1. Главная / Новости / Прямая речь 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| прямая речь | печать | 1184

Олег Шеин (СР): в 2018 году в России 45 тыс. человек не получат пенсии

Вчера руководство компании «Аэрофлот» заявило о повышении заработной платы лётчикам, работающим на дальних рейсах, до отметки в 650 тыс. руб.. Это несколько меньше, чем получают пилоты в Англии и Франции, там порядка 1 млн на наши деньги, но это вдвое больше, чем получают лётчики в странах новой Европы. И, знаете, «Аэрофлот», конечно, он не разорится, и самолёты не перестанут летать, больше того, станут меньше падать, потому что квалифицированные пилоты в нашей стране перестанут уезжать в Китай, а останутся по эту сторону границы.

И случившееся, безусловно, это большая победа ... для «Справедливой России», профессионального союза лётчиков, который шёл к ней сложной дорогой. И два года назад лидеры профсоюза по сфабрикованному обвинению были брошены в тюрьму у нас в России, не в Малайзии, но тем не менее профсоюз победил. А данный факт показывает, что в России, оказывается, можно платить вполне приличную заработную плату и при этом никакие корпорации по миру не идут.

Всё это к вопросу о дискуссии о производительности труда, которая у нас в этом зале идёт регулярно, и буквально недавно была репродуцирована в связи с темой минимального размера заработной платы.

Вчера же, кстати, и другая тоже новость прошла в хрониках, заявление руководителя Счётной палаты Голиковой, которая сказала: «Существующая модель начислений пенсий с балльной системой, она невразумительна, невменяема, никто понять её не в состоянии и должна быть отменена. Необходимо возвращаться к прежней системе начислений пенсий по стажу и по заработку».

Вот здесь у нас в зале лучшие законотворческие умы Российской Федерации – 450 человек. Я буду приятно удивлён, если в зале найдутся хотя бы пятеро, которые будут готовы сами рассчитать для себя и своих близких пенсию по этой самой балльной системе, не обращаясь к специалистам. Это невозможно, это немыслимо. А мы обращаемся к стране, где живёт 150 млн человек. Зачем нужны законы, которые никто не в состоянии прочитать?

Балльная система ведь плоха ещё и тем, что она репродуцирует большие конфликты на будущее. Вот пока мы заседаем здесь, в Сочи проходит какой-то форум, и в этом самом городе Сочи руководство Пенсионного фонда сказало: «Ну вот есть люди, – сказало руководство Пенсионного фонда, – которые за балльную систему не получит пенсию в этом году. Но их, – сказало руководство Пенсионного фонда, – мало, это всего-навсего полпроцента от числа обращающихся пенсионеров».

45 тыс. человек в текущем году не получат пенсии в Российской Федерации, по 500 человек в каждом регионе, у каждого из нас, потому что им не хватит этих самых баллов.

Но два года назад таких людей было не полпроцента, а 0,1%, не 45 тыс., а 8. То есть за два года стремительный взлёт в шесть раз, шестикратный. И несложно посчитать, что 2021 г., следующих выборов в российский парламент, число российских работников, которые достигнут отметки 55-60 лет, не выйдут на пенсию, окажутся где-то на уровне 500-600 тыс. человек, то есть на отметке достаточно высокой, каждый 15-й работник такого права лишится.

Что делать правительству в этой связи? О чем оно говорит? Что оно может сказать людям? Идите работайте дальше? Но кому нужен сотрудник, который в возрасте? Ведь проблема России ещё заключается в том, что у нас не работает система переквалификации кадров.

Ну скажем, если мы возьмем другие страны Объединения экономического сотрудничества и развития, скажем Швецию, у них люди в возрасте от 50 лет проходят переквалификацию практически каждые два года. 60% пожилых шведов ежегодно проходят те или иные курсы. Поэтому у них есть навыки, знания, умения, поэтому они востребованы на рынке труда.

В Российской Федерации есть одна программа компьютерной грамотности, но других программ не существует.

По порогу переобучения кадров мы втрое отстаем по процентовке от других стран Объединения экономического сотрудничества и развития, поэтому уже в возрасте не 60 лет, а 40, человек, который когда-то закончил техникум или университет, он отстаёт от тех знаний, навыков, которые требуются на рынке, и в случае, если его рабочее место теряется, ввиду там увольнения, сокращения штатов, других обстоятельств, он востребован только как водитель, продавец или охранник. Три умирающие профессии. Три ненужные профессии, три профессии без специальности, три профессии, которые никому не нужны. Как 140 лет назад неожиданно выяснилось, что не нужно 300 тыс. бурлаков. Тоже была востребованная работа в РФ, ходили по Волге, таскали бечеву. Потом появились паровозы и пароходы, и стало понятно, что эти 300 тыс. человек на рынке больше не нужны.

Что нам говорит правительство? Правительство говорит, что есть большая нагрузка на бизнес, предлагает налоговый маневр, уменьшить страховые взносы, увеличить при этом НДС.

Мы уже один маневр проходили в 2009 г., когда уменьшили страховые взносы. Нам говорили, что это выводит рынок труда из тени. В результате в тень ушло за пять лет дополнительно 3 млн сотрудников

Кстати, что это вообще за подход, что страховые взносы – это нагрузка на бизнес? Это не нагрузка на бизнес. Это отложено заработная плата работника с тем, чтобы он имел возможность не протянуть ноги, выйдя на пенсию. Ему необходимо минимальная пенсия в 10 тыс. руб. и при коэффициенте замещения 40% это означает, что для получения минимальной пенсии на прожиточном стандарте у человека должна быть заработная плата 25 тысяч руб. Вот 25 у нас получает и больше только 30% работников России. У 70% работников зарплата меньше, то есть эти люди не могут себе позволить пенсию на уровне прожиточного минимума. И государство, поэтому софинансирует через бюджетные вливания. Но мы видим, что бюджетных вливаний больше, в 2014 г. 26% от пенсионного фонда датировалось по страховым пенсиям, в 2016 г. уже 32% (быстрый взлёт), а денег в бюджете всё меньше и меньше. Резервный фонд приказал долго жить, В Фонде социального благосостояния фактически осталось неразделенных 2 трлн руб., государственный долг стал больше чем собственные доходы бюджета и ушёл на отметку 18 трлн.

И мы и опять ведём разговор о повышении пенсионного возраста. На самом деле при той модели, которая сегодня формируется, никаких других вариантов нет. Либо повышать страховые взносы, либо повышать пенсионный возраст. У нас, кстати, коэффициент замещения сегодня находится на отметке в 33% но недавно был ещё 40%. Он ниже чем на Балканах. Скажем если мы возьмём такие страны как Боснию – коэффициент замещения 40%, Хорватия – 55%, Черногория – 66%, Македонии – 80%. Что такое коэффициент замещения? Это соотношений между пенсий и утраченной зарплатой. То есть если коэффициент замещения 40, это означает, что человек выйдя на пенсию, получает в два с половиной раза меньше денег. Ну, тот же самый человек у него две ноги, так сказать две руки, он также потребляет 2500 ккал в сутки, но у него в 2,5 раза меньше доходов, чем было ещё недавно. Это считается нормальным.

Однако России такой порог поддержать не в состоянии, у нас 33% коэффициент замещения. И пенсии в результате ниже чем на балканском полуостров.В Черногории сегодня средняя пенсия 350 евро, то есть на наши деньги это около 27 тыс. руб.. При этом России занимает 54 место в мире по уровню экономики на душу населения, Черногория – 72. То есть экономика там слабее, там вообще ничего кроме туризма нет и обслуживающего сектора, а пенсии там в полтора-два раза выше чем в РФ. Потому что по-другому делятся деньги в этой стране. Поэтому вопрос не в демографическом кризисе.

Кстати к вопросу о том, что в Европе выше срок выхода на пенсию. Это все тоже неважно. Считается не срок выхода на пенсию, а сколько времени человек на этой пенсии проводит. В Европе и в России, вот то, что у нас цинично называют коэффициент дожития, 15-20 лет. У нас одинаковый этот коэффициент, только пенсии даже на Балканах выше сегодня, чем в РФ.

Что необходимо делать, о чём говорит СР. Первое, принять системные меры к легализации занятости. У нас ежегодно из-за того что бизнес закрывается из-под налогов, из-за того что минимум 15, средняя медиана 23, максимальная 30 млн человек работает неофициально в сегменте экономики. У нас ежегодно пенсионный фонд теряет 2,5 трлн рублей. Необходима легализации занятости. Это требует расширения прав профессиональных союзов и других мер, о которых говорит СР, включая изменение налоговых систем.

Второе, необходимо уходить от регрессивной шкалы социальных взносов и приходить к плоской шкале. У нас чем больше человек зарабатывает тем меньше идёт отчисления в пенсионный фонд. Пенсионный фонд от этого ежегодно теряет ещё 600 млрд рублей, и соответственно потери пенсионного фонда в общей сложности превышает отметку в 3 трлн.

Дальше, вложение денег в здравоохранение. Россия экономит на здравоохранение. В среднем в мире на него тратится 5% ВВП у нас 3,5 и поэтому ежегодно из-за преждевременной смерти работников потери российской экономики составляет порядка 15 трлн руб. или 15 % ВВП. Соответственно нет работников. Поэтому высокая демографическая нагрузка, потому что люди умирают, у них нет должной системы здравоохранения.

Безусловно СР настаивает на отмене обязательной системы пенсионных накоплений. Вот недавно у меня был человек на приёме. Пенсионные накопления человек получил, 17 лет он платил отчисления накопительные. В месяц человек получает пенсионные доли в рамках этих накоплений 4,52 рублей – это нелепость. Пенсионные накопления должны быть там где люди готовы вкладывать деньги сами или должно быть софинансирование государством. В отношении основных работников необходимо возвращаться к солидарной системе и отказываться от этого сожжении денег в пенсионных накопительных фондах. И разумеется должна быть отменена мутная, невнятная, непонятная модель с пенсионными баллами и возврат к обычной солидарной системе. Чтобы любой человек, гражданин и даже депутат мог сам свободно просчитать размер будущей пенсии себе и своим близким.

 Выступление на пленарном заседания ГД 16 февраля 2018 г.