ВС РФ отказал во включении в реестр, усмотрев недобросовестную договоренность между должником и мажоритарным кредитором

| статьи | печать

Суд рассматривал дело о банкротстве физлица. Аффилированное с ним лицо выкупило долг и пыталось войти в реестр. Первая инстанция включила его в реестр с понижением очередности. А ВС РФ и вовсе отказал.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 29.06.2021 № 305-ЭС20-14492 (2) по делу № А40-192270/2018

Дело о банкротстве

Физическое лицо М.

 Суть дела

Два физлица являлись бенефициарами одной группы компаний. Один из них позже попал в банкротство. До этого с 2011 г. эти компании получали кредиты в Сбербанке. Также должник как владелец бизнеса предоставлял поручительства по кредитам. В 2018 г. Сбербанк перепродал права требования к компаниям из этой группы своей дочерней компании, а та перепродала их ООО «Алмаз Капитал».

Заемщики не вернули кредит. ООО «Алмаз Капитал» (компания, которая выкупила права требования) подало заявление о включении своих требований в реестр требований кредиторов гражданина М. (должника) как поручителя по кредитам.

Позиции судов

Суд первой инстанции включил требования ООО «Алмаз Капитал» с понижением очередности. Он установил, что ООО «Алмаз Капитал» находится под контролем гражданина А. Помимо прав требований по кредиту гражданин А. приобрел у должника и второго бенефициара принадлежавшую им корпоративную группу — акции Гидрометаллургического завода и Южной энергетической компании. Несмотря на то что формальными покупателями этих акций были другие лица, суд установил, что гражданин А. является фактическим бенефициаром данных сделок. Суд учел публикации в СМИ, сведения с сайта консалтинговой структуры, сопровождавшей сделку, а также выводы по другому судебному спору.

Исходя из этого, суд первой инстанции сделал вывод, что основные заемщики по кредиту (Гидрометаллургический завод и Южная энергетическая компания), с одной стороны, а также новый кредитор в обязательствах (ООО «Алмаз Капитал»), с другой стороны, подконтрольны одному лицу — А.

Еще ООО «Алмаз Капитал» выборочно предъявляло требования к должникам, входящим в одну группу. Такое поведение для независимого добросовестного кредитора не является типичным. Так, в частности, ООО «Алмаз Капитал» не реализует перешедшие к нему права кредитора в отношении Южной энергетической компании несмотря на то, что она является одним из основных заемщиков с размером долга более 2,5 млрд руб., который обеспечен заложенным имуществом компании.

Таким образом, требование было приобретено у независимого кредитора в ситуации имущественного кризиса должника (поручителя) и заемщиков, а кредитор-цессионарий и должник в момент приобретения прав являлись аффилированными лицами и контролировались из единого центра.

Апелляция изменила решение суда. Она включила требования в третью очередь реестра, без понижения очередности их удовлетворения. Апелляция отметила, что на момент заключения договоров цессии наличие имущественного кризиса у группы заемщиков являлось публично известным (о чем свидетельствуют возбужденные дела о банкротстве). Поэтому сделки по уступке прав требования не могут быть признаны компенсационным финансированием. Суд также отметил, что в делах о банкротстве заемщиков требования ООО «Алмаз Капитал» включены в реестр требований кредиторов. Кассация согласилась с этой позицией.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и отказала в удовлетворении требования ООО «Алмаз Капитал».

На рынке кредитования сложилась устойчивая банковская практика: банки привлекают организации, входящие в одну группу, в качестве поручителей по обязательствам друг друга. В этих случаях, предоставляя обеспечение, поручитель действует в общегрупповом интересе. Сама по себе невыгодность для отдельного поручителя обеспечительной сделки не указывает ни на ее недействительность, ни на неразумность или недобросовестность менеджмента. Вывод об обратном может быть сделан, если, например:

  • деятельность заемщика и деятельность поручителя не связаны между собой;

  • отсутствуют свидетельства о взаимном финансировании в период, предшествующий выдаче поручительства;

  • выдача поручительства не обусловлена каким-либо экономическим интересом и т.д.

При этом в случаях, когда поручительства выданы материнскими компаниями либо бенефициарами бизнеса, предполагается, что выгода была получена ими в результате кредитования должника по основному обязательству. Несмотря на свою акцессорную природу, поручительство является отдельным самостоятельным обязательством, в связи с чем в ситуации кредитования группы кредитор очевидно имеет право реализовать свое требование не только ко всем, но и к одному из солидарных должников, в том числе поручителей (п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 24.12.2020 № 45 «О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве»).

Если бы кредитор реализовывал свои права ко всем солидарным должникам, его требование в этом деле о банкротстве подлежало бы уменьшению на сумму, исполненную такими солидарными должниками. Кредитор имеет право осуществить свои права только в отношении одного из солидарных должников. Но, учитывая наличие у бенефициара не только статуса кредитора, но и приобретателя акций обществ, входящих в группу, на нем лежит обязанность действовать добросовестно по отношению как к этим обществам, так и их кредиторам.

В то же время, поскольку в результате его действий фактически утрачивается возможность получить исполнение за счет Гидрометаллургического завода и Южной энергетической компании (наиболее платежеспособных должников), следует считать, что эта обязанность бенефициаром не исполнена и включение в реестр в полном объеме требований ООО «Алмаз Капитал» нарушает права кредиторов и иных лиц, входивших в группу компаний. Поэтому суд должен был отказать кредитору в осуществлении права.

Вывод суда первой инстанции о том, что подобная недобросовестность кредитора является основанием для понижения очередности удовлетворения его требования, также является ошибочным. Положения Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденного ВС РФ 29.01.2020, о понижении очередности удовлетворения требований не применяются в деле о банкротстве физических лиц.

Кроме того, невозможно предположить, что должник и его партнер, действуя разумно, согласились бы продать мажоритарные пакеты акций компаний за 17 000 руб. и при этом остались бы должны покупателю акций 2,5 млрд руб.

ВС РФ решил, что предъявление ООО «Алмаз Капитал» своих требований и отсутствие возражений по этому поводу со стороны должника явно указывают на наличие между гражданином А. и должником неформальных недобросовестных договоренностей. Первый способствует освобождению последнего от кредиторской задолженности перед независимыми кредиторами посредством установления в реестре мажоритарного требования и блокирования иным кредиторам возможности реализовать их права в деле о банкротстве, а также существенного снижения процента удовлетворения требований иных кредиторов от суммы вырученных в результате продажи имущества должника средств. Такое поведение сторон не подлежит судебной защите.

День
Неделя
Месяц