1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 78

Если у суда имеются разумные подозрения в независимости арбитражного управляющего, он может затребовать другую кандидатуру

По общему правилу суд назначает арбитражного управляющего, чью кандидатуру предложил первый заявитель. Но если у суда имеются разумные подозрения в независимости управляющего, то он всегда имеет право затребовать кандидатуру другого управляющего, в том числе посредством случайного выбора.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 29.05.2020 № 305-ЭС19-26656 по делу № А41-23442/2019

Банкрот

ООО «Торговая компания «И.В.В.»

Суть дела

Кредитор (физлицо) подал заявление о признании должника банкротом. Долг в размере 320 000 руб. был подтвержден судебным приказом. Суд принял заявление к производству и запросил у СРО НП АУ «ОРИОН» предложенную кредитором кандидатуру арбитражного управляющего. Еще одно заявление о банкротстве должника подал банк. Его требование составляло 1,5 млрд руб.

К первому заседанию банк выкупил долг у первого кредитора. Он перечислил в депозит нотариуса сумму, соответствующую размеру обязательства должника перед первым кредитором (физлицом). На основе этого банк заявил ходатайство о правопреемстве на стороне кредитора по первому заявлению о банкротстве. Суд заменил первого кредитора на банк, а затем принял отказ банка от первого заявления о признании должника банкротом.

Позиция судов

Суд рассмотрел второе заявление банка (на 1,5 млрд руб.) и вынес определение о запросе у ассоциации МСРО «Содействие» сведений о предложенной банком кандидатуре арбитражного управляющего Борисенко В.В. (то есть не той кандидатуры, которую предложил первый кредитор).

Апелляционный суд отменил это определение суда в части обязания ассоциации МСРО «Содействие» представить кандидатуру арбитражного управляющего. Он исходил из того, что при наличии нескольких заявлений о признании должника банкротом суд должен утвердить арбитражного управляющего, кандидатура которого указана в заявлении о признании должника банкротом, поступившем в суд первым. При этом апелляция отметила, что право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего не может перейти ко второму заявителю независимо от того, погашено первоначально заявленное требование должником после подачи заявления в суд либо по нему осуществлено процессуальное правопреемство.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила определение апелляционной инстанции. Таким образом, в силе осталось определение суда первой инстанции о запросе у ассоциации МСРО «Содействие» сведений о кандидатуре арбитражного управляющего, предложенной банком.

Действительно, как правило, погашение вторым заявителем по делу требования первого, а также процессуальное правопреемство и заявление отказа от требования для придания второму искусственного приоритета не могут сами по себе предоставлять второму заявителю право на предложение своей кандидатуры управляющего (п. 27 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2016; далее — Обзор дел с участием уполномоченного органа).

Вместе с тем суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости у суда имеются существенные и обоснованные сомнения (п. 56 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). Эта позиция получила свое развитие в п. 27.1 Обзора дел с участием уполномоченного органа. В нем указано, что при подаче заявления как должником, так и его аффилированным лицом кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора.

На этой же идее о необходимости обеспечения независимости и беспристрастности в работе арбитражного управляющего базируется и разъяснение п. 12 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утв. Президиумом ВС РФ 29.01.2020. В нем указано, что голоса контролирующих должника лиц не учитываются на собрании кредиторов при определении кандидатуры арбитражного управляющего.

На первый взгляд, правило о сохранении кандидатуры управляющего, предложенной первым заявителем, и перечисленные разъяснения могут быть квалифицированы как противоречащие друг другу. Однако это ошибочное мнение. Напротив, разъяснения, направленные на обеспечение независимости и беспристрастности арбитражного управляющего, требуют содержательного анализа взаимоотношений сторон и потому должны рассматриваться как дополняющие правило п. 27 Обзора дел с участием уполномоченного органа, которое по своей природе является формальным и не предполагает учет контекста таких взаимоотношений.

Из этого следует, что обычно назначается управляющий, предложенный первым заявителем. Но если у суда имеются разумные подозрения в его независимости, то суд всегда имеет право затребовать кандидатуру другого управляющего (в том числе посредством случайного выбора). Поскольку законом вопрос об утверждении управляющего отнесен к компетенции суда, то суд не может быть связан при принятии решения исключительно волей кредиторов (как при возбуждении дела, так и впоследствии). В данном случае подобного рода подозрения в независимости предложенного первым заявителем управляющего имели место.

Так, первый кредитор (физлицо) после получения удовлетворения своего требования продолжал возражать против процессуального правопреемства и настаивать на банкротстве должника. Подача этим кредитором заявления совпала с вхождением должника в процедуру ликвидации. Из Картотеки арбитражных дел следовало, что сам должник обращался с апелляционной жалобой на определения о процессуальной замене и прекращении производства по первому заявлению, а также на определение, принятое по данному обособленному спору, тем самым консолидировавшись с первым кредитором.

Подобное поведение является необычным и должно было вызвать разумные подозрения со стороны суда. Единственное лежащее на поверхности логичное объяснение таких действий может заключаться в наличии неформальных договоренностей между должником и первым кредитором с целью назначить связанного с ними арбитражного управляющего. Бремя опровержения таких подозрений лежало на первом кредиторе и должнике, однако они не привели иные мотивы своего поведения.

Таким образом, предложенная первым кредитором кандидатура управляющего не могла быть утверждена. В такой ситуации суд был вправе либо назначить случайный выбор управляющего, либо перейти к рассмотрению кандидатуры, предложенной банком как вторым заявителем по делу.