Если лизингодатель после изъятия предмета лизинга продает его без торгов, то он отвечает за то, чтобы цена была рыночной

| статьи | печать

Лизингодатель изъял предметы лизинга из-за неоплаты. Затем он перепродал их дешевле, чем приобрел, и потребовал от лизингополучателя доплатить разницу. Суды трех инстанций удовлетворили иск. Но СКЭС ВС РФ с ними не согласилась.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 15.06.2022 № 305-ЭС22-356 по делу № А40-17770/2021

Истец

ООО «РЕСО-Лизинг»

Ответчик

ООО Торговый дом «БелИнертСоюз»

 

Суть дела

Лизингодатель обязался по договору лизинга приобрести в собственность грузовой тягач и легковой автомобиль у выбранного лизингополучателем продавца и передать их в лизинг лизингополучателю. Грузовой тягач и автомобиль были переданы лизингополучателю. Но тот не выплатил лизинговые платежи. Лизингодатель направил лизингополучателю уведомления о расторжении договоров.

Впоследствии лизингодатель изъял предметы лизинга и продал их: грузовой тягач за 5 820 000 руб., а автомобиль — за 1 220 000 руб. Лизингодатель подал иск о взыскании с лизингополучателя неосновательного обогащения, образовавшегося в связи с расторжением договора лизинга, в размере 666 тыс. руб. Он указал, что выручка от продажи предметов лизинга не позволила полностью удовлетворить требования лизингодателя, возникшие из исполнения договоров лизинга. Разница между величиной благ, фактически полученной им от лизингополучателя, и суммой, на которую вправе претендовать лизингодатель, составила 666 тыс. руб.

Позиция судов

Суды трех инстанций удовлетворили иск. Они согласились с тем, что завершающая договорная обязанность лизингополучателя перед лизингодателем составляет 666 тыс. руб. Суды отклонили доводы лизингополучателя о занижении лизингодателем стоимости изъятых предметов лизинга при их продаже и не приняли в качестве доказательств неразумного поведения лизингодателя представленный лизингополучателем отчет об оценке рыночной стоимости грузового тягача. Также они отказали в удовлетворении ходатайства лизингополучателя о назначении судебной оценочной экспертизы. Учитывая, что лизингодатель отказался от договора в связи с нарушением лизингополучателем обязательств по оплате, суды сделали вывод, что приоритетное значение для определения стоимости предмета лизинга в целях определения финансового результата сделки имеет цена, определенная в договоре купли-продажи, а не мнение оценщика, который указывает лишь на возможность реализации объекта по указанной в заключении цене, но не гарантирует такую цену при продаже.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение.

В договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя — в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного. Право собственности лизингодателя имеет обеспечительную природу, схожую с правом залогодержателя получить удовлетворение из стоимости предмета залога. По общему правилу интересы лизингодателя обеспечиваются тем, что в случае нарушения обязательства со стороны лизингополучателя лизингодателю предоставляется право расторгнуть договор, лизингодатель вправе изъять предмет лизинга из владения лизингополучателя, а затем продать имущество и таким образом удовлетворить свои требования к лизингополучателю за счет стоимости предмета лизинга. В связи с тем, что в законодательстве прямо не урегулирован вопрос о стоимости, по которой лизингодатель должен осуществлять продажу имущества, возможно применение по аналогии закона положений гражданского законодательства о залоге. При обращении взыскания на предмет залога ценой его реализации (начальной продажной ценой) по общему правилу выступает согласованная сторонами стоимость. При обращении взыскания и реализации заложенного имущества залогодержателем и иными лицами должны быть приняты меры, необходимые для получения наибольшей выручки от продажи предмета залога. (п. 3 ст. 340, абз. 3 п. 1 ст. 349 и абз. 3 п. 2 ст. 350.1 ГК РФ). Лизингодатель, реализуя предмет лизинга, должен учитывать интересы лизингополучателя, избегая причинения последнему неоправданных потерь, в том числе предоставляя необходимую информацию на стадии продажи имущества. Это означает, что если продажа имущества осуществлялась без организации торгов, лизингодатель отвечает за то, чтобы отчуждение предмета лизинга происходило по цене, соответствующей рыночному уровню. В случае продажи имущества на торгах лизингодатель отвечает за правильность определения начальной продажной цены и за соблюдение процедуры торгов.

ВС РФ отметил, что продажа тягача на 1,5 млн руб. дешевле могла свидетельствовать о занижении цены продажи имущества до четверти от цены, по которой оно могло быть реализовано при разумном подходе к организации процесса реализации. Отчет об оценке по существу не оспаривался лизингодателем. В свою очередь, лизингодатель не раскрыл доказательства, объясняющие цену, по которой он выставил на продажу предмет лизинга (например, отчет о независимой оценке или информация об уровне цен на сопоставимые товары), ограничившись ссылкой на то, что цена предложения изъятого имущества определяется внутренней оценкой без оформления какой-либо документации. При этом в деле не имеется доказательств, позволяющих сделать вывод, что предмет лизинга был возвращен с недостатками, которые бы повлияли на стоимость имущества.

Лизингодатель нашел покупателя самостоятельно по непрозрачной процедуре. Поскольку лизингополучатель представил доказательства, опровергающие соответствие стоимости реализации предмета лизинга рыночному уровню, а лизингодатель не доказал, что он предпринимал меры, необходимые для получения наибольшей выручки от продажи предметов лизинга, то завершающая договорная обязанность (сальдо встречных предоставлений) по спорному договору лизинга не могла быть определена без учета рыночной стоимости имущества. На лизингополучателя отнесены все невыгоды, связанные с изменением состояния предмета лизинга. Поэтому ему должны причитаться и все выгоды от него, в том числе в виде увеличения рыночной стоимости имущества. Если лизингодатель продал предмет лизинга на более выгодных условиях, чем приобрел, ввиду увеличения его рыночной стоимости, дополнительная выгода при расчете сальдо взаимных предоставлений учитывается в счет возврата финансирования и удовлетворения иных требований лизингодателя, а в оставшейся части причитается лизингополучателю.

День
Неделя
Месяц