1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 32

Кредиторы вправе инициировать процедуру банкротства в отношении аффилированного лица

Наличие гражданско-правового требования предоставляет аффилированному кредитору права лица, участвующего в деле о банкротстве, в том числе право на инициирование банкротства, независимо от того, подлежит очередность удовлетворения такого требования понижению или нет.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 19.03.2020 № 308-ЭС19-20513 (1, 2, 4) по делу № А53-5956/2018

Банкрот

ООО «Мир»

Суть дела

Между должником (заемщиком) и ООО «РГС Недвижимость» (заимодавцем) были заключены договоры займа. Заимодавец перечислил денежные средства должнику. Одновременно должник (заемщик) заключил договор займа с ООО «Век». Передача заемщику денег подтверждалась платежным поручением.

Также ПАО «РГС-Банк» предоставило должнику кредит на сумму 1,7 млрд руб. Полученные денежные средства были направлены на приобретение векселя ООО «Сиерра-финанс». Далее в результате ряда сделок должник обменял у ООО «Русмебель XXI» вексель ООО «Сиерра-финанс» на вексель компании ТройсандсХолдингсЛимитед с доходностью 13% годовых. На протяжении 2013 г. эта компания по предъявлении векселя к платежу осуществляла обмен своего старого векселя на новый с выплатой накопившихся процентов.

В октябре 2013 г., в очередной раз после предъявления векселя к платежу, компания ТройсандсХолдингсЛимитед не стала выдавать новый вексель, а в результате совершенного вместе с должником ряда операций обменяла предъявленный к платежу вексель на вексель ООО «Тендер» на сумму 1,7 млрд руб. доходностью 7,65%.

Затем 28.10.2013 ООО «МВК Альянс» предоставило должнику заем на сумму 2,1 млрд руб. под 7,15%. Часть полученных денежных средств (около 1,7 млрд руб.) была направлена на погашение кредита, полученного в ПАО «РГС-Банк», остальная часть была направлена на покупку еще одного векселя ООО «Тендер».

При этом в целях обеспечения исполнения обязательства по займу перед ООО «МВК Альянс» между последним и должником был заключен договор об ипотеке, по условиям которого заемщик передал в залог здание с участком. Позже ООО «МВК Альянс» передало права на ипотечное покрытие в доверительное управление.

В 2018 г. в отношении заемщика была введена процедура наблюдения. Кредиторы (ООО «Менеджмент-консалтинг», ООО «РГС Недвижимость», ООО «Век») подали заявления о включении их требований в реестр.

Позиция судов

Суды трех инстанций отказали трем кредиторам во включении в реестр требований и прекратили производство по делу о признании должника банкротом.

Они исходили из того, что все кредиторы и участники описанных выше отношений являлись аффилированными между собой. Это позволило им искусственно создать управляемую кредиторскую задолженность на случай банкротства должника. Суды отметили, что в период с 2013 по 2017 г. структура отношений по получению кредита, покупки векселей и получению займа происходила в рамках группы РГС, под контролем единого холдинга «Открытие», в который входил Банк «Открытие».

При этом суды учли выводы, сделанные по другому делу (№ А53-40125/2017), по результатам рассмотрения которого суд отказал ООО «Мир» во взыскании вексельного долга с ООО «Тендер». В рамках этого дела суды указали, что эмиссия векселей ООО «Тендер» являлась фиктивной по той причине, что на начало 2013 г. активы ООО «Тендер» составляли чуть более 125 млн руб.

В заключение суды, вновь обратив внимание на аффилированность сторон, указали на то, что, принимая меры по включению требований в реестр, дружественные кредиторы действуют во вред независимым, то есть злоупотребляют правом, в силу чего не имеется оснований для удовлетворения их требований.

Суд апелляционной инстанции отметил, что в данном случае фактически решался вопрос о введении следующей (после наблюдения) процедуры в отношении должника. В связи с этим надлежащим решением являлось не прекращение производства по делу о банкротстве, а отказ в признании должника банкротом. Кассация с этим согласилась. То есть суды отказали в признании должника банкротом.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

Делая вывод об аффилированности трех кредиторов по отношению к должнику, суды не привели конкретных фактов и доказательств, подтверждающих, что такие отношения связанности между названными лицами действительно имеются. В частности, ссылка на то, что все лица находятся под контролем единого холдинга «Открытие», сделана без учета анализа движения структуры корпоративной собственности как группы «РГС», так и группы «Открытие».

Суды оставили без проверки и оценки возражения ООО «Менеджмент-консалтинг» о том, что на момент выдачи должнику в 2013 г. займа ООО «МВК Альянс» группа «Открытие» не контролировала ПАО СК «Росгосстрах», акции последнего были приобретены банком только в 2017 г.

Фактически в основу своего решения суды положили информацию, изложенную в пояснениях налогового органа по делу № А53-40125/2017.

Вместе с тем, во-первых, эти пояснения отсутствовали в материалах дела. Во-вторых, они не могли быть приняты за основу без реальной проверки содержащихся в них сведений. Кроме того, полагая, что позиция налогового органа подтверждает аффилированность кредиторов с должником, суды не приняли во внимание, что налоговый орган предоставлял суду только информацию, касающуюся аффилированности должника и ООО «Тендер», какие-либо выводы относительно связей должника с другими кредиторами отсутствовали. Тем самым суды возложили на этих кредиторов риски, присущие статусу аффилированных лиц.

Однако даже если и предположить, что кредиторы действительно имели отношения формально-юридической или фактической связанности с должником, суды не привели мотивы, по которым сочли, что такие кредиторы не вправе инициировать банкротство в отношении своего аффилированного лица.

ВС РФ указал, что наличие гражданско-правового требования (обладающего свойством принудительной исполнимости) предоставляет аффилированному кредитору права лица, участвующего в деле о банкротстве, в том числе право на инициирование процедуры, независимо от того, подлежит очередность удовлетворения такого требования понижению либо нет. В обратном случае законодательное регулирование, предоставляющее самому должнику аналогичные полномочия, являлось бы непоследовательным.

Кроме того, СКЭС ВС РФ обратила внимание и на противоречивость выводов судов, признавших требования кредиторов возникшими в связи со злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ). С одной стороны, суды указали, что спорные требования были искусственно сформированы для причинения вреда независимым кредиторам, а с другой стороны — что иные (помимо заявителей) кредиторы у должника отсутствуют. Соответственно, остался невыясненным вопрос, кому мог быть причинен вред в результате предъявления кредиторами своих требований. При этом кредиторы обращали внимание судов на то, что их требования подтверждены договорами займов и платежными поручениями, в то же время судебные акты не содержат выводов о мнимости заявленных требований, о транзитном характере возникновения задолженности. Например, что денежные средства были предварительно изъяты у должника, либо были использованы кредитором за счет перечислений подконтрольным лицам, либо были непосредственно возвращены кредитору после возникновения обязательства. При таких условиях у судов не имелось оснований для воспрепятствования кредиторам в рассмотрении их требований по существу, а также во введении процедуры, следующей за процедурой наблюдения.