1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 3535

Предоставляя гарантийное письмо, компания должна быть готова к тому, что ее могут признать поручителем по обязательствам третьего лица

Наша дочерняя компания заключила договор поставки дорогостоящего оборудования. Согласно условиям договора 20% она должна была заплатить поставщику авансом, 60% — в течение десяти дней с момента уведомления о готовности оборудования к поставке, а оставшиеся 20% — после монтажа и проведения пусконаладочных работ. Оборудование очень дорогостоящее, и у нас складывается такая ситуация, что заплатить единовременно 60% мы не можем, только разбив платеж пополам, выплачивая по 30% с периодичностью в месяц. Наши контрагенты согласны пойти на такие условия и даже готовы снизить размер неустойки за нарушение сроков оплаты по договору, но при этом они хотят, чтобы и мы, и наша дочерняя компания написали гарантийные письма с формулировкой, что «мы гарантируем оплату по такому-то договору в таком-то графике». Не совсем понятно, какую юридическую силу имеет это письмо и какие возможны последствия для нас — материнской компании, если мы его напишем?

Вероятнее всего, такое гарантийное письмо будет иметь юридическую силу поручительства. По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства может быть заключен в обеспечение как денежных, так и неденежных обязательств, а также в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем (п. 1 ст. 361 ГК РФ). Ответственность поручителя закреплена в ст. 363 ГК РФ: при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в таком же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Почему вероятнее всего? Во-первых, потому что поручительство — это договор, а значит, для его заключения требуется воля двух сторон, тогда как в гарантийном письме будет стоять подпись представителя только материнской компании, да и по своей форме письмо, в котором лицо гарантирует оплату, отличается от договора. А во‑вторых, большое значение для признания договора поручительства заключенным имеет согласование его существенных условий, в противном случае обязательства у материнской компании не возникнут. И все же в описанной ситуации можно говорить о том, что гарантийное письмо в случае судебного разбирательства суд с большой вероятностью признает поручительством материнской компании перед поставщиком.

В пункте 3 ст. 361 ГК РФ сказано, что условия поручительства, относящиеся к основному обязательству, считаются согласованными, если в договоре поручительства имеется отсылка к договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство. В договоре поручительства, поручителем по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, может быть указано, что поручительство обеспечивает все существующие и (или) будущие обязательства должника перед кредитором в пределах определенной суммы (см., например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.03.2016 по делу № А40-30939/15-15-238). И поскольку в гарантийном письме есть ссылка на договор, исполнение обязательств по которому гарантирует материнская компания, то объем обязательств по договору поручительства можно считать согласованным.

Что касается того, что гарантийное письмо составляется одной стороной, а не двумя, как того требует договор поручительства, то тут судебная практика складывается следующим образом. В одном деле стороны заключили договор поставки сложного и дорогостоящего оборудования. Поставщик допустил просрочку исполнения обязательств по передаче технической документации покупателю, в нарушение условий договора не предоставил банковские гарантии, а также не предоставлял отчеты о ходе исполнения договора. В итоге набежали штрафы и неустойка, которые покупатель оценил в 19 млн руб. С иском о взыскании этой суммы он обратился к поставщику, а также к субпоставщику, который представил гарантийное письмо, из содержания которого следовало, что субпоставщик дает гарантию и несет всю ответственность за исполнение поставщиком всех обязательств по договору поставки. В итоге суды трех инстанций установили наличие встречной воли поручителя и кредитора, направленной, соответственно, на предоставление и принятие поручительства, и пришли к выводу о том, что письменная форма сделки поручительства соблюдена, в гарантийном письме присутствуют все существенные условия договора поручительства, позволяющие определить предмет договора поставки, объем обязательства поручителя, об акцепте гарантийного письма свидетельствуют действия сторон и многочисленная переписка по исполнению договора поставки, в том числе при участии субпоставщика (п. 2 ст. 432, п. 1 ст. 435, п. 1 ст. 438 ГК РФ). И хотя размер неустойки суды снизили почти в три раза (до 6 млн руб.), с поставщика и предоставившего гарантийное письмо субпоставщика ее взыскали солидарно (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19.12.2014 № Ф09-8257/14 по делу № А60-31291/2013). В другом деле суд указал, что ссылка ответчиков на обязательность для договора поручительства наличия двустороннего договора не соответствует требованиям ст. 361—367 ГК РФ, и не учитывает положения п. 2 ст. 154 ГК РФ (постановление ФАС Московского округа от 26.03.2013 по делу № А40-81174/12-100-627).

Обобщая практику судебных разбирательств по взысканию задолженности по договорам солидарно с должника и лица, предоставившего гарантийное письмо, можно сделать вывод о том, что ключевым для квалификации такого письма в качестве поручительства является ссылка на основной договор, которым предусмотрен объем ответственности должника и соответственно лица, выдавшего гарантийное письмо (Определение ВАС РФ от 20.01.2012 № ВАС‑14016/10/10 по делу № А58-2091/09).

К сведению

С 1 июня 2015 г. на смену банковской гарантии пришла независимая гарантия (ст. 368 ГК РФ). Если банковскую гарантию могли выдавать только банки, кредитные учреждения или страховые организации, то независимую гарантию могут выдавать любые коммерческие организации. Но почему тогда гарантийное письмо нельзя квалифицировать в качестве независимой гарантии? Потому что между поручительством и гарантией есть различия. Гарант несет перед бенефициаром ответственность независимо от ответственности принципала: он обязан выплатить сумму гарантии при наступлении оговоренных в гарантии обстоятельств вне зависимости от исполнения принципалом обязательств по договору, тогда как поручительство напрямую зависит от исполнения обязательств должником. Поэтому гарантийное письмо нельзя отнести к независимой гарантии — солидарная ответственность компании по нему связана не с наступлением оговоренных сторонами обстоятельств, а с исполнением должником своих обязательств.