1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 12

Временные шоки снижения мирового спроса и цены на нефть роковыми для экономик стран — участниц ЕАБР не выглядят

Евразийский банк развития (ЕАБР) исследовал потенциальное влияние на экономики своих стран-участниц двух актуальных внешних шоков — снижения мирового спроса и цен на нефть. Судя по полученным ими результатам, влияние данных шоков может быть существенным, но не критичным.

Реакция макроэкономических переменных экономик государств — участников ЕАБР — Армении (РА), Белоруссии (РБ), Казахстана (РК), Кыргызстана (КР), Таджикистана (РТ) и России (РФ) — на шоки рассчитывалась авторами исследования как разница между их динамикой в рисковых и базовом сценариях. Базовый сценарий представляет собой прогноз на основе внедренной в ЕАБР интегрированной системы моделей (ИСМ) без введения каких-либо дополнительных допущений. Так как в исследовании рассматриваются временные шоки, реакция переменных оценивается на периоде в один год.

В случае шока мирового спроса

Сокращение спроса в США вызовет замедление роста мировой экономики и падение цен на сырьевые товары. Временный шок (в течение года) сокращения темпа прироста ВВП США в размере 1 п.п., согласно оценкам аналитиков ЕАБР, приведет к снижению ВВП еврозоны, Китая и остального мира на 0,7, 0,7 и 0,5 п.п. соответственно по сравнению с базовым сценарием.

Снижение мировых цен на энергоресурсы и уменьшение инвестиционной привлекательности развивающихся рынков сформирует давление на курсы национальных валют стран — участниц ЕАБР к доллару США (к сожалению, инфографика в исследовании такова, что позволяет оценивать его результаты приблизительно, «на глаз»).

Наибольшее ослабление по отношению к доллару прогнозируется для казахстанского тенге и российского рубля на фоне увеличения оттока капитала (6 и 5% соответственно год к году по сравнению с базовым вариантом). Снижение курса белорусского рубля к американской валюте (2,5%), полагают эксперты ЕАБР, будет сдерживаться его укреплением к российскому рублю. В РА, КР и РТ значительных колебаний национальных валют к доллару США не ожидается.

Сокращение мирового спроса и цен на сырьевые товары приведет к замедлению экономического роста стран — участниц ЕАБР на 0,3 п.п. в течение года. Негативный эффект на динамику выпуска наблюдается во всех странах региона (РА — –1 п.п. год к году, РБ — –0,27, РК — –0,4, КР — –0,45, РФ — –0,30, РТ — –0,5 п.п.), а масштаб реакции ВВП в большинстве государств является сопоставимым (сильное снижение ВВП РА авторы исследования объясняют дополнительным воздействием на его динамику со стороны цен на медь — главного экспортного товара Армении).

Уменьшение мирового спроса окажет прямое негативное влия­ние на динамику ВВП РФ и РК через канал внешней торговли. Падение неф­тяных котировок и мирового потребления углеводородов в ответ на замедление глобального роста является дополнительным фактором сокращения экономической активности в РФ и РК в рисковом сценарии по сравнению с базовым. Вместе с тем, отмечают аналитики ЕАБР, реализация фискальной политики в рассматриваемых государствах с применением бюджетных правил ограничивает негативный эффект падения сырьевых цен на ВВП. В условиях повышения глобальной неопределенности ожидается усиление оттока капитала с развивающихся рынков, которое в случае РФ и РК может быть усилено падением цен на минеральные продукты. В результате значимым каналом воздействия шока снижения внешнего спроса на экономики двух крупнейших стран региона является замедление инвестиционной активности. Поддержку торгуемому сектору экономик РФ и РК в рисковом сценарии будет оказывать ослабление курсов национальных валют. Плавающий валютный курс в рассматриваемых странах выполняет функцию «абсорбции» внешних шоков, смягчая их негативное влияние на основные макроэкономические показатели.

Высокая значимость денежных переводов из России усиливает воздействие негативного шока внешнего спроса на экономики Армении, Кыргызстана и Таджикистана. Снижение трансфертов трудовых мигрантов из крупнейшей экономики региона в рисковом сценарии, связанное с замедлением роста ВВП РФ, выступает дополнительным каналом трансмиссии шока сокращения мировой экономической активности в динамику выпуска РА, КР и РТ.

Динамика цен биржевых товаров является важным элемен­том механизма передачи внешнего шока в экономики Армении и Кыргызстана. В ­случае РА негативный эффект от сокращения внешнего спроса существенно усиливается из-за снижения цен на металлы, в том числе медь. В то же время КР может извлечь дополнительные выгоды из-за увеличения мирового спроса на золото, так как выпуск драгоценного металла обес­печивает почти 10% ВВП республики.

Отдельно авторы исследования отмечают, что низкая волатильность валютного курса кыргызского сома к доллару на фоне глобального укрепления американской валюты может оказать сдерживающее воздействие на чистый экспорт и ВВП КР.

Относительно слабое влияние колебаний внешнего спроса на экономику РТ объясняется более низкой, чем в других государствах — членах ЕАБР, долей экспорта в ВВП этой страны.

Внешняя торговля является основным каналом трансмиссии шока внешнего спроса на экономическую активность Беларуси. Открытость ее экономики обусловливает преобладание торгового канала в механизме передачи рассматриваемого шока на ВВП страны. Эффект от снижения спроса на белорусские товары и услуги в рисковом сценарии усиливается из-за ужесточения монетарных условий, в первую очередь связанного с укреплением белорусского рубля к российскому.

Реакция инфляции и монетарной политики в государствах региона в ответ на шок внешнего спроса различается. Это аналитики ЕАБР во многом объясняют неоднородностью отклика ВВП и валютных курсов его стран-участниц. Ослаб­ление национальных валют в РФ и РК ведет к усилению инфляционного давления. Вместе с тем в условиях замедления экономического роста и отмеченного в последние годы снижения эффектов переноса валютных курсов на инфляцию в данных странах повышение темпов прироста потребительских цен в рисковом сценарии по отношению к базовому оценивается авторами исследования в пределах 0,3—0,4 п.п. в течение года. В результате не ожидается значимого изменения ключевых процентных ставок монетарной политики ЦБ РФ и НБ РК. В РБ также не прогнозируется существенное влияние внешнего шока на инфляционные процессы и динамику ставки рефинансирования. Увеличение давления на рост цен в РБ из-за повышения инфляционных ожиданий и инфляции в РФ будет компенсировано замедлением экономической активности. Значимое снижение темпов прироста ИПЦ в рисковом сценарии ожидается в КР (–0,8 п.п.), РА (–0,65) и РТ (–0,58 п.п.). Это исследователи связывают с дефляционным давлением со стороны замедления внутреннего спроса в данных странах, которое, в отличие от других государств региона, не компенсируется динамикой валютного курса. В результате недопущение значительного отклонения инфляции от целевых ориентиров предполагает понижение ключевых процентных ставок монетарной политики ЦБ РА, НБ КР и НБ РТ.

В случае шока снижения цен на нефть

Ключевой предпосылкой рассматриваемого рискового сценария авторы исследования считают краткосрочное падение нефтяных котировок на 10% в среднем за год под влиянием временного увеличения добычи сырья.

Ослабление национальных валют стран — участниц ЕАБР в ответ на временное падение нефтяных котировок прогнозируется умеренным. ­10%-ное снижение стоимости нефти за год приведет к дополнительной девальвации российского рубля и казахстанского тенге по отношению к доллару США на 1,2 и 1,5% соответственно. Оценки существенно ниже полученных при моделировании шока внешнего спроса. Это, поясняют исследователи, связано с ожидаемым меньшим объе­мом оттока капитала из РФ и РК в данном сценарии, так как снижение цен на нефть является краткосрочным и не усиливается ростом глобальной неопределенности. Повышение устойчивости валютных курсов двух крупнейших экономик региона (РФ и РК) к колебаниям цен на сырьевые товары в последние годы связано с реализацией сбалансированной внутриэкономической политики, в том числе введением бюджетных правил. Национальные валюты других стран региона также реагируют небольшим ослаблением на снижение нефтяных котировок.

Темп прироста агрегированного ВВП стран — участниц ЕАБР в ответ на временное снижение цены нефти на 10% замедлится на 0,14 п.п. в течение года. Как и в случае с шоком мирового спроса, сокращение экономической активности по сравнению с базовым сценарием прогнозируется во всех странах региона. Вместе с тем масштаб реакции ВВП государств — членов Банка на негативный шок неф­тяных цен ниже. Это связано с тем, что воздействие данного шока через торговый канал эксперты ЕАБР ожидают небольшим, так как временное падение цен минеральных ресурсов не приведет к существенному сокращению внешнего спроса на экспортируемые странами региона товары и услу­ги. Кроме того, в данном сценарии они не прогнозируют значительного оттока капитала с развивающихся рынков.

Сохранение высокой значимости сырьевого сектора в экономиках России и Казахстана обусловит замедление роста их ВВП в течение года на 0,13 и 0,30 п.п. соответственно в ответ на 10%-ное временное снижение нефтяных цен. Поддержку экономической активности в крупнейших странах региона, как и в случае шока внешнего спроса, окажет смягчение монетарных условий на фоне ослаб­ления национальных ­валют.

В Армении основным каналом трансмиссии негативного нефтяного шока выступает снижение цен на медь. Масштаб реакции ВВП рес­публики на шок нефтяных цен (–0,36 п.п.) заметно ниже по сравнению со сценарием шока внешнего спроса. Это авторы исследования связывают с меньшим негативным эффектом через каналы денежных переводов и внешней торговли на фоне меньшего сокращения экономической активности в РФ и других странах — основных торговых партнерах РА.

Реакция ВВП Беларуси и Кыргызстана на снижение нефтяных цен прогнозируется аналитиками ЕАБР минимальной. Основной эффект от снижения нефтяных котировок на ВВП РБ связан с сокращением спроса на производимые в стране товары со стороны РФ, а также уменьшением конкурентоспособности белорусских производителей на рынке основного торгового партнера из-за укрепления белорусского рубля к российскому.

В КР негативный эффект на экономическую активность со стороны уменьшения притока денежных переводов компенсируется положительным воздействием роста цен на золото. Сокращение трансфертов трудовых мигрантов выступает ключевым фактором снижения роста ВВП РТ в ответ на падение нефтяных ­котировок.

Реакция инфляции в странах — участницах ЕАБР на снижение мировых цен на нефть является неоднородной. В РК возможно незначительное ускорение инфляционных процессов из-за ослабления национальной валюты. В остальных странах региона ожидается формирование дефляционного давления на фоне замедления роста цен на энергоресурсы, сокращения внутреннего спроса и снижения инфляции в еврозоне.

к сведению

Высокая степень торгово-эконо­мической интеграции стран региона с Россией объясняет наличие тесной зависимости их экономики от развития в РФ. Основными каналами выступают торговля, денежные переводы и финансовые потоки.

  • Рынок РФ является одним из основных для РБ (­доля экспорта в РФ в среднем за 2005—2018 гг. составила около 38%), РА (почти 20%) и КР (около 14%).
  • Денежные переводы из РФ обеспечивают более 60% суммарных поступлений от трудовых мигрантов в РА, 70% в РТ и почти 80% в КР. При этом исследования по КР показали, что динамика денежных пере­водов, поступающих в рес­публику, находится в про­циклической зависимости от динамики реального ВВП РФ и данная зависимость со временем усиливается.
  • Помимо того, что РФ является крупным рынком сбыта для стран — участниц ЕАБР, она также относится к числу ключевых прямых иностранных инвесторов в государствах региона. Кроме того, в РБ более 50% внешнего государственного долга приходится на обязательства перед РФ.
  • В то же время аналитики ЕАБР отмечают, что по сравнению с другими странами региона взаимосвязи РК с РФ являются менее тесными как по торговым, так и по финансовым потокам.
Свежий номер
Экономика и жизнь №48 от 05.12.2019