1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 206

Правовые проблемы включения неустойки в реестр требований кредиторов должника

Практически любое дело о банкротстве включает в себя разрешение вопросов, связанных с включением неустойки в реестр требований кредиторов должника. Вместе с тем значительную трудность представляет собой разрешение проблем, связанных с исчислением размера неустойки, ее уменьшением, а также соотношением обеспеченной залогом неустойки с иными финансовыми санкциями. В статье подробно анализируется правовая природа неустойки применительно к особенностям законодательства о банкротстве, а также предлагаются практические рекомендации.

Правовые аспекты включения неустойки в реестр требований кредиторов должника связаны, прежде всего, с определением правовой природы неустойки в разрезе особенностей законодательства о банкротстве.

Требования кредиторов в деле о банкротстве должника удовлетворяются исходя из очередности, предусмотренной Законом о банкротстве. Такая очередность устанавливается исходя из признаваемой правопорядком степени значимости подлежащих защите интересов конкретной группы кредиторов, чьи требования оставлены неудовлетворенными после вступления в отношения с должником. Чем более значимыми (в том числе исходя из целей банкротства) признаются интересы конкретной группы кредиторов, объединенной общностью правовой природы принадлежащих им требований, тем в более приоритетном порядке происходит погашение таких требований в процедуре несостоятельности. В случае отсутствия специальной оговорки о приоритетном порядке удовлетворения конкретной категории требований они учитываются и погашаются в составе третьей очереди.

Вместе с тем положения п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве устанавливают особые правила касательно удовлетворения требований кредиторов по возмещению финансовых санкций, таких как убытки (в форме упущенной выгоды), неустойки (штрафы, пени).

Так, вышеприведенная норма закона указывает, что требования кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, в том числе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате обязательных платежей, учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Следовательно, требования кредитора по взысканию неустойки подлежат удовлетворению после погашения основного долга и причитающихся процентов. Под причитающимися процентами имеются в виду проценты, не связанные с нарушением должником обязательства.

Исчисление неустойки за период после даты введения первой процедуры в деле о банкротстве должника

Зачастую у участников оборота отсутствует понимание, в каком размере неустойка может быть включена в реестр требований кредиторов.

Для этого, прежде всего, необходимо определить период начисления неустоек.

Так, в силу п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве» в период процедуры наблюдения на возникшие до возбуждения дела о банкротстве требования кредиторов не начисляются неустойки. После введения наблюдения подлежат начислению исключительно мораторные проценты.

Их правовая природа — особая, а их регулирование направлено на частичную компенсацию имущественных потерь кредитора от ограничений, наступающих в связи с введением процедуры банкротства в отношении должника в целях приведения всех его кредиторов к равному положению.

Следовательно, мораторные проценты по своей правовой природе отличаются от различного рода финансовых санкций по отношению к должнику, представляют собой особый институт российского банкротства. Это проявляется как в периоде, так и в размере их начисления.

Важно отметить, что в том случае, если дело о банкротстве должника было прекращено вследствие удовлетворения всех требований кредиторов (абз. 7 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве), кредитор не вправе требовать от должника уплаты неустоек с даты введения процедуры наблюдения (процедуры реструктуризации долгов гражданина) по дату прекращения дела о банкротстве, поскольку в указанный период на сумму обязательств должника подлежали начислению мораторные проценты, право на взыскание которых в общеисковом порядке остается у кредитора и после прекращения дела о банкротстве на основании абз. 7 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве.

Указанная позиция не является новой, но по-прежнему сохраняет свою актуальность. Например, Верховный суд в Определении № 305-ЭС21-5418 от 23.08.2021 по делу № А40-22345/2020 в очередной раз указал на недопустимость взыскания неустоек за период с даты введения первой процедуры по дату прекращения дела о банкротстве вследствие удовлетворения требований кредиторов.

Таким образом, неустойка подлежит исчислению до даты введения в отношении должника первой процедуры в деле о банкротстве.

Следует особо отметить, что размер неустойки, исчисляемой в иностранной валюте (например, в соответствии с условиями соответствующего соглашения), для целей включения в реестр требований кредиторов должника определяется по курсу иностранной валюты к рублю на дату введения первой процедуры в деле о банкротстве должника, что следует из положений абз. 4 п. 1 ст. 4 Закона о банкротстве и подтверждено позициями высшей судебной инстанции, например Определением ВС РФ от 16.12.2019 № 305-ЭС19-22413 по делу № А40-216852/2018.

Исчисление неустойки за период до даты введения первой процедуры в деле о банкротстве должника

Существенные проблемы на практике возникают с решением вопроса о том, за какой период до даты введения первой процедуры (например, наблюдения) неустойка может быть исчислена и включена в реестр требований кредиторов должника.

В том случае, если кредитор включается в реестр требований кредиторов должника на основании судебного акта, которым с должника взыскана сумма основного долга и неустойка за конкретный период времени, каких-либо сложностей на практике не возникает.

Однако существуют ситуации, в которых кредитор для целей включения в реестр имеет вступивший в законную силу судебный акт, которым с должника взыскана исключительно сумма основного долга и процентов за пользование денежными средствами; вопрос с взысканием неустойки таким актом не решен.

В одном из недавних дел, разрешенных Верховным судом (Определение от 15.07.2021 № 305-ЭС20-12449 по делу А40-5619/2019), возникла именно такая проблема.

Кредитор на основании решения арбитражного суда взыскал с должника основной долг и включил на основании данного судебного акта свои требования в реестр требований кредиторов должника. Однако впоследствии конкурсный кредитор дополнительно предъявил к включению в реестр сумму неустойки, исчисленной с момента вступления в силу решения суда о взыскании суммы основного долга до даты введения в отношении должника процедуры наблюдения.

Суды нижестоящих инстанций отказали кредитору во включении неустойки в реестр требований кредиторов должника, аргументировав данное решением тем, что срок исковой давности для взыскания неустойки подлежал исчислению со дня, следующего за днем обращения кредитора в суд.

Верховный суд отменил акты судов нижестоящих инстанций и отправил спор на новое рассмотрение, поскольку суды не учли, что:

  • неустойка является дополнительным требованием, пропуск срока исковой давности по главному требованию означает и пропуск такого срока по дополнительному требованию; в рассматриваемом споре исковая давность по главному требованию не была пропущена;

  • срок исковой давности для включения требования о выплате неустойки подлежит исчислению применительно к каждому периоду просрочки (в данном споре — один день).

Полагаем, что подход Верховного суда является верным и в полной мере отвечает сложившейся правоприменительной практике. Соответственно, кредиторам в целях включения неустойки в реестр требований кредиторов должника необходимо учитывать, истек ли срок исковой давности по главному требованию, а если не истек, то необходимо определить период начисления неустойки с учетом периода просрочки таким образом, чтобы не пропустить срок исковой давности для включения такой неустойки в реестр.

Включение неустойки в реестр требований кредиторов за неисполнение должником первоначального встречного обязательства

Сложные для правоприменения ситуации возникают на практике в том случае, если требование кредитора по основному долгу подразумевало первоначальное исполнение со стороны должника, которое не было произведено (ст. 328 ГК РФ). Зачастую в таких ситуациях за неисполнение должником своих обязательств по первоначальному исполнению/предоставлению в пользу кредитора предусматривается неустойка.

Согласно правовой позиции Верховного суда РФ, выраженной в п. 15 Обзора судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 1 (2019), утв. Президиумом ВС РФ 24.04.2019, неустойка за неисполнение должником первоначального исполнения в пользу кредитора подлежит включению в реестр требований кредиторов должника в соответствии с порядком, предусмотренным п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве. Однако сам основной долг не может быть включен в третью очередь реестра требований кредиторов и подлежит удо­влетворению после требований как кредиторов третьей очереди, так и «опоздавших» кредиторов, но приоритетно перед лицами, получающими имущество должника по правилам п. 1 ст. 148 Закона о банкротстве, п. 8 ст. 63 ГК РФ.

Разница в правовом регулировании очередности удовлетворения неустоек и основного долга по обязательствам должника, предусматривающим первоначальное встречное исполнение, обуславливается различием правовой природы основного долга и неустоек за неисполнение главного обязательства.

Так, кредитор, который требует осуществления первоначального предоставления, в формировании конкурсной массы (даже косвенно) не участвовал, поскольку свое встречное предоставление по обязательству не осуществил. Следовательно, «уравнивание» его интереса с интересами конкурсных кредиторов, непосредственно пострадавших от взаимодействия с должником, является несправедливым. В свою очередь, кредитор по первоначальному исполнению также претерпевает негативные последствия от неисполнения должником своей обязанности, в результате чего на стороне такого кредитора могут образовываться имущественные потери, одним из способов «компенсации» которых является взыскание неустойки, начисленной на сумму основного долга должника.

Полагаем, что кредиторам необходимо анализировать существо их отношений с должником на предмет наличия последовательных встречных предоставлений, подпадающих под регулирование ст. 328 ГК РФ, поскольку в случае неисполнения должником своих первоначальных встречных обязательств кредитор фактически будет вправе рассчитывать лишь на взыскание с должника неустойки, начисленной до даты введения в отношении должника первой процедуры в деле о банкротстве.

Перспективы удовлетворения требований такого кредитора по уплате основного долга являются сомнительными. Вместе с тем справедливость вышеуказанного подхода Верховного суда РФ не вызывает сомнений, поскольку кредитор, не осуществивший предоставления в адрес должника, в меньшей степени пострадал от взаимодействия с ним и, следовательно, не может находиться в одном положении с иными конкурсными кредиторами.

Возможность уменьшения неустойки в рамках дела о банкротстве

Важной проблемой практического характера является возможность уменьшения неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ при включении требования об ее уплате в реестр требований кредиторов должника.

При наличии вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции или арбитражного суда о взыскании такой неустойки с должника практическая возможность ее уменьшения в рамках дела о банкротстве вызывает сомнения.

Вместе с тем зачастую при включении требований кредитора в реестр требований кредиторов должника вступившим в законную силу решением суда подтвержден лишь основной долг и причитающиеся проценты. В таком случае кредитор сам представляет суду расчет неустойки в целях ее включения в реестр требований кредиторов должника в соответствии с порядком исчисления неустойки, предусмотренным Законом о банкротстве.

В последнем случае судебная практика допускает возможность уменьшения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ (при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства), см., например, Определение ВС РФ от 28.09.2018 № 305-ЭС18-14807 по делу № А40-65354/2017.

Однако в практическом смысле такое уменьшение — непростая задача, а обоснование несоразмерности неустойки зачастую не заканчивается успешно (см., например, Определение ВС РФ от 17.06.2019 № 307-ЭС18-12791 (4) по делу № А56-64846/2017).

Важно отметить, что размер неустойки, которая может быть включена в реестр требований кредиторов должника, напрямую влияет на размер удовлетворения требований соответствующей очередности других кредиторов в деле о банкротстве, а также в определенной степени влияет на имущественное положение супруга. В связи с этим возражения касательно размера неустойки и ее соразмерности могут быть заявлены не только должником, но и другими лицами, например супругой должника (см. Определение Конституционного суда РФ от 24.12.2020 № 3004-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Безгодовой Ирины Вадимовны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 60 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“»).

Неустойка и залоговое обеспечение

В соответствии с устоявшейся позицией, указанной в п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя», в очередности, предусмотренной п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве, удовлетворяются требования, возникшие в связи с неисполнением обеспеченного залогом обязательства. Вместе с тем расходы на обращение взыскания на заложенное имущество, понесенные ранее возбуждения дела о банкротстве, приравниваются по своей природе к основной задолженности, обеспеченной залогом.

Таким образом, неустойка за неисполнение обеспеченного залогом обязательства подлежит удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. Однако в силу ст. 337 ГК РФ залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в том числе неустойку. Указанная конструкция зачастую используется и на практике.

Следовательно, возникает вопрос: может ли быть неустойка обеспечена залогом в рамках дела о банкротстве?

В Определении от 30.03.2017 № 301-ЭС16-17271 по делу № А79-7479/2014 Верховный суд РФ пришел к следующим выводам:

  • в случае банкротства должника залог в отношении требований по взысканию неустоек, возникших в связи с неисполнением обеспеченного залогом обязательства, не прекращается;

  • требование о взыскании неустоек как обеспеченное залогом имущества должника должно учитываться отдельно в реестре требований кредиторов и подлежит удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов по требованиям всех кредиторов третьей очереди, включая незалоговых;

  • требование о взыскании неустоек имеет залоговое преимущество перед удовлетворением необеспеченных требований кредиторов по санкциям.

По существу, Верховный суд РФ выступил резко против «приравнивания» обеспеченных и не обеспеченных залогом требований кредиторов по финансовым санкциям, в том числе неустойкам. При этом судами нижестоящих инстанций были допущены ошибки, которые привели к противоречию их правовой позиции сути залоговых правоотношений и положениям ст. 334, 337 ГК РФ.

В настоящий момент позиция Верховного суда РФ может считаться единообразной и устойчивой, что подтверждается, например, Определением ВС РФ от 11.03.2019 № 307-ЭС19-659 по делу № А56-77472/2016, постановлением Арбитражного суда Московского округа от 02.07.2020 № Ф05-6049/2020 по делу № А41-15767/2019.

Следовательно, кредиторам, имеющим залоговое обеспечение основного долга и неустоек, следует помнить, что их требование к должнику в части неустоек в рамках дела о банкротстве может быть обеспечено залогом имущества должника. Несмотря на то что крайне редко в рамках дела о банкротстве происходит полное удовлетворение даже основного долга должника перед кредиторами третьей очереди, указанная конструкция может иметь свое влияние на практике при конкуренции с требованиями других конкурсных кредиторов о взыскании неустоек с должника.

Таким образом, особенности правовой природы обязательств должника по уплате неустойки серьезно влияют как на различные аспекты процедуры включения требований об уплате неустойки в реестр требований кредиторов должника, так и на удовлетворение таких требований в рамках дела о банкротстве.