1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 13

Динамика базовых отраслей в I квартале была разнонаправленной

Росстат представил справку о предварительной оценке динамики ВВП в I квартале 2020 г. Индекс физического объема валового внутреннего продукта составил 101,6%. При этом активность базовых отраслей оказалась разнородной. В то время как розничная торговля в марте фиксировала ускорение (+5,6% год к году) на фоне ажиотажного спроса, промышленное производство уже начало подстраиваться под новые кризисные условия (+0,3% соответственно).

Апрель, по оперативным данным ЦБ, будет одним из самых слабых месяцев за последние годы. За первые четыре недели режима самоизоляции финансовые потоки в России сократились в среднем на 20% по отношению к нормальному уровню. «Мы ожидаем падение ВВП на 3,8% год к году во II квартале 2020 г.», — прогнозирует эксперт Росбанка Анна Заигрина.

Розничные продажи выросли в марте из-за ажиотажного спроса как в сегменте продуктов питания (с 3,7% год к году до 4,7%), так и в секторе непродовольственных товаров (с 5,5% до 6,4% соответственно). Ажиотаж мог быть связан с опасением роста цен после ослабления рубля и подготовкой к режиму самоизоляции. Однако рост оказался не сопоставим с декабрем 2014 г.: тогда динамика продаж непродовольственных товаров ускорилась с 5% в годовом измерении до 11%. Отчасти это могло быть связано со стагнацией доходов в I квартале 2020 г. (–0,2% год к году).

Вместе с тем оборот малого и среднего бизнеса (МСБ) в апреле показал рекордное снижение (–54% в годовом выражении), но часть потерь компенсировал высокий спрос на продукты питания.

Номинальные заработные платы сохранили высокие темпы прироста в феврале (+8,1% год к году) из-за высокой активности в базовых отраслях.

Тем не менее, согласно опросам Банка России, за три недели апреля 12% работников по найму потеряли доход полностью, а 15% сообщили о сокращении доходов из-за введенного режима самоизоляции.

«Опасаясь медленного восстановления экономической активности после снятия ограничений, мы ожидаем падения реальных заработных плат на 1,4% год к году во II квартале 2020 г. с последующим ускорением падения до 3,6% год к году к концу года», — комментирует ситуацию г-жа Заигрина.

Инфляция ускорилась до 3,1% в годовом сопоставлении в апреле с 2,5% в марте. Продукты питания стали основным драйвером ускорения (с 2,2% год к году до 3,5%) из-за повышенного спроса в период самоизоляции. Цены на непродовольственные товары показали умеренный прирост: 2,8% год к году в апреле против 2,5% в марте.

Реакция цен на девальвацию рубля остается довольно сдержанной, отчасти из-за закрытия большинства магазинов.

К середине мая недельная инфляция вернулась к уровням 2018—2019 гг., показав первые признаки нормализации. Однако аналитики Росбанка ожидают еще одного этапа ускорения цен по мере восстановления активности.

В марте профицит счета текущих операций остался устойчиво положительным (+5,7 млрд долл.) в условиях умеренного оттока частного капитала (–4,3 млрд долл.). Однако бегство от риска привело к распродаже в долговом сегменте (ОФЗ — –3,8 млрд долл. в марте). Это сформировало дефицит валютной ликвидности в России даже в условиях ускоренной продажи валюты ЦБ (+0,8 млрд долл. в марте).

Во II квартале 2020 г. ситуация продолжит ухудшаться из-за сокращения экспортной выручки на фоне низких цен на нефть и выполнения соглашения ОПЕК+, а также умеренного пессимизма на мировых рынках. По оценкам экспертов, это будет поддерживать слабые позиции рубля в диапазоне 74—76 руб. за доллар.

Банк России перешел к стимулирующей политике, снизив ключевую ставку на 50 б.п. — до 5,5% годовых. Регулятор оценивает инфляционные риски как умеренные и видит необходимость в поддержании экономики. В дальнейшем возможно снижение ставки на 100 б.п. (до 4,5% к концу года).

Правительство представило три пакета стимулирующих мер для преодоления последствий пандемии стоимостью более 3,5 трлн руб. Большая часть средств направлена на поддержку МСБ, здравоохранения и населения. По оценкам Минфина, дефицит бюджета по итогам года составит около 4% ВВП, однако ресурсов экономики достаточно для финансирования дефицита.