1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 52

Российский экспорт в январе — апреле «прославили» продукты питания, а больше — драгоценности

Данные Федеральной таможенной службы о товарной внешней торговле за четыре месяца 2020 г. в цифрах конкретизировали всеми ожидаемое ее падение в апреле. Из примечательного — больший обвал торговли со странами СНГ, чем с «дальним» зарубежьем, а также мощный рост поставок за рубеж драгоценностей.

Согласно таможенной статистике, в январе — апреле 2020 г. внешнеторговый оборот России (включая рыбу и морепродукты Российской Федерации, не подлежащие доставке для таможенного оформления на ее территории; бункерное топливо, горючее, продовольствие и материалы, приобретенные за пределами территории РФ; товары и транспортные средства, ввезенные физическими лицами; досчеты на неучтенные объемы взаимной торговли со странами ЕАЭС) составил 184,9 млрд долл. США и по сравнению с январем — апрелем 2019 г. сократился на 15,0%.

Экспорт России за четыре месяца текущего года оценен в 113,9 млрд долл., что по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. меньше на 19,8%. На долю стран дальнего зарубежья приходилось 88,2%, на государства СНГ — 11,8%.

Российский импорт в январе — апреле 2020 г. набрал 71,0 млрд долл. и в годовом сопоставлении сократился на 5,9%. На долю стран дальнего зарубежья приходилось 89,5%, на членов СНГ — 10,5%.

Сальдо торгового баланса, таким образом, сложилось положительное в размере 42,9 млрд долл., что на 23,7 млрд, или на 35,5%, меньше, чем в январе — апреле 2019 г.

Далее, как обычно, мы рассмотрим наиболее общую статистику внешней торговли, которую ФТС представляет без перечисленных выше включений. А без них значения приведенных показателей могут немного отличаться, не меняя, главное, сути складывающейся картины. В данном варианте внешнеторговый оборот России за четыре месяца нынешнего года составил 183,3 млрд долл., сократившись к январю — апрелю 2019 г. на 15,0%, экспорт — 113,25 млрд долл. (–19,9% соответственно), импорт — 70,05 млрд долл. (–5,8%), сальдо торгового баланса сложилось в размере 43,2 млрд долл. и упало год к году на 35,5%.

По сравнению с январем — мартом годовая динамика оборота за апрель ухудшилась на 5,4 п.п., экспорта — тоже на 5,4, импорта — на 5,9, внешнеторгового сальдо — на 5,7 п.п. То, что в апреле, с его «плотной» посадкой на карантин теперь и России, падением спроса в мировой торговле, пожинанием мартовского обвала цен на энергоносители и курса рубля, динамика российской внешней торговли изрядно просядет, было ожидаемо. Но надо отметить, что для экспорта относительное сокращение рекордным не стало — за февраль его двухмесячная годовая динамика просела на 7,4 п.п., у сальдо торгового баланса она тогда упала на 12,9 п.п. Можно сказать, что более ощутимые относительные потери в годовом измерении понес за апрель импорт.

Однако нарастающая годовая динамика имеет свойство вуалировать события конкретного месяца, и, чтобы оценить драматизм апреля, нужно заглянуть непосредственно в него. А в данном месяце внешнеторговый оборот России сократился в годовом измерении на 30,0% (для наглядности: в марте — –13,6%), экспорт — на 35,2% (–19,1% соответственно), импорт — на 21,0% (–3,4% месяцем ранее), сальдо упало на 54,3% (–37,8%).

В данном случае показательна и динамика к предыдущему месяцу. Оборот в апреле относительно марта снизился на 18,6% (+6,8% месяцем раньше), экспорт — на 21,1% (+5,4%), импорт — на 14,8% (+9,0%), сальдо внешней торговли — на 32,8% (–0,5%). Дело «вкуса», но от апреля можно было ожидать чего-то более шокового. Правда, поставки товаров по ранее заключенным контрактам задают внешней торговле изрядную инерционность, не позволяющую разом все остановить.

Естественно, серьезные перемены в российской внешней торговле задает ее ход со странами дальнего зарубежья. С ними оборот в январе — апреле сократился к аналогичному периоду прошлого года на 14,5%, экспорт потерял 19,6, импорт — 4,9, сальдо — 36,2%. В апреле год к году значения данных показателей составили –28,5, –33,9, –19,4 и –54,6% соответственно.

Можно заметить, что по обороту, экспорту и импорту апрельская динамика торговли с дальним зарубежьем заметно приятнее общей, что говорит о существенном отрицательном вкладе в апреле негоции с государствами Содружества. К сожалению, в данных ФТС в этот раз по ним аналогичной статистике занять свое место не повезло, удалось только выяснить, что за четыре месяца 2020 г. оборот со странами СНГ в годовом измерении сократился на 19,2%, экспорт — на 22,1, импорт — на 13,4%. Но есть подходящая статистика по «ядру» Содружества — государствам — членам Евроазиатского экономического союза, позволяющая рассмотреть апрельскую картину «ближней» торговли.

Так вот, со странами ЕАЭС в апреле год к году оборот упал на 46,4% (–16,6% в марте), экспорт — на 47,8 (–21,6% соответственно), импорт — на 43,6 (–6,6%), сальдо торгового баланса — на 52,4 (–9,3%).

Как видим, торговле с членами ЕАЭС (считай и СНГ) относительный ущерб, за исключением сальдо, нанесен в апреле значительно больший, чем со странами дальнего зарубежья. Возможно, сыграли свою роль близость и логистическая, и в отношениях между партнерами. Но вероятно и влияние разницы структуры торговли с «дальним» и «ближним» зарубежьем.

При общей печальной внешнеторговой статистике бенефициаром ситуации за январь — апрель 2020 г. год к году стал экспорт России продовольствия и сельскохозяйственного сырья, что видно из приведенной справки. Дополним, что в «дальние» страны наши поставки данных товаров выросли на 24,4%, в государства СНГ — на 18,2%.

Но в справке не отражена не менее весомая информация — по стоимости в поставках за рубеж чуть больше продуктов питания и сельхозсырья составили драгоценные камни, драгоценные металлы и изделия из них (7,1 млрд долл. и 7,3 млрд соответственно), по годовым же темпам роста «драгоценности» вне конкуренции — +114,7% в страны дальнего зарубежья и +80,1% — в СНГ. Кстати, в апреле относительно марта экспорт «еды» по стоимости снизился на 2,95% «вдаль» и на 10,1% «близко», а «вечных ценностей» — подскочил на 115,1% и обрушился на 95,9% соответственно (но там и суммы несопоставимы).

Почему — понятно.

Еще в тему. По предварительным данным ФТС, в мае импорт из стран дальнего зарубежья в годовом выражении сократился на 12,4% — существенно меньше, чем в апреле. И что примечательно — среди товарных групп выросли поставки в Россию только текстильных изделий и обуви — на 11,9%, а еще конкретнее — текстильной одежды (+49,2%) и готовых текстильных изделий (+347,1%).

Действительно, россияне в карантине соскучились по обновкам на лето.


К сведению

Экспорт России в январе — апреле 2020 г.

Основой российского экспорта в январе — апреле 2020 г. традиционно являлись топливно-энергетические товары, их удельный вес в товарной структуре экспорта составил 58,0% (в январе — апреле 2019 г. — 65,8%). В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 63,0% (70,0% годом ранее), в страны СНГ — 20,9% (34,8% соответственно). По сравнению с январем — апрелем 2019 г. стоимостной объем данных товаров снизился на 29,3%, а физический — на 9,0%. В экспорте товаров топливно-энергетического комплекса снизились физические объемы поставок электроэнергии — на 45,7%, газа природного — на 24,1, керосина — на 4,5, нефти сырой — на 3,8, нефти и нефтепродуктов — на 3,5%. Возросли физические объемы экспорта бензина автомобильного на 46,9%.

В стоимостном объеме экспорта доля металлов и изделий из них составила 9,2% (в январе — апреле 2019 г. — 9,4%). В страны дальнего зарубежья — 8,3% (8,9% годом ранее), в страны СНГ — 16,3% (13,0%). По сравнению с январем — апрелем 2019 г. стоимостной объем экспорта данных товаров снизился на 21,1%, а физический — на 12,6%. Доля экспорта продукции химической промышленности составила 6,4% (6,0%). В экспорте в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 5,2% (5,0%), в страны СНГ — 15,2% (13,2%). По сравнению с январем — апрелем 2019 г. стоимостной объем экспорта этой продукции снизился на 14,9%, а физический — на 8,8%.

Доля экспорта машин и оборудования составила 5,5% (5,0%). В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 3,9% (в январе — апреле 2019 г. — 3,4%), в страны СНГ — 17,9% (16,7%). Стоимостной объем экспорта данной товарной группы снизился на 11,1%.

Доля экспорта продовольственных товаров и сырья для их производства в товарной структуре экспорта составила 8,1% (5,3%). В структуре экспорта в страны дальнего зарубежья — 7,1% (4,6%), в страны СНГ — 15,0% (9,9%). По сравнению с январем — апрелем 2019 г. стоимостные и физические объемы поставок этих товаров возросли на 23,0 и 30,1% соответственно.

Доля экспорта лесоматериалов и целлюлозно-бумажных изделий составила 3,4% (в январе — апреле 2019 г. — 3,0%). В страны дальнего зарубежья — 3,2% (2,9%), в страны СНГ — 4,9% (4,3%). Стоимостной объем экспорта данной товарной группы снизился на 11,0%, а физический — на 6,8%.