1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1014

НДС при списании кредиторской задолженности

Суммы кредиторской задолженности, списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, подлежат включению во внереализационные доходы (п. 18 ст. 250 НК РФ). Рассмотрим, нужно ли при этом учитывать в доходах сумму ­НДС, входящую в состав кредиторской задолженности.

Вопрос об учете в доходах ­НДС возникает при списании кредиторской задолженности, связанной с оплатой (или поставкой) товаров, работ или услуг (далее — товары). Такая кредиторская задолженность может быть у покупателя, не оплатившего приобретенные товары, или у продавца, получившего аванс в счет будущей поставки товаров.

Задолженность по оплате

При отгрузке товаров поставщик дополнительно к их цене предъявляет к уплате ­НДС (п. 1 ст. 168 НК РФ). То есть в состав кредиторской задолженности покупателя входит ­НДС. Этот ­НДС на основании полученного от поставщика счета-фактуры покупатель принимает к вычету (п. 1 ст. 172 НК РФ).

Факт неоплаты товаров на вычет не влияет. Важно лишь, чтобы товары были приняты к учету и у покупателя имелись в наличии соответствующие первичные до­кумен­ты (п. 1 ст. 172 НК РФ). Перечень случаев, когда требуется восстановление ­НДС, приведен в п. 3 ст. 170 НК РФ. В нем списание кредиторской задолженности не значится. Таким образом, при списании кредиторской задолженности обязанность по восстановлению ­НДС, ранее принятого к вычету, у покупателя не возникает. Это подтверждают Минфин России и суды (письмо Минфина России от 21.06.2013 № 03‑07‑11/23503, постановление АС Центрального округа от 01.08.2017 по делу № А48-3674/2016).

Поскольку ­НДС принимается покупателем к вычету и не восстанавливается, возникает вопрос: нужно ли включать этот ­НДС в доходы при списании кредиторской задолженности?

Если кредиторская задолженность списывается, покупатель фактически освобождается от обязанности уплаты ­НДС поставщику. В связи с этим он получает экономическую выгоду, которая в целях нало­го­обложения признается доходом (ст. 41 НК РФ). Соответственно, ­НДС в составе списываемой кредиторской задолженности покупатель должен включить в состав внереализационных доходов на основании п. 18 ст. 250 НК РФ.

Суды это подтверждают. Так, АС Западно-Сибирского округа в постановлении от 14.10.2019 по делу № А81-597/2019 рассмотрел следующую ситуацию. Налоговый орган при проверке обнаружил, что компания не учла во внереализационных доходах кредиторскую задолженность перед ликвидированным поставщиком. Налоговики доначислили компании налог на прибыль, включив во внереализационные доходы всю сумму кредиторской задолженности с учетом ­НДС. Однако компания посчитала, что в доходах следовало отражать задолженность без ­НДС.

Суды первой и апелляционной инстанций поддержали компанию. Они, так же как и компания, исходили из положений п. 1 ст. 248 НК РФ. Этой нормой установлено, что при определении доходов из них исключаются суммы налогов, предъявленные в соответствии с Кодексом налогоплательщиком покупателю (приобретателю) товаров (работ, услуг, имущественных прав).

Однако кассационный суд с этой позицией не согласился. Он указал, что из буквального толкования п. 1 ст. 248 НК РФ следует, что исключение из доходов сумм налогов распространяется только на поставщиков (продавцов), тогда как в рассматриваемом случае компания является покупателем. Суд также отверг ссылку компании на подп. 14 п. 1 ст. 265 НК РФ. Им пре­ду­смот­рено, что в состав внереализационных расходов включаются расходы в виде сумм налогов, относящихся к поставленным материально-производственным запасам, работам, услугам, если кредиторская задолженность по такой поставке списана в отчетном пе­рио­де в соответствии с п. 18 ст. 250 НК РФ. Суд разъяснил, что данная норма не может применяться к ­НДС, ранее правомерно принятому к вычету, поскольку в ней идет речь о расходах в виде налогов. А на основании п. 1 ст. 170 НК РФ суммы ­НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), не включаются в расходы по налогу на прибыль. В результате суд пришел к выводу, что в налоговом учете списываемая кредиторская задолженность отражается во внереализационных доходах, включая ­НДС.

Аналогичная позиция изложена в п. 23 Рекомендаций Научно-консультативного совета о практике применения налогового законодательства, одобренных протоколом Президиума ­ФАС Волго-Вятского округа от 19.10.2010 № 7. В нем сказано, что закрытый перечень случаев, когда ­НДС должен быть восстановлен, приведен в ст. 170 НК РФ. Каких-либо норм, регламентирующих восстановление ранее примененных вычетов в связи с истечением срока исковой давности по требованиям об оплате товаров (работ, услуг), ни в данной ста­тье, ни в главе 21 НК РФ в целом не пре­ду­смо­­трено. Соответственно, задолженность по оплате ­НДС поставщику подлежит учету в качестве внереализационного дохода.

Задолженность по авансу

При получении аванса в счет будущей поставки товаров продавец с полученной суммы исчисляет ­НДС по расчетной ставке (п. 1 ст. 154, п. 4 ст. 164 НК РФ) и уплачивает его в бюджет.

Принять этот ­НДС к вычету продавец может только при отгрузке в счет полученного аванса товаров (п. 8 ст. 171, п. 6 ст. 172 НК РФ) или при расторжении до­гово­ра и возврате покупателю авансовых платежей (п. 5 ст. 171 НК РФ). При списании кредиторской задолженности ни того, ни другого не происходит. Поэтому у продавца отсутствуют основания для принятия уплаченного им ­НДС с аванса к вычету (письма Минфина России от 07.12.2012 № 03‑03‑06/1/635, от 10.02.2010 № 03‑03‑06/1/58, постановление АС Московского округа от 05.03.2015 по делу № А40-179957/13).

Поскольку ­НДС уплачен в бюджет и к вычету не принимается, возникает вопрос: нужно ли этот ­НДС включать в доходы при списании кредиторской задолженности?

В постановлении от 04.04.2012 по делу № А40-24625/11‑90‑105 ­ФАС Московского округа рассмотрел ситуацию, когда компания списала кредиторскую задолженность по полученному авансу, не включив в доходы сумму ­НДС. Суд указал, что при уплате ­НДС с аванса в бюджет компания не получила экономическую выгоду в денежной или натуральной форме. Поэтому указанный ­НДС не является доходом в силу ст. 41 НК РФ и компания обос­нованно не включила его в состав внереализационных доходов при списании кредиторской задолженности.

На практике некоторые компании при списании кредиторской задолженности по авансу всю ее сумму учитывают в доходах, а входящий в нее ­НДС включают в расходы. Минфин России считает, что так делать нельзя. В письмах от 07.12.2012 № 03‑03‑06/1/635, от 10.02.2010 № 03‑03‑06/1/58 он разъяснил, что согласно подп. 14 п. 1 ст. 265 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на сумму ­НДС только по кредиторской задолженности по материально-производственным запасам, работам, услугам, списанной в отчетном пе­рио­де. А возможность учесть в составе внереализационных расходов суммы ­НДС по полученным авансам, списанным в связи с истечением срока исковой давности, главой 25 Кодекса не пре­ду­смот­рена.

Однако ­ФАС Московского округа в постановлении от 19.03.2012 по делу № А40-75954/11‑115‑241 допустил возможность учета ­НДС по списанному авансу в расходах на основании подп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ. По этой норме в состав внереализационных расходов включаются другие обоснованные расходы. Суд указал, что Налоговый кодекс не содержит норм, запрещающих включение в состав расходов ­НДС, уплаченного с полученных авансов, при списании этих авансов как кредиторской задолженности с истекшим сроком исковой давности.