала его.

Арендодатель не успокоился. Он вскрыл магазин, перевез товар на свой склад, уценил его на 50% и приготовился к распродаже, направив предпринимателю уведомление, что, если он не погасит задолженность в течение десяти дней, обувь будет распродана.

Предприниматель не выдержал и обратился в суд с иском к арендодателю о взыскании убытков от незаконной реализации обуви.

В силу ст. 329 и 359 ГК РФ удержание имущества допускается как способ обеспечения исполнения обязательства должником. При этом кредитором удерживается только то имущество, которое поступило к нему по основаниям, предусмотренным законом или договором. Договор, заключенный между предпринимателем и арендодателем, содержал такую меру.

Тем не менее суд отметил, что право на удержание товара не предполагает автоматическое самостоятельное право ответчика на распоряжение товаром, в том числе его реализацию (п. 2 и 3 ст. 349 и ст. 360 ГК РФ).

Следовательно, проведенная арендодателем распродажа обуви является незаконной, а значит, есть основания для взыскания убытков. Вопрос, как их рассчитать.

Предприниматель настаивал, что изначально в магазине было 1708 пар обуви общей стоимостью 6 756 450 руб. В доказательство он представил карточки количественно-стоимостного учета. Но суд отказался принять их в качестве достоверных доказательств, подтверждающих наличие в магазине обуви в указанном в них количестве, поскольку такие карточки считаются односторонними и составлены с нарушением унифицированной формы ТОРГ-28, утвержденной постановлением Госкомстата России от 25.12.98 № 132.

За основу суд принял сведения, отраженные в протоколе осмотра места происшествия, составленном сотрудником милиции, поскольку этот документ был составлен незаинтересованным лицом.

При определении стоимости незаконно распроданной обуви суд взял цену, указанную предпринимателем на том основании, что он вел учет товара в соответствии с п. 13 ПБУ 5/01 «Учет материально-производственных запасов», утвержденного приказом Минфина России от 09.06.2001 № 44н.

В соответствии с п. 5 и 6 ПБУ 5/01 материально-производственные запасы принимаются к бухгалтерскому учету по фактической себестоимости. Фактической себестоимостью материально-производственных запасов, приобретенных за плату, признается сумма фактических затрат организации на приобретение, за исключением НДС и иных возмещаемых налогов. К фактическим затратам на приобретение МПЗ относятся суммы, согласно договору уплачиваемые поставщику (продавцу), таможенные пошлины и прочие затраты, непосредственно связанные с приобретением МПЗ. В пункте 13 ПБУ 5/01 установлено, что товары, приобретенные организацией для продажи, оцениваются по стоимости приобретения. Организации, осуществляющей розничную торговлю, разрешается оценивать приобретенные товары по продажной стоимости с отдельным учетом наценок (скидок).

Пересчитав заявленную предпринимателем стоимость обуви на ее количество, указанное в протоколе милиции, суд и определил размер взыскиваемого убытка.

(Постановление Западно-Сибирского округа от 09.04.2010 по делу № А46-10945/2009)