1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 10

Ученых беспокоит скорость падения потребительских настроений и пессимизм среднего класса

Анализ данных Росстата о потребительских настроениях населения во II квартале 2020 г., проведенный Центром конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, привел к двум тревожным выводам: потребительская уверенность бывала и ниже, но никогда не падала так стремительно, а главное — наибольший пессимизм охватил самую экономически активную возрастную группу.

Во II квартале 2020 г. обследование Росстата зафиксировало резкий обвал совокупных потребительских настроений российского населения. Индекс потребительской уверенности (ИПУ) упал на 19 п.п. относительно предыдущего квартала до отметки –30%.

Но ученые ЦКИ отмечают, что глубину падения индикатора нельзя назвать рекордной, подобные эпизоды уже наблюдались ранее за двадцать с лишним лет проведения подобных обследований. Например, столь же низкое значение ИПУ было выявлено в момент второго пика последней рецессии, в I квартале 2016 г. В начале этой рецессии, в I квартале 2015 г., индекс снижался до –32%, а в эпицентре финансово-экономического кризиса 2008—2009 гг. (I квартал 2009 г.) его минимальное значение достигало –35%. В период кризиса 1998—1999 гг. ИПУ в течение нескольких кварталов находился на отметке ниже –45%.

Однако авторы анализа указывают, что стремительность ухудшения потребительских настроений — практически моментальный обвал индекса на 19 п.п. в течение одного квартала — пока является беспрецедентной. Во время предыдущих кризисных эпизодов отрицательный эффект был накопительным, а ИПУ терял одномоментно не более 14—15 п.п.

Аналитикам ЦКИ очевидно, что такая внезапность нарастания пессимизма потребителей стала ответом на абсолютно неожиданную коронавирусную атаку, сопровождавшуюся введением радикальных ограничительных мер, практически остановивших деятельность множества организаций. Масштабные локдауны не только кардинально изменили тренд развития экономики, но и понизили для значительной части населения их совокупный доход. При этом высокая степень неопределенности, связанной с возможностью реактивации пандемической атаки и новых последующих локдаунов, заставляет людей опасаться реализации пессимистичных сценариев дальнейшего развития событий.

Все компоненты ИПУ — в пике

Интенсивную негативную динамику продемонстрировали все пять компонентов ИПУ. При этом наиболее резкое, почти вертикальное падение показал частный индекс произошедших изменений в экономике России, который одномоментно снизился на 37 п.п. до –49%. Как и в случае с результирующим ИПУ, авторы исследования считают уникальной не глубину, а скорость его падения: в первых кварталах 2009 и 2015 гг. индекс опускался ниже отметки –50%, но никогда не терял больше 25 п.п. в течение одного квартала. Ученые ЦКИ отмечают, что индекс изменений в экономике России — это наиболее субъективный, эмоционально окрашенный и зависящий от превалирующего информационного фона компонент ИПУ, для которого характерен наиболее высокий размах колебаний, особенно в негативном направлении.

Оценки перспектив развития экономики России в следующие двенадцать месяцев ухудшились не столь существенно, однако значение соответствующего частного индекса в анализируемом квартале (–20%) было ниже, чем в период последней рецессии (–18%). Вместе с тем авторы исследования напоминают, что в эпицентре финансового кризиса 2008—2009 гг. ожидания населения относительно развития экономической ситуации в стране были еще более пессимистичными (в I квартале 2009 г. — –27%).

Частные индексы фактического и ожидаемого изменения личного материального положения респондентов снизились в течение квартала на 14 и 9 п.п. до значений –22 и –14% соответственно. Как и в случае всех остальных компонентов ИПУ, данные параметры были несколько лучше результатов обследований, проведенных в периоды рецессии 2015—16 гг. и кризиса 2008—2009 гг.

Пятый компонент ИПУ, частный индекс благоприятности условий для крупных покупок, потерял в течение квартала 20 п.п. и остановился на отметке –44%, что сопоставимо со значениями индикатора в начале 2016 г. (–43%) и в начале 2009 г. (–45%). Падение индекса благоприятности условий для сбережений (согласно принятой методологии в состав ИПУ не включается) было менее внушительным (на 11 п.п.), а его значение в анализируемом квартале (–45%) превышало параметры предыдущих эпизодов негативной динамики.

«Хорошего» мало

Потребительские настроения практически синхронно ухудшились во всех возрастных стратах населения. В группе молодежи до 30 лет ИПУ снизился относительно предыдущего квартала на 23 п.п. до –26%, в группе от 30 до 49 лет — на 21 п.п. до –31%, в группе от 50 лет и старше — на 17 п.п. до –30% соответственно.

Анализ распределения мнений респондентов относительно их личного материального положения, условий для крупных покупок и сбережений, а также ожидаемой в следующие двенадцать месяцев инфляции позволяет констатировать экспертам ЦКИ заметное ухудшение данных аспектов формирования потребительской уверенности.

Так, практически никто из участников опроса не охарактеризовал определенно позитивно свое материальное положение, сложившиеся условия для совершения крупных покупок и формирования сбережений. Заметно снизилась доля умеренно позитивных мнений. Если в I квартале текущего года о «хорошем» материальном положении сообщили почти 10% респондентов, то во II квартале — только 6%. При характеристике условий для крупных покупок и сбережений доля оценок «скорее благоприятные» снизилась за квартал с 11 и 8% до 5,4 и 5,2% соответственно. Так же, и даже более заметно, возросла доля негативных мнений. О «плохом» и «очень плохом» материальном положении сообщили 31% участников опроса (кварталом ранее — 25%), о «скорее неблагоприятных» и «совсем неблагоприятных» условиях для крупных покупок и сбережений — 64,8 и 66,2% соответственно (кварталом ранее — 44 и 55%).

Оценки ожидаемой инфляции в течение следующих двенадцати месяцев, и так традиционно весьма пессимистичные, еще более ухудшились. Доля респондентов, надеявшихся на стабильность цен, снизилась за квартал с 10,4 до 6,3%, а доля тех, кто предполагал «незначительный рост» цен, — с 48,4 до 37,7%. В то же время с 39 до 54,7% увеличилось число респондентов, ожидавших значительного подорожания потребительских товаров и услуг, и практически никто не считал, что они могут подешеветь.

«Кризис среднего возраста» — это серьезно

В качестве серьезного негативного фрагмента ученые ЦКИ отмечают, что во II квартале текущего года наибольший пессимизм продемонстрировали представители самой экономически активной группы населения в возрасте от 30 до 49 лет.

Авторы исследования справедливо полагают, что именно средневозрастную группу населения оценочно можно в большей степени отнести к среднему классу, значительно влияющему на совокупный потребительский спрос на товары и услуги, а также к наиболее производительной и инновационной части населения с точки зрения трудовых ресурсов для развития реального сектора экономики страны.

Результаты опроса потребителей подтверждают аналитикам ЦКИ вполне очевидный факт, что эта возрастная категория более других пострадала от коронакризиса. В то же время менее высокие, но более стабильные доходы населения старшего возраста плюс их государственная поддержка в виде длительных оплаченных больничных листов работающим пенсионерам позволили этим людям в некоторой степени минимизировать снижение уровня и качества своей жизни.

Подобное возрастное распределение наблюдалось лишь несколько раз за весь период проведения обследований и в самые неблагоприятные для российской экономики моменты — в конце 2009 — начале 2010 г. и в начале 2016 г. Но авторы исследования отмечают, что негативная тенденция ухудшения потребительской уверенности в средней возрастной группе практически устойчиво просматривается с 2018 г.

В принципе, считают они, наблюдаемый тренд пока еще не носит явно критического характера, но тенденция, по их мнению, очень неблагоприятная. При этом ученые ЦКИ призывают учитывать, что Россия на ближайшие пять-восемь лет вошла в демографическую яму, связанную не только с сокращением общей численности населения, но и его старением и сокращением средневозрастной страты в возрасте примерно 25—50 лет.

Если именно эта группа населения страны, представляющая большинство среднего класса, будет не только сокращаться, но и снижать свою потребительскую уверенность, в основном в виде падения своих доходов, это с лагом в год-полтора нанесет серьезный удар по экономике страны. Снижение численности средневозрастной группы населения на фоне ухудшения уровня и качества ее жизни — это «горючая смесь», связанная почти наверняка с последующим падением производительности труда и технологическим застоем, предупреждают эксперты ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ.

Индекс потребительской уверенности в России и ряде европейских стран, балансы, %

Страны

02.2020

05.2020

Дания

5

–2

Швеция

0

–5

Чехия

–2

–9

Эстония

1

–9

Финляндия

–5

–10

Австрия

–3

–14

Бельгия

–9

–15

Германия

–3

–15

Франция

–7

–17

Нидерланды

–5

–18

Латвия

–3

–19

Италия

–14

–20

Польша

0

–21

Хорватия

–3

–22

Ирландия

0

–22

Великобритания

–6

–24

Венгрия

–7

–27

Словакия

–9

–28

Болгария

–21

–29

Испания

–8

–29

Россия

–11

–30

Португалия

–7

–30

Словения

–13

–33

Греция

–5

–33

Источник: ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ по данным Росстата и ЕК