1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1013

Может ли вор быть «в законе»?

Может ли вор быть «в законе»? По мнению Минфина РФ — может, по крайней мере в налоговом законодательстве. Оказывается, пойманный злодей превращается в участника операции, облагаемой НДС. А если его «не замели», ранее принятый к вычету НДС по украденному имуществу следует восстановить. неужели это так?

 

Минфин РФ в Письме от 14.08.2007 № 03-07-15/120 ответил на вопросы:

·        о применении НДС в отношении похищенного имущества в случае выявления виновных лиц;

·        о порядке восстановления суммы данного налога по имуществу, выбывшему в связи с хищением, порчей и по другим аналогичным причинам без выявления виновных лиц.

 

В первом случае, по мнению финансового ведомства, выбытие имущества следует рассматривать как реализацию товаров и соответственно как объект обложения налогом на добавленную стоимость. При этом делается ссылка на п. 1 ст. 39 и п. 1 ст. 146 НК РФ, из которых следует, что передача права собственности на товары одним лицом другому лицу является объектом налогообложения.

Получается, что к вору переходит право собственности на похищенное им имущество. Раскроем Гражданский кодекс РФ. Статья 218 данного Кодекса предусматривает основания приобретения права собственности. Согласно п. 2 этой статьи право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. Такого основания приобретения собственности, как хищение, ст. 218 ГК РФ не предусматривает.

 

СПРАВКА

Согласно ст. 158 УК РФ под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

 

Как видим, ни гражданское, ни уголовное законодательство не позволяет считать вора собственником. Да и о какой сделке можно в данном случае говорить, если при хищении имущество выбывает из владения собственника не по его воле? Следовательно, ни о какой реализации в целях налогообложения не может идти речь. Кроме того, в ст. 146 НК РФ приводится перечень облагаемых НДС операций, в который конечно же не включена такая «операция», как незаконное завладение имуществом.

Потерпевшее лицо, продолжая оставаться собственником имущества, при выявлении виновного лица вправе потребовать его возврата из чужого незаконного владения. Если же это невозможно (например, в связи с гибелью или уничтожением имущества), оно имеет право на компенсацию ущерба за счет виновного. В последнем случае потерпевшее лицо утрачивает право собственности согласно п. 1 ст. 235 ГК РФ, но не в связи с его передачей другому лицу, а потому, что имущество погибло или уничтожено.

Таким образом, при хищении имущества и выявлении виновного в этом лица объект обложения налогом на добавленную стоимость возникнуть не может в любом случае.

 

А вот как отвечает Минфин РФ на второй вопрос. Разъясняется, что из положений ст. 39 и 146 НК РФ следует, что в случае выбытия имущества без выявления виновных лиц данные операции объектом обложения НДС не являются. Согласимся с этим, отметив только, что здесь и операций никаких нет.

Далее разъясняется, что в отношении вычетов налога по данному имуществу следует учитывать положения п. 2 ст. 171 НК РФ. Согласно этому пункту суммы НДС подлежат вычету в случае приобретения товаров (работ, услуг) для операций, признаваемых объектом налогообложения. Исходя из этого делается вывод о том, что суммы налога, ранее правомерно принятые к вычету по указанному имуществу, необходимо восстановить. При этом восстановление следует производить в том налоговом периоде, в котором недостающее имущество списывается с учета. По амортизируемому имуществу восстановлению подлежат суммы налога в размере суммы, пропорциональной остаточной (балансовой) стоимости имущества без учета переоценки.

Из Письма Минфина РФ следует, что восстанавливать НДС необходимо не только в случае хищения и порчи имущества, но и в связи с  его потерей, боем, а также утратой имущества в результате стихийного бедствия и других аналогичных причин, когда виновные лица выявлены не были.

Обратимся к положениям ст. 170 НК РФ, определяющим порядок отнесения сумм НДС на затраты по производству и реализации товаров (работ, услуг). Пункт 3 данной статьи предусматривает, что суммы налога, принятые к вычету налогоплательщиком, в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам в порядке, предусмотренном гл. 21 НК РФ, подлежат восстановлению в случаях:

·        передачи имущества, нематериальных активов и имущественных прав в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или паевых взносов в паевые фонды кооперативов;

·        дальнейшего использования таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, и имущественных прав для осуществления операций, указанных в п. 2 ст. 170 НК РФ, за исключением операций, предусмотренных подп. 1 п. 3 данной статьи, и передачи основных средств, нематериальных активов и (или) иного имущества, имущественных прав правопреемнику (правопреемникам) при реорганизации юридических лиц.

Отметим, что приведенный перечень случаев является исчерпывающим. В него не включены случаи утраты имущества в связи с его хищением и по другим причинам, указанным в обсуждаемом Письме. При этом имущество налогоплательщиком никому не передается и не используется им для операций, указанных в п. 2 ст. 170 НК РФ. С ним вообще не осуществляются операции — оно просто утрачивается без установления виновных в этом лиц.

Поэтому нет никаких оснований считать, что в таких случаях налогоплательщики обязаны восстанавливать ранее правомерно принятые к вычету суммы НДС. В данном случае даже нет необходимости ссылаться на п. 7 ст. 3 НК РФ, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах толкуются в пользу налогоплательщика. Ведь п. 3 ст. 170 однозначно не включает случай утраты имущества.

Сделанный нами вывод по второму вопросу подтверждается арбитражной практикой.

Из Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 06.06.2007 № А11-6204/2006-К2-18/388 следует, что при проведении камеральной проверки инспекция установила, что приобретенные основные средства ООО утратило вследствие произошедшего пожара. В связи с этим ИФНС посчитала, что на основании п. 3 ст. 170 общество должно было восстановить ранее возмещенный НДС и уплатить его в бюджет. Организации были начислены суммы недоимки и пеней. Суд признал решение ИФНС недействительным, указав, в частности, следующее.

Из содержания ст. 166, 170 и 171 НК РФ следует, что обязанность восстановить принятые к вычету суммы НДС возникает у налогоплательщика в случае использования приобретенных основных средств для операций по производству товаров (работ, услуг), не подлежащих обложению данным налогом.

Спорное имущество общество приобрело для использования в производственной деятельности. Оно было поставлено на учет, а НДС по этим хозяйственным операциям правомерно предъявлялся к возмещению из бюджета. Вследствие произошедшего на предприятии пожара, в возникновении которого вина организации не установлена, имущество было утрачено. Данные факты инспекция не оспаривает. В деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие об использовании обществом спорного имущества для операций, не подлежащих налогообложению.

Налоговый кодекс РФ не содержит положений, обязывающих налогоплательщика восстановить и уплатить в бюджет суммы НДС, уплаченные и предъявленные к возмещению при приобретении основных средств, в случае их утраты в результате форс-мажорных обстоятельств (пожара). Ссылка инспекции на неприменение судом первой инстанции Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организаций» ПБУ 10/99, утвержденного Приказом Минфина РФ от 06.05.99 № 33н, Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденных приказом Минфина РФ от 28.12.2001 № 119н, Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных приказом Минфина РФ от 13.10.2003 № 91н, устанавливающих правила ведения бухгалтерского учета, отклоняется. Данные акты не регулируют порядок обложения налогом на добавленную стоимость.

Поэтому, указал кассационный суд, требование инспекции о восстановлении и уплате в бюджет суммы НДС является неправомерным. Утрата основных средств и материальных ценностей в результате пожара не является их использованием для операций, не подлежащих обложению налогом на добавленную стоимость.

Обратим внимание на то, что в данном случае налоговый орган пытался обосновать свою позицию также ссылками на правила ведения бухгалтерского учета.

По нашему мнению, использованные судом аргументы можно распространить и на другие случаи утраты налогоплательщиком имущества при невыявлении виновных лиц.