1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 9

Торговля в апреле рухнула, сельское хозяйство в плюсе, промышленность с трудом держит удар

Данные Росстата за апрель показывают резкое снижение объемов розничного товарооборота (76,6% к аналогичному периоду прошлого года), а сельское хозяйство, наоборот, порадовало экономистов и граждан (103,1%). Размер промышленного производства сократился меньше ожиданий экспертов (93,4%). Аналитики отмечают, что нынешний кризис можно использовать для структурной перестройки экономики на основе комплексных (положительных и отрицательных) стимулов для эффективного использования предприятиями средств господдержки.

Одной из наиболее пострадавших от кризиса отраслей экономики стала розничная торговля. Ее оборот в апреле текущего года составил 2104,2 млрд руб., или 76,6% (в сопоставимых ценах) к уровню соответствующего периода 2019 г. В январе — апреле нынешнего года оборот равнялся 10282,9 млрд руб., или 97,2% к аналогичному периоду 2019 г.

В результате ограничительных мер, связанных с эпидемией вируса, в структуре оборота розничной торговли в апреле значительно увеличился удельный вес пищевых продуктов, который составил 57,7% против 48,5% в середине весны прошлого года.

На этом грустном фоне отличные результаты продемонстрировало сельское хозяйство. Размер производства продукции всех сельхозпроизводителей в апреле 2020 г. в действующих ценах, по предварительной оценке, составил 320,2 млрд руб. (103,1% к уровню середины весны прошлого года). В январе — апреле показатель равнялся 959 млрд руб. (103%).

Важная деталь: на 1 мая 2020 г. яровые культуры в сельскохозяйственных организациях посеяны на площади 9,2 млн га, из них зерновые и зернобобовые (без кукурузы) — на 4,4 млн га, что составляет 102 и 99,3% соответственно к уровню 1 мая прошлого года.

В животноводстве на конец апреля 2020 г. поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех сельхозпроизводителей, по расчетам экспертов, составляло 18,8 млн, то есть сохранилось на уровне соответствующей даты предыдущего года.

Промышленность упала меньше прогнозов

Спад промышленного производства в апреле составил 6,6% год к году, при этом обрабатывающая промышленность упала на 10%. «Столь сильный удар отправил отечественную индустрию на уровень примерно шестилетней давности», — комментирует ситуацию эксперт Центра развития (ЦР) ВШЭ Валерий Миронов.

Наиболее существенное сокращение производства в апреле наблюдалось в ряде отраслей обрабатывающей промышленности, связанных с производством продукции инвестиционного назначения и бытовой техники длительного пользования.

Обвал выпуска автомобилей и транспортных средств в целом (за исключением автобусов массой более 5 т) обеспечил снижение выпуска в промышленности примерно на 2 п.п., а уменьшение добычи прочих полезных ископаемых (не топливных и не рудных), а также спад производства готовых металлических изделий (кроме машин и оборудования) привел к снижению выпуска в индустрии еще на 1,5 п.п. Также примерно 1,5 п.п. сокращения связано со снижением производства в металлургии, в сфере ремонта и монтажа машин и оборудования, а также с уменьшением выпуска компьютеров, электронных и оптических изделий в целом.

При этом есть несколько крупных секторов, в которых наблюдался рост. Так, увеличение производства лекарственных средств составило 13,5%, пищевых продуктов — 3,7%, бумаги и бумажных изделий — 4,2%. Наращивается производство химических веществ (+2,4%), в частности, благодаря взрывному росту производства моющих и дезинфицирующих средств.

Следует отметить, что в марте 2020 г. рост производства лекарственных средств и пищевых продуктов был еще более существенным — 14,6 и 9,3% соответственно. Эти отрасли обеспечили тогда обрабатывающей промышленности в целом рост на 2,6% к марту 2019 г. Очевидно, что уже тогда население России активно готовилось к кризису, и спрос на товары первой необходимости был фактически ажиотажным.

При этом в марте — апреле наблюдался очень быстрый отклик промышленности на новые потребности. Об этом, в частности, говорит почти двукратное увеличение выпуска в апреле медицинского оборудования и спецодежды, а также 30%-ное увеличение производства консервов и некоторых других видов пищевой продукции. Данные факты, по мнению аналитиков ЦР, подкрепляют выводы Росстата о наличии в российской промышленности значительного количества незагруженных производственных мощностей.

Что касается пока относительно устойчивой к кризису добычи полезных ископаемых, то в условиях сильнейшего падения спроса на бензин и топливо, по данным Росстата, в апреле добыча сырой нефти и природного газа сократилась на 1,1%.

С 1 мая 2020 г. вступило в силу соглашение между нефтедобывающими странами ОПЕК+. Оно подразумевает общее сокращение добычи нефти на 9,7 млн барр. в сутки в мае — июне 2020 г. При этом значение, на которое в мае должна сократиться добыча нефти в России, известно — 23%. В целом по году с учетом ее постепенного восстановления падение составит около 10%, что приведет к прямому торможению роста промышленности примерно на 2,5%.

Прогноз индекса промышленного производства на основании опросов предпринимателей, производимых Росстатом, говорит о продолжении существенного промышленного спада в мае — июне. Так, согласно модели ЦР ВШЭ, в мае 2020 г. темп роста промышленности составит всего лишь около 92% к маю 2019 г., в июне возможно несущественное «оживление» до 94%.

Кризис как стимул структурной перестройки

«Дальнейшее развитие событий в России будет иметь свою специфику, что не позволяет копировать антикризисные меры других стран, — подчеркивает эксперт ЦР Алексей Кузнецов. — В частности, существует угроза кризиса неплатежей и появления у банков плохих долгов. Появившиеся предложения использовать банк „Траст“, находящийся под управлением Банка России, или специально созданную структуру для скупки (временной покупки) плохих долгов пока находятся в стадии обсуждения. Фактическое увеличение кредитной нагрузки на регуляторов в данный момент не выглядит необходимой мерой».

Если рецессия будет углубляться, то, по словам ученого, имеет смысл использовать нынешний кризис для структурной перестройки экономики на основе создания комплексных (и положительных, и отрицательных) стимулов для максимально эффективного использования предприятиями финансовой помощи государства. В условиях резко возросшей в апреле неопределенности как фактора, ограничивающего экономический рост, все большее значение приобретает использование в антикризисной политике не стандартного кредитования, а подходов, свойственных скорее венчурному финансированию.