1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Бизнес сдал, бизнес принял

Начавшийся в девяностых годах с благословения государства процесс вывода непрофильных активов с балансов госпредприятий продолжается. Сбрасывают обременительную собственность и коммерческие фирмы.

В мировой практике содержать на своем балансе, к примеру, общежития, объекты соцкультбыта не принято. Да и в современной России вновь создаваемое предприятие вряд ли захочет помимо производственных помещений строить собственный бассейн. Конечно, это зависит от целей компании, но можно быть уверенным, что если бассейн в эти цели не вписывается, то никакие налоговые льготы не помогут. Законодательство так изменчиво… Проще, не мудрствуя лукаво, купить желающим абонементы в тот же самый бассейн…

Но ведь помимо предприятий новых есть и работающие с советских времен. Тогда невозможно было представить мало-мальски приличный завод без своей медсанчасти, профилактория, турбазы, пионерского лагеря, ДК, библиотеки, общежития, ведомственного жилья или стадиона. Реструктуризация компаний внесла свои изменения в политику акционеров относительно непрофильных активов.

К началу прошлого года РАО ЕЭС продало уже более половины своих непрофильных активов на сумму более 500 млн дол., оставшиеся планируется продать до конца текущего года.

С сугубо экономической точки зрения ни детские сады, ни турбазы, ни стадионы бизнесу, конечно, не нужны, поэтому все кто мог еще в девяностые годы по велению государства и со светлой верой в то, что «баба с возу — кобыле легче», передали их на баланс регионов и муниципалитетов. Социальная сфера — прерогатива государства, задача бизнеса — прибыль.

Диалог бизнеса и власти относительно социалки, как, впрочем, и по любому другому вопросу, всегда строится непросто. Упираются обе стороны. Одним бы сбросить «лишнее» имущество побыстрее (ни много ни мало, еще года три назад российские предприятия содержали около 40 процентов объектов соцкультбыта, тратя на них, по самым скромным подсчетам, около 100 млрд рублей в год), другим, не успевающим латать дыры в бюджете, — и хочется, и колется. Первые выбивают налоговые льготы или грозятся сбросить сразу и безоговорочно все объекты скопом, вторые — требуют предварительно привести их в надлежащее состояние и обвиняют в недоплате налогов.

Препираются долго, привлекая порой судебные инстанции, но в конце концов, как правило, договариваются. Хорошо известен и другой способ достижения консенсуса: крупная компания «продвигает» своего представителя на пост мэра. И тогда все вопросы решаются быстро и с обоюдной выгодой.

Тяжелее всего градообразующим предприятиям, которые не могут или не хотят и дальше тащить на своих плечах груз социальных проблем. Однако избавиться от непривлекательных активов им непросто, поскольку закрытие непрофильных предприятий и последующие увольнения сотрудников ведут к социальной напряженности и конфликтам с местными властями. К примеру, компания «Еврохим» в Ковдоре, небольшом шеститысячном поселке, вообще вынуждена была оставить всю социалку за собой, потому что подавляющее большинство населения трудится на их предприятии. При этом в других, более крупных, городах социальную нагрузку компания уменьшила.

Вообще есть несколько схем выхода из ситуации, применяемых бизнесом. Трубная металлургическая компания, приступившая к реструктуризации непрофильных активов на своих предприятиях с конца 2004 года, уже создала ряд самостоятельных юридических лиц, бывших прежде заводскими подразделениями и участками. К примеру, на Северском трубном заводе — это ОАО «Полевская коммунальная компания», оказывающее коммунальные услуги, ОАО «Управление рабочего снабжения Северского трубного завода», которое кормит заводчан, и ООО «Энергосервисная компания», обслуживающее сантехническое и электрическое оборудование заводских объектов. Здесь убеждены, что выделение вспомогательных служб дает им самостоятельность и возможность стать самоокупаемыми, при этом сами заводы оптимизируют свою структуру и затраты, повышая эффективность основного производства.

Там, где поступают так, по большому счету и овцы целы, и волки сыты. Сотрудники в социальном плане ничего не потеряли. Компания избавилась от балласта. Если говорить о льготах для предприятий, которые предоставлялись им на содержание объектов соцкультбыта, то теперь они отменены (с 1 января текущего года). И это, кстати, может ускорить процесс передачи объектов там, где он в силу разных причин затянулся.

Но не встретит ли он сопротивления? Пока муниципалитеты не создадут управляющие компании и не передадут им в управление или хозяйственное ведение принятые на баланс соцобъекты, налог на это имущество они будут платить сами…

Оценить динамику этого самого процесса невозможно. Нет официальных данных. Не ведет государство такую статистику: сколько предприятия оставили социалки за собой, сколько «скинули», сколько взяли обратно. Ведь уже не редкость — возврат Домов культуры, общежитий. Во-первых, потому что радивым хозяйственникам, затратившим пусть и в давние уже времена на социалку свою кровную копеечку, бывает жалко смотреть на их «останки». Муниципалитеты вроде приняли и с удовольствием, а вот применить с пользой так и не смогли.

А во-вторых, потому что бизнес понимает: так или иначе, но содержать эти объекты все равно придется ему. Или принося в администрации «добровольные пожертвования», или приняв соцобъекты на свой баланс. И власти об этом знают.

По некоторым оценкам, расходы на содержание непрофильных активов АвтоВАЗа составляют 3 млн руб. в год. Суммарный бюджет - 2005, исключая хоккейную команду «Лада», только на спортивную сферу — 4,5 млн дол. Бюджет «Лады» сокращен с 45 млн дол. до 6 млн.