Во время болезни работника с него взятки гладки

| статьи | печать

В период временной нетрудоспособности работодатель не имеет права требовать у работника объяснения причин его отсутствия на работе. На это указал Верховный суд в Определении от 17.08.2020 № 69-КГ20-3.

Суть дела

Директор организации издал приказ об увольнении работницы по подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей — прогул. Причиной для принятия такого решения послужило следующее.

Работница отсутствовала на работе два дня (11 и 12 февраля 2019 г.), о чем ее непосредственное руководство составило соответствующий акт. С 13 по 15 февраля работница находилась на рабочем месте, а с 18 февраля взяла больничный лист.

Работодатель ознакомил работницу с актом об отсутствии на работе 19 февраля, то есть когда она уже была на больничном. В этот же день сотрудница получила на руки письменное уведомление работодателя от 18 февраля 2019 г. с предложением предоставить в течение двух рабочих дней с момента получения данного уведомления письменные объяснения по факту отсутствия на рабочем месте 11 и 12 февраля 2019 г.

Сотрудница 21 февраля 2019 г. (в период временной нетрудоспособности) дала письменные объяснения, согласно которым она два дня отсутствовала на рабочем месте по причине высокой температуры. Она отпросилась в устной форме у непосредственного руководителя, который предоставил ей отгулы. При этом у работницы не было подтверждающих документов, так как в больницу она не обращалась, чтобы не идти на больничный. После выхода на работу (5 марта 2019 г.) она была сразу же уволена за прогул.

Работница посчитала, что ее уволили незаконно, и обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании с работодателя среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Она полагала, что у работодателя не имелось законных оснований для затребования у нее письменных объяснений по поводу ее отсутствия на рабочем месте в период, когда она была временно нетрудоспособна (19 февраля 2019 г.), учитывая то обстоятельство, что с 13 по 15 февраля 2019 г. она находилась на рабочем месте.

Решение нижестоящих судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования работницы. На основании положений ст. 192 и 193 ТК РФ суд пришел к выводу, что работодатель допустил нарушение порядка применения к работнице дисциплинарного взыскания в виде увольнения. Во-первых, было нарушено право работника на предоставление в установленный законом срок объяснения по факту совершенного им дисциплинарного проступка. Во-вторых, акты об отсутствии сотрудницы на работе были составлены не 11 и 12 февраля, а позднее.

Кроме этого, по мнению суда, в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что при принятии в отношении работницы решения об увольнении работодателем учитывалась тяжесть вменяемого ей в вину дисциплинарного проступка, были приняты во внимание обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работницы и ее отношение к труду.

Однако апелляция не согласилась с выводами суда первой инстанции и отменила решение. Арбитры исходили из того, что факт отсутствия сотрудницы на рабочем месте без уважительных причин 11 и 12 февраля 2019 г. был подтвержден. При этом, по мнению суда апелляционной инстанции, истребование работодателем письменных объяснений у работника в период его временной нетрудоспособности законом не запрещено. Следовательно, работодатель имел полное право уволить работницу на основании подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Решение высших арбитров

Работница обратилась в Верховный суд, который увидел основания для удовлетворения жалобы. По мнению высших арбитров, суд апелляционной инстанции допустил существенные нарушения правовых норм, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможно восстановление справедливости.

Порядок применения работодателем дисциплинарных взысканий к работнику регламентирован ст. 193 ТК РФ. В части 1 этой нормы сказано, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. А согласно ч. 3 той же нормы дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка. При этом в расчет не берется время болезни работника, пребывания его в отпуске, а также время, необходимое для учета мнения представительного органа работников.

Апелляция не учла данные положения ст. 193 ТК РФ, в то время как суд первой инстанции обосновал свои выводы о незаконности увольнения работницы несоблюдением порядка увольнения, так как она была уволена до истечения двух рабочих дней, предоставленных для дачи письменных объяснений. Вывод апелляции о том, что истребование работодателем письменных объяснений у работника в период его временной нетрудоспособности законом не запрещено, является ошибочным. Это связано с тем, что положения ч. 3 ст. 193 ТК РФ специально исключают время болезни работника из срока применения дисциплинарного взыскания.

Также суд апелляционной инстанции оставил без внимания тот факт, что работодатель не представил доказательств того, что при принятии решения об увольнении работницы учитывалась тяжесть вменяемого ей в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работницы и ее отношение к труду. А это нарушает положения ч. 5 ст. 192 ТК РФ и идет вразрез с разъяснениями, содержащимися в п. 52 постановления Пленума Верховного суда от 17.03.2004 № 2.

В итоге Верховный суд отправил дело в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

День
Неделя
Месяц