1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 213

Убытки и моральный вред от действий инспекции нужно доказать

Некоторые налогоплательщики пытаются через суд получить с налоговиков возмещение имущественного и морального вреда, вызванного незаконным взысканием налогов (взносов, пеней). Но практика показывает, что сделать это довольно проблематично. Примером является Определение Верховного суда РФ от 21.10.2019 № 302-ЭС19-18401.

Суть дела

Инспекцией в адрес предпринимателя было выставлено требование об уплате пеней по страховым взносам. Поскольку требование исполнено не было, налоговики взыскали данные суммы со счетов бизнесмена.

Предприниматель обратился в суд. Он просил признать решение о взыскании пеней недействительным, обязать налоговиков вернуть взысканные суммы с начислением на них процентов по ст. 79 НК РФ, а также возместить имущественный и моральный вред, вызванный неправомерными действиями инспекции.

Заявленную сумму имущественного вреда бизнесмен обос­новал тем, что незаконные действия налогового органа вынудили его обращаться за судебной защитой. На время судебного разбирательства он был отвлечен от предпринимательской деятельности, что привело к дополнительным расходам и недополученной прибыли.

Нанесение морального вреда предприниматель связывал с тем, что налоговый орган, принимая необоснованное решение о взыскании пеней, тем самым распространил о нем ложную информацию о неуплате страховых взносов, порочащую его деловую репутацию.

Решение судей

Суды трех инстанций признали взыскание пеней необоснованным, поскольку выставлявшиеся предпринимателю требования не позволяли идентифицировать основания и конкретный пе­рио­д возникновения задолженности и, соответственно, проверить правомерность начисления пеней. Они также удовлетворили требование бизнесмена о возврате пеней с начислением на них процентов по ст. 79 НК РФ.

Рассматривая требования предпринимателя о взыскании имущественного и морального вреда, суды исходили из следую­щего.

Статьей 1069 ГК РФ пре­ду­смот­рено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Согласно правовой позиции, изложенной в п. 12 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25, по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты причинения вреда, наличие убытков.

В подтверждение причиненного имущественного ущерба (убытков) бизнесмен представил до­гово­р, заключенный с физическим лицом на оказание услуг по представлению интересов предпринимателя и выполнению работ, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности на время его отсутствия (покупка, доставка, погрузка-разгрузка, реализация товаров, расчеты с поставщиками, обработка входящей до­кумен­тации, конт­роль за расходованием денежных средств). К нему он приложил акт оказанных услуг и платежные до­кумен­ты, подтверждающие оплату услуг.

Суды не нашли причинно-следственной связи понесенных расходов с действиями налогового органа. Они указали, что эти расходы не относятся к обычной деятельности предпринимателя и бизнесмен не доказал, что они являются разумными и необходимыми применительно к рассматриваемой ситуации.

Пленум Верховного суда РФ в п. 3 постановления от 20.12.94 № 10 разъяснил, что одним из обязательных условий наступ­ления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя.

В обоснование причинения морального вреда бизнесмен представил справку лечебного учреждения о том, что он состоит на диспансерном учете. Кроме того, по мнению предпринимателя, инспекцией допущено распространение порочащих его сведений путем направления до­кумен­тов в рамках бесспорного взыскания задолженности банку и службе судебных приставов-исполнителей. Но суды указали, что сам по себе факт нахождения на диспансерном учете не может быть признан достаточным для установления причинно-следственной связи между действиями налогового органа и заболеваниями предпринимателя. А распространение порочащих предпринимателя сведений в результате неправомерного взыскания спорных сумм допущено не было, так как до­кумен­тооборот между налоговым органом и лицами, осуществляю­щими принудительное взыскание спорной задолженности, носил закрытый характер.

Судья Верховного суда отказал бизнесмену в передаче дела на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим ­спорам.

Отметим, что к похожим выводам приходил и ­ВАС РФ (Определение от 25.01.2012 № ­ВАС-15436/11). Он тоже не нашел причинно-следственной связи между доначислением налогов, признанным впос­ледствии необоснованным, и наступившими для предпринимателя неблагоприятными пос­ледствиями.