Даже при наличии заявления об увольнении работник может доказать, что увольнение не было добровольным

| статьи | печать

ВС РФ указал, что при рассмотрении споров о незаконном увольнении по собственному желанию необходимо оценивать, понимал ли работник последствия написания заявления и по какой причине он написал заявление об увольнении с учетом семейного и материального положения.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 17.05.2021 № 11-КГ21-8-К6 по делу № 2-247/2020

Истец

Физическое лицо

Ответчик

Индивидуальный предприниматель

Суть дела

Работница работала продавцом в магазине с 2004 г. В 2019 г. у нее произошел конфликт с работодателем по поводу недостачи, выявленной без проведения соответствующей инвентаризации. По словам работницы, работодатель угрожал уволить ее «по статье», поэтому она была вынуждена написать заявление об увольнении с работы по собственному желанию. В связи с этим работодатель издал приказ об увольнении по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника).

Работница посчитала свое увольнение незаконным. Она подала иск, в котором просила суд:

  • признать незаконным ее увольнение с работы с должности продавца;

  • взыскать с работодателя заработную плату за ноябрь 2019 г., средний заработок за время вынужденного прогула за период с 17.12.2019 по дату вынесения судом решения;

  • взыскать компенсацию морального вреда в размере 40 000 руб.;

  • взыскать расходы на оплату услуг представителя в размере 5500 руб.

Свои требования она аргументировала тем, что подача заявления об увольнении не являлась добровольной и была обусловлена исключительно оказываемым на нее моральным давлением со стороны работодателя, который потребовал написать заявление об увольнении по собственному желанию после конфликтной ситуации.

В подтверждение своих доводов работница представила распечатку СМС-переписки с работодателем. Из этой переписки следовало, что инициатором увольнения являлся работодатель. Также работница ссылалась на то, что она одна оплачивает обучение своей дочери в высшем учебном заведении, а заработная плата являлась ее единственным доходом. В результате незаконного увольнения она осталась без средств к существованию, в связи с чем была вынуждена взять в долг 20 000 руб. для оплаты коммунальных услуг, покупки продуктов питания, лекарств, помощи дочери. На момент обращения в суд работница так и не смогла трудоустроиться. Она обращала внимание на то, что она — лицо предпенсионного возраста (на момент увольнения ей было 53 года).

Позиции судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска работницы. Он отклонил доводы о том, что работница под принуждением работодателя и угрозой увольнения «по статье» была вынуждена написать заявление об увольнении по собственному желанию. Суд сослался на то, что она не представила доказательства, подтверждающие отсутствие ее добровольного волеизъявления на увольнение и оказание на нее давления со стороны работодателя. Также суд первой инстанции указал на недоказанность наличия у работодателя перед работницей задолженности по заработной плате за спорный период.

Апелляционная инстанция отменила решение первой инстанции. Она признала приказ о прекращении трудового до­гово­ра незаконным, взыскала с работодателя заработную плату за время вынужденного прогула в размере 72 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 5000 руб., расходы на оплату ­услуг представителя — 5500 руб. Суд учел представленную СМС-переписку между сторонами (работодатель ее не оспаривал), а также объяснения работницы, отрицавшей намерение на увольнение по собственному желанию ввиду нахождения на ее иждивении дочери-студентки и отсутствия иной оплачиваемой работы. Совокупность этих доказательств позволила суду сделать вывод о том, что у работницы не было добровольного волеизъявления на прекращение трудовых отношений.

Суд кассационной инстанции отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции. Он отметил, что работница высказала желание уволиться 08.12.2019, снова подтвердила это желание 16.12.2019 в переписке с работодателем, написала заявление об увольнении ее с работы по собственному желанию у себя дома. Она подала это заявление 17.12.2019 работодателю и не отозвала его. Впоследствии работница встала на учет в центр занятости как безработная и получала пособие по безработице.

Позиция ВС РФ

СКГД ВС РФ отменила постановление кассации и оставила в силе определение апелляционного суда, который признал увольнение работницы незаконным.

Расторжение трудового до­говора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась его добровольным волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоя­тельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника. Это предусмотрено в подп. «а» п. 22 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Федеральный законодатель создал правовой механизм, который предусматривает в том числе возможность работника беспрепятственно в любое время уволиться по собственной инициативе, подав работодателю соответствующее заявление, основанное на добровольном волеизъявлении, предупредив об увольнении работодателя не позднее чем за две недели. Также он предоставляет сторонам трудового договора возможность достичь соглашения о дате увольнения, определив ее иначе, чем предусмотрено законом. Для защиты интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении за работником закреплено право отозвать свое заявление до истечения срока предупреждения об увольнении (если только на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому не может быть отказано в заключении трудового договора).

Обстоятельствами, имеющими­ значение для дела при разрешении спора о расторжении трудового договора по инициативе работника, являются наличие волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию и добровольность этого волеизъявления.

По данному делу для решения вопроса о законности увольнения судам следовало установить следующие обстоятельства:

  • были ли действия работницы при подаче 17.12.2019 заявления об увольнении по собственному желанию с той же даты добровольными и осознанными;

  • понимала ли работница последствия написания такого заявления;

  • по какой причине работница написала заявление об увольнении по собственному желанию, учитывая ее семейное и материальное положение.

Судебная коллегия ВС РФ сделала вывод, что кассация переоценила обстоятельства по делу. Ссылаясь на те же фактические обстоя­тельства, которые были установлены судом апелляционной инстанции, кассационный суд сделал иные выводы в отношении данного спора. Он указал на несоответствие выводов суда апелляционной инстанции факти­ческим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, при этом не привел в нарушение п. 8 ч. 1 ст. 390.1 ГПК РФ каких-либо мотивов для такого вывода.

День
Неделя
Месяц