1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 220

Разногласия в деле о банкротстве: как на практике применяются инструменты, предусмотренные Законом о банкротстве для их урегулирования?

Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) занимает особое место в системе российского законодательства, находясь на стыке частного и публичного права. Он предусматривает ряд уникальных правовых инструментов, цель которых — обеспечивать соблюдение прав и законных интересов должника, кредиторов и иных участвующих в деле лиц. К подобным правовым инструментам относится разрешение разногласий между арбитражным управляющим и иными лицами, участвующими в деле о банкротстве. О том, какие виды разногласий наиболее часто встречаются в судебной практике, и о сложившихся подходах к их разрешению читайте в материале.

Общая норма о разногласиях, возникающих между арбитражным управляющим и кредиторами либо должником, содержится в п. 1 ст. 60 Закона о банкротстве: такие разногласия рассматриваются в заседании арбитражного суда не позднее чем через один месяц с даты их получения судом.

Представляется, что данный пункт применяется ко всем видам разногласий, в том числе с участием иных лиц, участвующих в деле и в процессе по делу о банкротстве, если иное не установлено законом.

Закон о банкротстве содержит указания на следующие виды разногласий между лицами, участвующими в деле:

разногласия о составе, размере и очередности удовлетворения требований кредиторов по денежным обязательствам или об уплате обязательных платежей (п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве). К данной категории разногласий также могут быть отнесены такие специальные случаи, как разногласия между арбитражным управляющим и гражданами, в пользу которых вынесен судебный акт о взыскании ущерба, причиненного жизни или здоровью (п. 2 ст. 60 Закона о банкротстве), и разногласия между арбитражным управляющим и представителем работников должника, связанные с очередностью, составом и размером требований о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам (п. 11 ст. 16 Закона о банкротстве);

  • разногласия по вопросам начальной продажной цены, порядка и условий проведения торгов по реализации предмета залога, порядка и условий обеспечения его сохранности (п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве);

  • разногласия по вопросу согласования порядка продажи незалогового имущества должника, в том числе прав требования (п. 1.1 ст. 139, п. 3 ст. 140 Закона о банкротстве);

  • разногласия между конкурсным управляющим и органом местного самоуправления или федеральным органом исполнительной власти, связанные с передачей не проданного на торгах имущества унитарного предприятия (п. 11 ст. 148 Закона о банкротстве);

  • разногласия по поводу совершения сделок, которые гражданин в процедуре реализации имущества может совершать только с предварительного согласия финансового управляющего (п. 5 ст. 213.11 Закона о банкротстве);

  • разногласия по вопросу согласования мирового соглашения в деле о банкротстве гражданина (п. 4 ст. 213.31 Закона о банкротстве);

  • иные виды разногласий, предусмотренные для отдельных категорий должников.

Остановимся более подробно на тех видах разногласий, которые чаще всего встречаются в судебной практике (первые три вида из приведенного выше перечня).

Разногласия относительно состава, размера и очередности удовлетворения требований кредиторов

В соответствии с п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве разногласия между конкурсными кредиторами, уполномоченными органами и арбитражным управляющим о составе, размере и очередности удовлетворения требований кредиторов по денежным обязательствам или об уплате обязательных платежей рассматриваются арбитражным судом в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве.

При этом делается оговорка, что разногласия по требованиям, подтвержденным вступившим в законную силу решением суда в части их состава и размера, не подлежат рассмотрению арбитражным судом, а заявления о таких разногласиях подлежат возвращению без рассмотрения, за исключением разногласий, связанных с исполнением судебных актов или их пересмотром (абз. 2 п. 10 ст. 16).

Исходя из текста п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве можно определить круг лиц, разногласия между которыми могут рассматриваться судом. К таким лицам относятся кредиторы и арбитражный управляющий. Таким образом, разногласия могут возникать как между различными кредиторами, так и между кредиторами и управляющим.

Применительно к порядку рассмотрения разногласий, который имеет в виду законодатель в данном пункте, возможны два варианта толкования:

  • речь идет о предъявлении кредиторами заявлений о включении их требований в реестр в порядке ст. 71 и 100 Закона о банкротстве и представление арбитражным управляющим и иными кредиторами своих возражений на такие требования;

  • имеется в виду самостоятельное средство правовой защиты — заявление о разногласиях вне рамок рассмотрения заявления о включении требований в реестр.

На наш взгляд, разногласия между указанными лицами могут быть рассмотрены как в порядке ст. 71 и 100 Закона о банкротстве (в форме возражений на заявление о включении требований в реестр), так и в порядке п. 1 ст. 60 Закона о банкротстве (в форме самостоятельного заявления о разногласиях).

Кроме того, для отдельных категорий разногласий относительно состава, размера и очередности удовлетворения требований могут быть предусмотрены специальные правила о порядке рассмотрения (например, в отношении требований о возмещении вреда жизни и здоровью, оплаты труда и выходных пособий и требований к финансовой организации).

Означает ли это, что арбитражный управляющий или иные кредиторы, чьи возражения против требований были рассмотрены и отклонены при рассмотрении требования в порядке ст. 71 или 100 Закона о банкротстве, могут после этого обратиться в суд с разногласиями?

Очевидно, что требования, включенные в реестр, могут быть исключены из реестра либо в связи с их прекращением, либо в связи с отменой определения об их включении в реестр судами вышестоящих инстанций. Подача заявления о разногласиях не может иметь своей целью пересмотр определения, которым требование конкурсного кредитора было включено в реестр — данный вывод поддерживается судебной практикой (см., например, постановление АС Волго-Вятского округа от 16.05.2018 № Ф01-1491/2018 по делу № А38-6875/2015). Такие заявления являлись бы, по сути, попыткой обойти нормы закона, устанавливающие порядок обжалования судебных актов.

Исходя из судебной практики, наиболее типичными являются следующие виды разногласий относительно состава, размера и очередности удовлетворения требований кредиторов:

  • разногласия между арбитражным управляющим и конкурсным кредитором касательно статуса требований другого конкурсного кредитора либо уполномоченного органа как реестровых, а не текущих (см., например, постановление АС Поволжского округа от 18.09.2018 № Ф06-17610/2017 по делу № А55-5737/2016);

  • разногласия между арбитражным управляющим и конкурсными кредиторами касательно признания требований погашенными и исключения их из реестра (см., например, постановление АС Уральского округа от 30.04.2019 № Ф09-286/12 по делу № А60-44672/10);

  • разногласия касательно требований, которые включены в реестр арбитражным управляющим в отсутствие судебного акта: например, требования о выплате выходных пособий или об оплате труда (см. п. 32 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве») либо требования к финансовой организации (см., например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.07.2019 № 09АП-36029/2019 по делу № А40-264407/18). Важно учитывать, что для указанных разногласий Закон о банкротстве предусматривает специальный порядок рассмотрения (п. 11 ст. 16, п. 7 ст. 183.26);

  • разногласия между арбитражным управляющим и кредитором по текущим платежам касательно очередности (с первой по пятую очередь погашения) удовлетворения таких требований (см., например, постановление АС Северо-Кавказского округа от 22.03.2018 № Ф08-1218/2018 по делу № А53-21432/2011). Этот случай не будет напрямую относиться к п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве, так как в этом пункте речь идет только о конкурсных кредиторах и уполномоченных органах. Тем не менее возможность рассмотрения таких разногласий предусмотрена п. 3. постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“».

Теоретически возможны и другие виды разногласий, если они не имеют своей целью пересмотр судебного акта о включении требований в реестр.

Разногласия относительно порядка реализации и обеспечения сохранности залогового имущества

Пункт 4 ст. 138 Закона о банкротстве регулирует порядок продажи на торгах заложенного имущества должника.

Данный пункт предусматривает в том числе, что начальная продажная цена предмета залога, порядок и условия проведения торгов, порядок и условия обеспечения сохранности предмета залога определяются конкурсным кредитором, требования которого обеспечены залогом реализуемого имущества (далее — залоговый кредитор).

При этом, если между залоговым кредитором и конкурсным управляющим или лицами, участвующими в деле о банкротстве, возникнут разногласия по вопросам начальной продажной цены, порядка и условий проведения торгов по реализации предмета залога, порядка и условий обеспечения сохранности предмета залога, то каждый из них вправе обратиться в суд с заявлением о разрешении таких разногласий. По результатам рассмотрения разногласий суд выносит определение об определении начальной продажной цены, утверждении порядка и условий проведения торгов по реализации предмета залога, порядка и условий обеспечения сохранности предмета залога. Кроме того, арбитражный суд рассматривает также разногласия в отношении порядка и условий проведения торгов между конкурсными кредиторами по обязательствам, обеспеченным залогом одного и того же имущества.

Таким образом, круг лиц, которые имеют право обратиться в суд за разрешением такого рода разногласий, выглядит следующим образом:

  • конкурсные кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом одного и того же имущества, — по вопросам порядка и условий проведения торгов (но, исходя из буквального толкования, не начальной продажной цены и обеспечения сохранности);

  • залоговый кредитор, с одной стороны, и любые лица, участвующие в деле о банкротстве, с другой стороны (п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя», далее — Постановление № 58), — по вопросам начальной продажной цены, порядка и условий проведения торгов по реализации предмета залога и обеспечения сохранности предмета залога.

Важно отметить, что для установления начальной продажной цены заложенного недвижимого имущества предусмотрены специальные правила. Как указал Президиум Верховного суда РФ в Обзоре судебной практики ВС РФ № 3 за 2019 г. (утв. 27.11.2019), начальная продажная цена недвижимого имущества, переданного в залог, должна равняться 80% рыночной стоимости такого имущества, определенной в отчете оценщика.

Пленум ВАС РФ в Постановлении № 58 указал в качестве примеров следующие основания для изменения судом порядка и условий продажи заложенного имущества, предложенных залоговым кредитором или конкурсным управляющим:

  • предложения по порядку или условиям проведения торгов способны негативно повлиять на возможность получения максимальной цены от продажи заложенного имущества, в том числе на доступ публики к торгам;

  • порядок и условия проведения торгов не являются в достаточной степени определенными.

На практике суды выработали ряд правил, конкретизирующих указанные выше основания:

  • продажа имущества на торгах должна позволять максимально достичь цели конкурсного производства. По этому основанию суды могут отдавать предпочтение продаже имущества не по отдельности, а единым лотом, в который включены в том числе предметы залога (см., например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.06.2012 по делу № А11-2324/2009);

  • залоговый кредитор не может произвольно определять начальную продажную цену, поскольку ее искусственное завышение неизбежно приведет к увеличению сроков торгов, что противоречит целям конкурсного производства (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 11.04.2019 № Ф04-1044/2019 по делу № А45-24692/2016);

  • порядок не должен противоречить императивным положениям Закона о банкротстве, например, об обязательной продаже залогового имущества посредством публичного предложения в случае признания несостоявшимися повторных торгов (см., например, постановление АС Волго-Вятского округа от 09.08.2017 № Ф01-3230/2017 по делу № А43-17812/2014).

Как представляется, приведенные критерии являются правильными и соответствуют задачам и целям процедур банкротства. Вместе с тем каждый имущественный комплекс, реализуемый в процедурах банкротства, является уникальным, а его продажа может порождать разногласия по вопросам самого различного характера — от выбора торговой площадки до шага аукциона. К сожалению, приведенные выше правила не способны дать ответы на все вопросы, которые могут возникнуть в рамках разногласий. Следовательно, роль судебного правотворчества по таким вопросам особенно высока.

Разногласия по вопросу порядка продажи незалогового имущества должника

Пункт 1.1 ст. 139 Закона о банкротстве регламентирует процедуру определения порядка продажи имущества должника, не являющегося предметом залога, согласно которой конкурсный управляющий представляет собранию кредиторов или в комитет кредиторов для утверждения свои предложения о порядке продажи имущества должника.

Если собрание кредиторов или комитет кредиторов в течение двух месяцев не утвердили предложение конкурсного управляющего о продаже имущества должника, суд устанавливает такой порядок по ходатайству конкурсного управляющего или кредитора, если размер его требований составляет более 20% общего размера задолженности, включенной в реестр.

Указанный пункт не использует напрямую термин «разногласия», но, на наш взгляд, правовое регулирование таких споров не имеет фундаментальных отличий от регулирования разногласий, касающихся порядка реализации предмета залога. Кроме того, в ст. 140 Закона о банкротстве, регулирующей уступку прав требования должника, дается ссылка на общие правила согласования порядка продажи имущества должника и используется термин «разногласия». Отметим, что законодатель не скорректировал отсылочную норму п. 3 ст. 140 после внесения изменений в Закон о банкротстве. Представляется, что в данном пункте должна быть отсылка не к п. 2 ст. 139 Закона о банкротстве, а к п. 1.1 указанной статьи. Термин «разногласия» в указанной отсылочной норме также является «наследием» прежней редакции ст. 139 Закона о банкротстве, действовавшей до 31.12.2008.

Несмотря на общие черты разногласий в отношении порядка продажи заложенного и иного имущества должника, данные правовые конструкции все же имеют ряд существенных различий:

  • в отличие от разногласий в отношении реализации предмета залога при реализации незалогового имущества обратиться в суд с ходатайством может только конкурсный управляющий и кредиторы с размером требований более 20% общего размера задолженности, включенной в реестр. Если в реестре кредиторов нет кредиторов, обладающих указанным количеством голосов, необращение конкурсного управляющего в суд с таким ходатайством может быть расценено как неисполнение им своих обязанностей (см., например, постановление АС Северо-Западного округа от 02.07.2018 № Ф07-6942/2018 по делу № А21-1583/2011);

  • право на обращение в суд с таким ходатайством возникает у указанных выше лиц, только если в течение двух месяцев с даты представления конкурсным управляющим собранию (комитету) кредиторов предложения о продаже имущества должника собрание (комитет) кредиторов не утвердит также предложение.

Что касается критериев, которыми должны руководствоваться суды при рассмотрении такого рода разногласий, они в целом аналогичны критериям при определении порядка продажи залогового имущества, а именно:

  • достижение максимальной прибыли (см., например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2019 № 17АП-782/2018 (17) -АК по делу № А71-850/2017),

  • обеспечение доступа к торгам (см., например, постановление АС Дальневосточного округа от 06.06.2018 № Ф03-2077/2018 по делу № А73-15788/2014).

  • На наш взгляд, такие критерии, как соответствие императивным нормам Закона о банкротстве и непротиворечивость отдельных условий проведения торгов, также могут быть ориентирами для судов при разрешении такого рода разногласий.

***

Несмотря на большое количество судебных споров по разногласиям в делах о банкротстве, нормативное регулирование данной темы оставляет желать лучшего. Текущая редакция Закона о банкротстве содержит не согласованные между собой положения о разногласиях, расположенные в различных статьях, отсутствуют система и общие правила.

В идеале все нормы о разногласиях могли бы быть объединены в единую главу, в которой были бы урегулированы процессуальные права и обязанности лиц, участвующих в обособленных спорах по разногласиям, виды судебных актов, которые могут быть приняты судом по итогам каждого вида разногласий, а также критерии для разрешения всех или хотя бы отдельных видов разногласий.