1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 99

Золотые парашюты и мертвые души: как оспорить вывод активов в банкротстве через выплату чрезмерных зарплат топ-менеджерам и сотрудникам должника?

Ни для кого не секрет, что между должником и кредиторами в банкротстве разворачиваются порою целые спектакли боевых действий. И каждый из участников этих «войн» стремится сохранить для себя как можно больше активов, извлекая их из остатков деятельности предприятия-банкрота. Должник в этой борьбе зачастую использует различные схемы выведения активов, совершая множество разнообразных сделок, направленных на отчуждение имущества и доходов предприятия-банкрота. Среди этих сделок немало договоров и соглашений, связанных с трудовыми отношениями. Подробнее о том, когда кредиторам и арбитражному управляющему удастся оспорить выплаты работникам должника, а когда — нет, читайте в материале.

В соответствии с нормами главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) недействительными могут признаваться сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, в том числе трудовые договоры, соглашения об увеличении размера зарплаты, приказы о выплате премий или о приеме на работу с завышенными окладами, то есть любые действия должника, которые наносят вред имущественным интересам кредиторов.

Оспаривать сделки должника в рамках процедуры банкротства имеют право:

  • внешний или конкурсный управляющий — по собственной инициативе или по решению собрания кредиторов;

  • конкурсные кредиторы самостоятельно — при условии, что размер их требований, не считая оспариваемых, составляет более 10% от общего размера кредиторской задолженности.

Оспаривание может осуществляться в рамках внешнего управления или конкурсного производства.

Чтобы понять, обладает та или иная сделка признаками оспоримости, необходимо определить, в какой период времени она была совершена относительно даты принятия заявления о признании должника банкротом (см. схему на стр. 6).

Так, сделки, совершенные за один месяц до, и абсолютно все сделки, совершенные после принятия заявления о признании должника банкротом, могут быть признаны судом недействительными без учета недобросовестности контрагента (ст. 61.3 Закона о банкротстве). То есть практически все сделки, совершенные в указанный период, автоматически подпадают под критерий сделок с предпочтением. Управляющему даже не придется доказывать, что контрагент по сделке знал или должен был знать о наличии признаков неплатежеспособности должника.

Сделка считается совершенной с предпочтением, если она:

  • направлена на исполнение ранее возникших обязательств перед одним из кредиторов в ущерб другим, или

  • привела к удовлетворению требований, срок исполнения которых еще не наступил, при наличии неисполненных обязательств иных кредиторов, или

  • привела к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки.

Сделки, совершенные за шесть месяцев до даты принятия заявления о признании должника банкротом, также относятся к сделкам с предпочтением. Однако оспариваются они только в случае недобросовестности контрагента — если будет доказано, что контрагент (или заинтересованное лицо) знал или не мог не знать о неплатежеспособности должника на момент совершения сделки (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Сделки, совершенные должником за год до принятия заявления о признании должника банкротом или после указанной даты, могут быть признаны судом недействительными как подозрительные в случае неравноценного встречного предоставления (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Неравноценным встречное исполнение признается, когда цена или иные параметры сделки существенным образом отличаются от таких же пунктов аналогичных сделок, совершенных в сравнимых обстоятельствах. В частности, когда речь идет о значительном завышении среднерыночных зарплат при традиционном спектре обязательств работников тех или иных должностей либо о «лжесотрудниках» (так называемых «мертвых душах»).

Сделки, совершенные должником за три года до принятия заявления о признании должника банкротом или после указанной даты, также считаются совершенными в период подозрительности. Такие сделки могут быть оспорены, если удастся доказать, что они имели своей целью причинение вреда имущественным интересам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Причем важно доказать не только причинение вреда как такового, но также и то, что контрагент по сделке к моменту ее заключения знал о цели должника причинить этот вред.


Соответственно, для оспаривания заработных плат, премий, приказов об их назначении и произведенных выплат по ним подаются заявления о признании этих выплат недействительными и о применении последствий недействительности сделок в виде возврата в конкурсную массу денежных средств в оспариваемых суммах.

Предусмотренные Законом о банкротстве основания для признания недействительными сделок по критериям подозрительности (ст. 61.2) и предпочтительности (ст. 61.3) предполагают оспоримость, а не ничтожность сделок. Но если будет выявлен факт злоупотребления правом, возникнет необходимость доказывать пороки сделки, выходящие за пределы оспоримости по мотивам подозрительности и предпочтительности, это является основанием для признания этих сделок ничтожными в силу ст. 10 и 168 ГК РФ (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — Постановление Пленума ВАС РФ № 63).

Так, в постановлении АС Центрального округа от 02.08.2016 № Ф10-420/15 по делу № А62-7344/2013, к примеру, говорится, что в случае установления предусмотренного ст. 10 ГК РФ юридического состава нормы данной статьи подлежат применению судами, в том числе при рассмотрении в деле о банкротстве обособленных споров об оспаривании условий трудового договора, подписанного между должником и его работником.

Что может доказывать факт злоупотребления правом? Какие сделки суды признают ничтожными?

Примеры из практики

В одном деле ВС РФ подтвердил позицию нижестоящих инстанций, усмотревших злоупотребление правом с целью причинить вред имущественным правам кредиторов должника в начислении выходного пособия работнику должника, которое не было установлено действующей системой оплаты труда, а носило произвольный характер.

Суды признали эту сделку недействительной.

Определение ВС РФ от 07.03.2018 № 307-ЭС18-343 по делу № А05-2366/2016

В другом деле суд сделал вывод о мнимости трудового договора ввиду недоказанности наличия фактических трудовых отношений между сторонами. Сделка прикрывала совместные действия должника и «работника», направленные на создание искусственной кредиторской задолженности второй очереди с целью недопущения расчетов с реальными кредиторами третьей очереди. Суд квалифицировал такие действия как направленные на причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.03.2018 № Ф04-4811/2017 по делу № А45-17734/2016

Бремя доказывания обстоятельств, необходимых для признания сделок по выплате зарплаты недействительными, лежит на заявителе — арбитражном управляющем или кредиторе — в соответствии с общей нормой ст. 65 АПК РФ. Это сделано в том числе потому, что в большинстве случаев арбитражный управляющий или кредитор в рамках процедуры банкротства имеет больше возможностей для получения доступа к необходимой документации должника, чем, к примеру, бывший работник, трудовые договоры с которым оспариваются (см. постановление АС Центрального округа от 02.08.2017 № Ф10-4581/2016 по делу № А62-6714/2014).

В пункте 5 Постановления Пленума ВАС РФ № 63 разъяснено, что для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы лицо, оспаривающее сделку, доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

  • сделка совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов;

  • в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

  • другая сторона сделки знала или должна была знать об этой цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из вышеперечисленных обстоятельств суд откажет в признании сделки недействительной.

О цели причинить вред имущественным правам кредиторов можно говорить при наличии одновременно двух условий:

  • на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

  • сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

Постановление Пленума ВАС РФ № 63, помимо всего прочего, разъясняет понятия:

  • имущественный вред правам кредиторов — это уменьшение стоимости либо размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества;

  • неплатежеспособность должника — это прекращение исполнения должником своих денежных обязательств в части или полностью. Недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

Таким образом, для успешного оспаривания заработных плат, компенсаций, премий, гонораров и выходных пособий необходимо доказать:

  • обстоятельства, прямо свидетельствующие о том, что сделка была совершена с целью причинить вред кредиторам;

  • факт того, что сторона сделки в момент ее заключения знала или должна была разумно предполагать наличие у должника такой цели.

Удовлетворение заявленных требований

Анализ судебной практики показал, какие инструменты доказывания наиболее успешно применяются арбитражными управляющими. Рассмотрим основные из них.

Отсутствие равнозначного встречного удовлетворения — то есть того объема работ/услуг, который мог бы быть соотнесен с размером полученного вознаграждения.

В постановлении от 14.03.2018 № Ф04-4811/2017 по делу № А45-17734/2016 АС Западно-Сибирского округа сделал вывод, что нельзя говорить о разумном равнозначном встречном удовлетворении, если должник не может представить документы, подтверждающие реальный характер трудовой функции работника, целесообразность его привлечения.

Несоответствие должностного оклада или суммарно выплаченного дохода размеру средней заработной платы по аналогичным должностям в регионе.

Если удастся доказать, что размер оплаты труда, установленный в трудовом договоре или соглашении, заключенном в период подозрительности, не соответствует среднему размеру оплаты труда специалиста в конкретном регионе, то суд может признать сделку недействительной. В качестве доказательства такого несоответствия заявители обычно ссылаются на справки территориальных отделов статистики о размерах среднемесячных оплат по тому или иному виду деятельности. Так, например, в постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2019 № 04АП-5945/2013 по делу № А78-6724/2013 приводится справка, согласно которой среднемесячная зарплата работников строительных организаций в период 2010—2013 гг. была в четыре раза меньше суммы, установленной спорным договором.

Кроме того, оценивая доказательства несоответствия спорных окладов средним по рынку, суды часто делают дополнительные выводы относительно целесообразности привлечения сотрудников на нерыночных условиях в предбанкротный период. В упомянутом выше постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда по делу № А78-6724/2013 отмечено, что в материалы дела не представлено экономическое обоснование увеличения зарплаты директору в преддверии банкротства должника. Доводы руководителя должника о том, что в спорный период времени произошло увеличение объема работ, были отклонены, поскольку доказательств этому обстоятельству нет.

ВС РФ в Определении от 26.02.2018 № 306-ЭС18-230 по делу № А12-61050/2015 указал на экономическую нецелесообразность привлечения в преддверии банкротства нового сотрудника с установлением ему завышенного (по сравнению со средним значением) размера зарплаты, а также включения в трудовой договор условия о выплате значительной компенсации при увольнении в условиях неотвратимости прекращения трудовых отношений.

Несоответствие квалификации и профессиональных качеств работника установленному для него размеру заработной платы.

Помимо вышеперечисленного, заявители также доказывают, что установленная в период подозрительности зарплата не соответствовала не только рынку, но и квалификации и профессиональным качествам сотрудника. Например, в постановлении АС Поволжского округа от 15.11.2017 № Ф06-24536/2017 по делу № А12-61050/2015 рассматривалась ситуация с установлением повышенного размера оплаты труда начальнику кадровой службы. Он работал с 09:00 до 13:00 и был принят на работу с окладом в размере 80 000 руб., впоследствии увеличенном до 120 000 руб. В этом деле суд установил не только неравноценность встречного исполнения, но и отсутствие у сотрудника особых сверхконкурентных преимуществ по отношению к иным возможным кандидатам, которые могли бы оправдать экономическую необходимость платить ему за полдня работы зарплату, в шесть раз превышающую зарплату сотрудников аналогичных должностей при полном рабочем дне.

В результате произведенных выплат у должника появились или усугубились признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Чтобы доказать факт наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент совершения сделки, а также осведомленность об этом контрагента по сделке, заявители ссылаются на:

  • данные об убыточности деятельности общества на основании бухгалтерских балансов за предшествующие периоды;

  • выписку по расчетному счету должника за предшествующий сделке трехлетний период, согласно которой должник с начала этого периода прекратил самостоятельно исполнять обязательства по оплате обязательных платежей, и все операции по списанию производились в порядке инкассо по требованию налоговых органов, внебюджетных фондов, службы судебных приставов;

  • данные о наличии требований нескольких конкурсных кредиторов — с датами возникновения по отношению к ним задолженности в период заключения должником трудового договора и дополнительных соглашений по увеличению сумм вознаграждения;

  • данные финансового анализа за предшествующие годы, позволяющего оценить финансовое состояние должника как критическое, демонстрирующего многомиллионную отрицательную величину чистых активов и указывающего на неспособность в полном объеме удовлетворить требования кредиторов.

В постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2019 № 04АП-5945/2013 по делу № А78-6724/2013 указано, что все вышеперечисленные сведения были приняты в качестве доказательств того, что на момент заключения оспариваемой сделки у должника имелись признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества, о чем не мог не знать руководитель должника, подписавший спорный трудовой договор. Это послужило основанием для вывода о том, что сделка была совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.

В качестве подтверждения осведомленности работника о наличии признаков неплатежеспособности должника ВС РФ в Определении от 26.02.2018 № 306-ЭС18-230 (1) по делу № А12-61050/2015 сослался на установленные в рамках иного дела обстоятельства неоплаты должником подрядных работ, выполненных для него этим же работником. А в постановлении АС Волго-Вятского округа от 26.12.2017 № Ф01-5991/2017 по делу № А29-4518/2016 отмечено, что супруга руководителя компании-должника, условия трудового договора с которой оспаривались, имеет к тому же долю 40% в уставном капитале компании и, соответственно, является заинтересованным лицом, а потому не могла не знать о наличии признаков неплатежеспособности должника на дату заключения спорной сделки.

Подтверждение фактического отсутствия трудовых отношений.

Необходимость доказывать факт отсутствия трудовых соглашений с несуществующими работниками — отнюдь не редкость в делах по оспариванию сделок в рамках банкротства.

Так, в постановлении АС Московского округа от 01.06.2018 № Ф05-4829/2018 по делу № А40-38944/2015 продемонстрирован удачный пример доказывания отсутствия фактических трудовых отношений с работником, который попытался включиться в реестр требований кредиторов второй очереди с якобы не выплаченными ему суммами зарплаты. Работник был юристом, и трудовой договор, предусматривающий завышенный уровень зарплаты, заключался с ним в тот период, когда вся деятельность предприятия-должника была фактически приостановлена, отчетность в Пенсионный фонд уже не подавалась, взносы во внебюджетные фонды не выплачивались. Более того, зарплата другим сотрудникам перестала выплачиваться за полгода до принятия юриста на работу. Обратив внимание суда на все эти факты, арбитражный управляющий также продемонстрировал объяснительные записки бывших сотрудников, рассказавших, что они никогда не встречали на предприятии этого якобы коллегу и вообще не знали о его существовании. Завершающим штрихом в доказывании отсутствия трудовых отношений стало представление в материалы дела судебного акта по спору бенефициара должника с должником, в рамках которого вышеупомянутый юрист представлял интересы бенефициара, а не своего работодателя.

Важным моментом в оспаривании сделок по выплате повышенных зарплат в рамках банкротства являются даты подписания спорных договоров, дополнительных соглашений, приказов. Соотнося эти даты, можно проследить наличие умысла, направленного на причинение вреда имущественным интересам кредиторов.

Так, в постановлении от 26.12.2017 № Ф01-5991/2017 по делу № А29-4518/2016 АС Волго-Вятского округа пришел к выводу, что оспариваемая сделка по увеличению зарплаты работнику была совершена должником после возбуждения в отношении него дела о банкротстве. К тому моменту у должника уже имелась непогашенная задолженность перед иными кредиторами.

Отказ в удовлетворении требований о признании сделок недействительными

Между тем далеко не всегда суды приходят к выводу, что оспариваемые сделки отвечают признакам недействительности. Одним из оснований для отказа является недоказанность неравноценности встречного предоставления или завышенного размера оплаты.

Так, АС Дальневосточного округа в постановлении от 11.01.2018 № Ф03-5204/2017 по делу № А73-217/2016 отказал в признании недействительными выплат бухгалтерам должника, получившим повышенную заработную плату в период подозрительности. Суд сослался на то, что работники документально подтвердили факт возврата излишне полученных денежных средств в кассу должника, и это явилось достаточным основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования. Эту позицию поддержал и ВС РФ Определением от 27.04.2018 № 303-ЭС18-3740.

Рассматривая дело по оспариванию выплаченных работникам премий, АС Уральского округа в постановлении от 20.02.2017 № Ф09-11551/16 по делу № А60-7507/2015 указал, что выплата премий сотруднику может быть признана законной, если:

  • премированный работник выполнял свои трудовые функции задолго до признания должника банкротом;

  • премии были начислены пропорционально цене заключенных с заказчиками договоров и являются мерой стимулирования, используемой при расчете зарплаты в зависимости от результативности выполняемых трудовых обязанностей;

  • работник в период премирования заработал для компании больше, чем обычно, и за это внутренними локальными актами было установлено стимулирование.

А в Определении от 16.02.2017 № 302-ЭС14-7670 (6) по делу № А69-16/2013 ВС РФ подтвердил позиции нижестоящих судебных инстанций, которые сочли недоказанными факты существенного превышения должностного оклада над размером средней зарплаты для аналогичных должностей по региону и несоответствия квалификации и профессиональных качеств работника установленному для него размеру зарплаты.

Таким образом, если выплаченная зарплата соответствовала средней зарплате по региону и если отсутствие необходимой квалификации сотрудника не было доказано, то оспорить выплату такой зарплаты будет достаточно проблематично.