1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 244

Не так страшен коронавирус, как его последствия

Ученые Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования считают возможными два сценария влияния эпидемии коронавируса на мировую экономику и российскую в частности — не очень плохой и очень плохой. Хорошо, что первый из них — по мнению аналитиков ЦМАКП, намного вероятнее.

Первый из двух сценариев влияния эпидемии коронавируса на экономику аналитики ЦМАКП назвали «Большой грипп» и считают вероятность его реализации на уровне 80—85%. Он исходит из постепенного исчерпания эпидемии и возвращения ситуации к норме в течение двух, максимум трех кварталов.

Сценарию «кризис нового типа» (или «Кризис») ученые отвели 15—20% вероятности. Этот вариант их прогноза предполагает, что реакция субъектов экономик на эпидемию (прерывание кооперационных цепочек, «уход в ликвидность» с финансовых рынков) на фоне накопленных проблем, связанных с закредитованностью большинства крупных экономик, способна привести к перерастанию локального кризиса в крупномасштабный, обусловленный потерей контроля за рисками, коллапсом цепочек поставок продукции и банкротствами.

Оба сценария его авторы прописали детально и объемно, что заставляет сделать выбор, какой из них здесь представить. Конечно, второй из них «забористее» по части апокалиптичности картин и воздействия на нервы читателей. Но будем все же «ближе к земле» и выберем намного более реалистичный вариант. При этом — с твердым обещанием читателям, что если ветры подуют в сторону второго сценария, мы постараемся оперативно и детально с ним ознакомить. К тому же, в представленных ниже таблицах отражены оба сценария.

«Большой грипп»

Данный сценарий эксперты ЦМАКП считают, в принципе, «нормальной» эпидемией с

несколько повышенной, но в целом умеренной, смертностью (около 2—3%). Она, полагают авторы прогноза, затихнет не позднее апреля — количество вылечившихся уже превысило число умерших, поэтому собственно эпидемическая картина, надеются они, уже начинает улучшаться.

Но конкретнее о ее сценарных последствиях для экономики.

1. Мировые цены на нефть после кратковременного проседания (из-за снижения мирового спроса и реакции рынка) в 1-м полугодии, во 2-м полугодии восстанавливаются. В I квартале средний уровень мировых цен на нефть (Brent) может составить 58 долл. за баррель, во II-м — 59 долл. (что на 2—2,5 долл. ниже уровня базового сценария — рассчитанного исходя из отсутствия коронавируса). В III—IV кварталах цены на нефть постепенно выходят на показатели базового сценария.

Применительно к нефти Urals «сценаристы» ЦМАКП считают возможным ожидать снижения цен до 57 долл. за баррель в I квартале 2020 г. и 58, 60, 61 долл. во II, III и IV кварталах соответственно (в базовом сценарии — 62,5 долл. за баррель в среднем за год). Таким образом, заключают эксперты ЦМАКП, сценарий предполагает сохранение в течение I квартала мировых цен на нефть на уровнях, близких к текущим значениям, а затем — их слабый восстановительный рост.

Цены на нефть (Urals) по вариантам сценариев, долл. за баррель

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

64

63

63

63

«большой грипп»

64

59

63

63

кризисный

64

49

58

60

Источник: ЦМАКП

2. Для мировой экономики кризис суммарно может снизить темп прироста на 0,2 п.п. в 2020 г. по сравнению с базовым сценарием. При этом темп прироста мировой экономики останется на уровне 3,0% — как и в 2019 г.

Динамика мировой экономики по вариантам сценариев, темпы прироста, %

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

3,0

3,2

3,1

2,9

«большой грипп»

3,0

3,0

кризисный

3,0

2,5

2,8

3,0

Источник: ЦМАКП

3. Снижение физических объемов экспорта нефти и нефтепродуктов в Китай на 15% в I квартале 2020 г., на 12% — во II квартале с выходом на траекторию базового варианта в III и IV кварталах текущего года.

Суммарно, с учетом падения цен для российского экспорта углеводородов кризисное снижение спроса может означать потерю 15—18 млрд долл. (в ценах 2019 г.), главным образом в 1-м полугодии.

Объем экспорта нефти и нефтепродуктов, млн т, по вариантам сценариев

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

408

408

411

421

«большой грипп»

408

402

411

кризисный

408

379

394

415

Источник: ЦМАКП

4. Снижение экспорта транспортных услуг затронет железнодорожный и воздушный транспорт. Потери экспорта услуг железнодорожного транспорта, в зависимости от глубины сокращения поездок, составят, по разным оценкам, от 10 до 25—30 млн долл. Потери экспорта услуг воздушного транспорта могут составить от 200 до 500—550 млн

долл. Суммарные потери, соответственно — от 210 до 580—600 млн долл., в зависимости от масштабов сжатия поездок.

5. Экспорт и импорт туристических услуг сократятся при практически неизменном сальдо (порядка 250—300 и 200—210 млн долл. соответственно);

6. Импорт продовольствия снизится в минимальной степени (его снижение будет значимо только для Дальневосточного округа. «Сценаристы» допускают повышение внутренних цен на отдельные продовольственные товары, доля импорта которых из Китая довольно высока, после фактического введения российскими торговыми сетями «добровольного карантина» в отношении китайского продовольственного импорта.

7. Чистый отток капитала увеличится на 5—10 млрд долл. по сравнению с базовым вариантом, за счет роста выплат по внешнему корпоративному долгу (осложнению его рефинансирования). Кроме того, можно ожидать некоторого оттока капиталов глобальных инвесторов также в течение I квартала, а затем приток возобновится.

8. Можно ожидать незначительной по масштабам (в силу торгового конфликта с США) девальвации юаня.

9. Из-за снижения зависимости курса рубля от сальдо торгового баланса (результат действия «бюджетных правил» в части политики Минфина России на валютном рынке) эластичность прироста курса по ценам на нефть составляет сейчас около 1:12 — масштабы дополнительного ослабления рубля будут определяться ухудшением сальдо по капитальным операциям.

С учетом возможного повышения этой эластичности до 1:6 в условиях данного сценария, ослабление рубля будет небольшим, в пределах 1,0—1,5%.

10. Аналитики ЦМАКП ожидают, что в 1-м полугодии замедлится снижение ключевой ставки Банка России. По итогам полугодия ставка снизится на 0,25 п.п. (против 0,5 п.п. в базовом варианте), до 5,75% к середине года вместо 5,5%, как ожидалось ранее.

11. Несколько замедлится динамика кредитования населения и предприятий в России.

В результате

Макроэкономические эффекты при реализации сценария «большой грипп» состоит в следующем.

В этом сценарии не предполагается существенного снижения динамики российской экономики: общий негативный эффект на ВВП оценивается в 0,1—0,3 п.п. в 2020 г., что соответствует влиянию распространения коронавируса на мировую экономику в целом.

В последующие годы, считают аналитики ЦМАКП, этот фактор перестанет оказывать влияние на экономику.

Динамика ВВП, темпы прироста, %, по вариантам сценариев

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

1,3

1,7

2,3

2,5

«большой грипп»

1,3

1,5

2,3

кризисный

1,3

–0,5

1,2

1,8

Источник: ЦМАКП

Из числа факторов экономического роста наиболее существенно пострадает экспорт. Из-за его снижения из прироста ВВП будет вычтено 0,3 п.п. относительно базового сценария.

Негативное воздействие на экономику России окажет замедление динамики потребления населения (–0,1 п.п. вклада в прирост ВВП по сравнению с базовым сценарием). Это может быть обусловлено замедлением роста доходов населения и потребительского кредитования.

Инвестиции в основной капитал и в запасы «отреагируют» на более медленное, чем ожидалось, снижение процентных ставок, а также на рост рисков в экономике.

Отчасти экономическую динамику поддержит замедление импорта. Последнее произойдет благодаря более вялому внутреннему спросу, некоторому обесценению рубля и «физическому» сокращению ввоза из Китая из-за временного карантина.

Динамика реальных располагаемых доходов населения, темпы прироста, %, по вариантам сценариев

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

0,9

1,4

2,0

2,5

«большой грипп»

0,9

1,2

2,0

кризисный

0,9

–1,6

0,7

1,7

Источник: ЦМАКП

Динамика инвестиций в основной капитал, темпы прироста, %, по вариантам сценариев

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

0,8

3,5

4,4

5,7

«большой грипп»

0,8

3,1

4,4

кризисный

0,8

–6,1

2,9

5,2

Источник: ЦМАКП

Ожидается, что эпидемия коронавируса сама по себе, в данном сценарии, не окажет существенного влияния на инфляцию: по оценке его авторов, ее уровень возрастет лишь на 0,1—0,2 п.п.

Динамика индекса потребительских цен, темпы прироста, %, по вариантам сценариев

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

3,0

3,8

3,6

3,5

«большой грипп»

3,0

3,9

3,6

кризисный

3,0

5,6

5,0

3,8

Источник: ЦМАКП

В I квартале обменный курс рубля будет колебаться в «боковом тренде» вокруг среднеквартального уровня 62,5 руб./долл., во втором вероятно некоторое его укрепление, в третьем — небольшое ослабление до среднеквартального уровня 63,0—63,5 руб./долл. под влиянием сезонных (рост импорта во 2-м полугодии) и конъюнктурных (фиксация прибыли зарубежными инвесторами) факторов, в IV-м — новые колебания в боковом тренде вокруг того же среднеквартального уровня.

В целом, среднегодовой курс доллара к рублю в 2020 г. окажется на 1—1,5% выше, а реальный эффективный курс рубля примерно настолько же слабее, чем в базовом сценарии (при отсутствии эпидемии). Эксперты ЦМАКП отмечают, что в обоих сценариях в 2020 г. из-за эффекта базы среднегодовой курс рубля будет выше среднегодового курса 2019 г.

В последующие годы разница между сценариями «Большой грипп» и базовым практически полностью нивелируется.

Среднегодовой курс доллара США к рублю, руб./долл., по вариантам сценариев

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

65

62

63

64

«большой грипп»

65

63

кризисный

65

72

72

70

Источник: ЦМАКП

Реальный эффективный курс рубля по вариантам сценариев (среднегодовой), 2019=100

Сценарии

2019

2020

2021

2022

базовый

100

105

104

102

«большой грипп»

100

104

103

102

кризисный

100

94

94

98

Источник: ЦМАКП

В секторальном разрезе реализация сценария «Большой грипп» видится его авторам следующим образом.

Что касается рынка продовольствия, то в целом по России сильных негативных эффектов от снижения ввоза китайского продовольствия ожидать нельзя: максимальная доля на данном рынке (за исключением рыбы, данные по которой отсутствуют) в среднем по России приходится на овощи (порядка 2,5%) и фрукты (менее 3%).

В то же время, в отдельных регионах и на конкретных рынках овощей, фруктов, рыбы и морепродуктов целесообразно повышенное внимание для предотвращения монополизации рынков и роста цен на них и (или) значимого сокращения ассортимента.

Что касается промышленной продукции, то именно данная сфера несет на себе основные риски, связанные с зависимостью от китайских производителей.

Более половины рынка (!) китайские товары занимают в сегменте игр и игрушек, товаров легкой промышленности, электроники и спортивных товаров. Еще по более широкой группе товаров (предметы гардероба, бытовая техника, электротехника, осветительное оборудование и т.д.) китайские производители занимают от четверти до половины рынка. Здесь прерывание поставок, предупреждают «сценаристы» ЦМАКП, грозит буквально «обвалить» соответствующие социально значимые сегменты рынка.

Они приводят следующий пример. Российские производители товаров легкой промышленности из-за эпидемии коронавируса в КНР приступили к поиску альтернативных партнеров. В первую очередь речь идет о поставках текстиля и фурнитуры. Китайских партнеров могут заменить фабрики из Кореи, Турции, Италии и ряда азиатских стран.

Сегодня КНР — основной поставщик как сырья, так и готовых изделий легкой промышленности. Если отечественным компаниям придется переориентироваться, стоимость продукции может подскочить на 20%, подсчитали эксперты. Объем ввозимого в РФ текстиля по итогам 11 месяцев 2019 г. составил около 15 млрд долл. Из них на Китай пришлось 36,5%, на втором и третьем местах соответственно Италия (почти 7%) и Турция (около 6%).