1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 604

Должник неразумный и должник недобросовестный: когда гражданин не будет освобожден от долгов в результате дела о банкротстве?

Согласно исследованиям, количество банкротств физических лиц в 2019 г. значительно выросло по сравнению с показателями предыдущего года1. Граждане прибегают к личному банкротству в целях освобождения от чрезмерной финансовой нагрузки, однако добиться желаемого результата получается далеко не всегда. Этому есть несколько причин. Во-первых, должники (в контексте данной статьи — физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, которые оказались неспособными удовлетворить требования кредиторов и в отношении которых возбуждено дело о банкротстве) не учитывают, что часть обязательств в любом случае сохраняется даже после завершения процедур банкротства. Во-вторых, нередки ситуации, когда обязательства должника достигают критического объема не из-за его недостаточной финансовой грамотности, а в результате недобросовестного поведения гражданина, что влечет невозможность освобождения его от долгов. О том, какое поведение гражданина признают недобросовестным, какими критериями руководствуются суды при рассмотрении вопроса об освобождении гражданина от долгов и как часто решение принимается не в пользу гражданина, читайте в материале.

Банкротство не всегда приводит к полному освобождению должника от его обязательств. Причем некоторые обязательства перед кредиторами сохраняются независимо от того, насколько добросовестно вел себя должник, а некоторые напрямую зависят от поведения должника в процессе их принятия или же в процессе рассмотрения банкротного дела.

Какие обязательства сохраняются после окончания банкротного дела независимоот поведения должника?

Для начала рассмотрим, какие обязательства гражданина Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) относит к безусловно сохраняемым. Перечень требований, которые сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве гражданина, установлен в п. 5 и 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве и выглядит следующим образом:

  • требования, возникшие после возбуждения дела о банкротстве (текущие платежи);

  • требования о возмещении морального вреда и вреда, причиненного жизни или здоровью;

  • требования о выплате заработной платы и выходного пособия;

  • требования о взыскании алиментов;

  • иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора;

  • требования о привлечении гражданина как контролирующего лица к субсидиарной ответственности;

  • требования о возмещении убытков, причиненных умышленно или по грубой неосторожности юридическому лицу, участником которого или членом коллегиальных органов которого являлся гражданин;

  • требования о возмещении убытков, причиненных умышленно или по грубой неосторожности в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве;

  • требования о возмещении вреда имуществу, причиненного умышленно или по грубой неосторожности;

  • требования о применении последствий недействительности сделки, признанной недействительной на основании ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Важно отметить, что вышеперечисленные требования сохраняют свою силу даже в том случае, если они не были заявлены в ходе процедур банкротства.

От вышеперечисленных обязательств должник-гражданин не будет освобожден независимо от того, насколько добросовестно он себя вел в своем деле о банкротстве и по отношению к своим кредиторам.

В то же время п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве вводит дополнительные условия, при наличии которых не допускается освобождение гражданина также от иных (не перечисленных выше) обязательств.

При совершении каких действий должникне будет освобожден от накопившихся долгов?

Установленные Законом о банкротстве критерии для неосвобождения гражданина от обязательств относятся к поведению должника как в рамках возбужденного банкротногодела, так и при принятии на себя долговой нагрузки.При этом, если недобросовестное поведение гражданина имело место в ходе банкротных процедур либо установлен фиктивный или преднамеренный характер банкротства, все требования кредиторов сохранятся в силе.

Если же установлен факт неправомерного поведения должника при принятии на себя обязательства либо при его погашении, сохранится именно конкретное требование, а от исполнения остальных обязательств гражданин все-таки может быть освобожден.

Закон о банкротстве указывает, что если гражданин совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество, то от исполнения приобретенной или непогашенной в результате данных действий задолженности гражданин освобожден не будет.

Пример из практики

В одном деле суды оценили действия должника, который уклонился от погашения кредитной задолженности после смерти залогодателя (третьего лица). Кредитор, являвшийся наследником предоставившего залоговое обеспечение лица и погасивший кредитные обязательства должника, указывал на очевидно намеренные действия должника по прекращению платежей по кредиту после смерти залогодателя в отсутствие фактов изменения финансового положения. Суды признали доводы кредитора обоснованными и отказали в освобождении гражданина от погашения данной задолженности.

Постановление АС Западно-Сибирского округа от 31.08.2018 № Ф04-3400/2018 по делу № А45-12714/2017

Также на практике распространен отказ в освобождении от обязательств перед бюджетом, поскольку налоговые органы предоставляют материалы налоговых проверок и вынесенные на их основании судебные акты, устанавливающие факты сокрытия налогоплательщиком облагаемых налогами доходов, а также уклонение от уплаты обязательных платежей.

В то же время большую сложность представляют собой случаи, в которых кредиторы указывают на предоставление должником недостоверной информации при принятии на себя обязательств. Здесь судам необходимо разбираться, что привело к искажению оценки финансового состояния должника: его недобросовестное поведение или неразумное? Имел ли должник сформированное намерение на введение кредитора в заблуждение о возможности исполнения обязательства или в силу недостаточной оценки своего финансового положения и жизненных обстоятельств ошибочно посчитал себя способным погасить принимаемые на себя долги?

Показательным в рассматриваемом аспекте является дело, в котором Верховный суд РФ сформулировал принцип, что предоставление должником при получении кредита достоверных сведений и одобрение банком такой кредитной заявки лишают банк права ссылаться на неразумность действий должника и его недобросовестность в связи с наращиванием долговых обязательств. Данное правило обусловлено особым статусом банков и наличием широкого спектра инструментов для проверки платежеспособности должника и наличия у него иных долгов. При этом последовательное наращивание кредиторской задолженности путем получения кредитов в различных банках может быть признано недобросовестным только в случае, если гражданин предоставил заведомо недостоверные сведения либо скрыл информацию, необходимую для оценки его кредитоспособности (Определение ВС РФ от 03.06.2019 № 305-ЭС18-26429 по делу № А41-20557/2016).

В практике судов есть яркие примеры споров, в которых должники представляют недостоверные сведения при получении кредитов.

Пример из практики

Одним из примеров предоставления недостоверных сведений заемщиком является следующий спор. Должник получил целевой заем на постройку дома, который, как выяснилось в ходе дела о банкротстве, был построен на год раньше обращения к кредитору за получением денежных средств. Кроме того, должник скрыл от кредитора наличие у него второго несовершеннолетнего ребенка (иждивенца), влияющего на платежеспособность должника, и не осуществлял возврат денежных средств, очевидно имея такую возможность. Оценив в совокупности данные факты, суд пришел к выводу о недобросовестном поведении должника и не освободил его от задолженности перед конкретным кредитором.

Постановление АС Поволжского округа от 01.11.2018 № Ф06-38510/2018 по делу № А12-33347/2017

Таким образом, суды исходят из того, что если должник при принятии на себя обязательств предоставлял кредитору полные и достоверные сведения о своей кредитоспособности и о цели получения денежных средств (если получал целевое финансирование), не совершал действий по сокрытию налогооблагаемого дохода, не уклонялся от погашения задолженности, то его поведение по отношению к кредиторам по принятию или погашению обязательств не должно признаваться недобросовестным.

Вместе с тем в отношении такого критерия, как уклонение от погашения задолженности, на практике могут возникнуть разногласия. Например, очевидно, что направление денежных средств на строительство дополнительной пристройки к дому (и так имевшему достаточную жилую площадь) вместо исполнения обязательств перед кредиторами может быть квалифицировано как недобросовестное поведение. А если должник исполнял обязательства перед одним кредитором, не гася задолженность перед другим? В такой ситуации необходимо оценивать, имел должник намерение погашать все долги и лишь ошибся в оценке своих финансовых возможностей или же он должен был понимать заведомую нехватку источников дохода для погашения всех обязательств? Не всегда ответ на поставленный вопрос может быть очевидным. Во многих случаях его разрешение будет зависеть от объема доказательств, представленных должником и кредиторами.

Также на практике не получил освещения вопрос, будет ли служить основанием для неприменения освобождения гражданина от обязательств так называемый «банкротный туризм» (то есть смена места жительства с целью изменить подсудность дела о банкротстве). В своих определениях, направленных на борьбу с данным явлением (см., например, определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 21.03.2019 № 308-ЭС18-25635 по делу № А63-9583/2018, от 25.07.2019 № 306-ЭС19-3574 по делу № А12-34933/2017), Верховный суд указывал, что подобные действия должников направлены на воспрепятствование кредиторам осуществлять свои права и получать удовлетворение своих требований в рамках дела о банкротстве. Налицо недобросовестность действий должника, направленная на причинение вреда интересам кредиторов, хотя формально такой критерий, как смена места жительства в целях изменения подсудности дела, не подпадает под перечень оснований для сохранения обязательств должника, установленный п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве, поскольку не является действием должника при принятии или погашении задолженности и не соответствует признакам неправомерных действий при банкротстве, установленных ст. 14.13 КоАП РФ и ст. 195 УК РФ.

Ввиду того, что ВС РФ лишь недавно начал формировать позицию о недопустимости банкротного туризма и о недобросовестном характере соответствующих действий должника, в настоящее время отсутствует практика применения или отказа в применении в таком случае правил об освобождении должника от обязательств. Вместе с тем при активной позиции кредиторов по доказыванию того факта, что переезд должника имел целью воспрепятствовать получению кредиторами удовлетворения требований, возможно появление судебных актов об отказе по данному основанию в освобождении должников от исполнения обязательств.

В отношении поведения должника в рамках банкротного дела критерии недобросовестности определены более точно. Хотя и в данном случае на практике возникают вопросы относительно применения освобождения должника от обязательств.

Не возникает никаких сложностей при применении правил, установленных абз. 2 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве, поскольку данный абзац прямо предусматривает наличие судебного акта, установившего факт неправомерных действий при банкротстве (ст. 14.13 КоАП РФ, ст. 195 УК РФ), фиктивного или преднамеренного банкротства (ст. 14.12 КоАП РФ, ст. 196, 197 УК РФ). Обязательным условием для применения данного правила является совершение указанных правонарушений именно в рамках текущего дела о банкротстве. Установление соответствующих фактов в ранее рассмотренном деле о банкротстве не будет иметь значения при новом банкротном деле.

Еще одним критерием для неосвобождения должника от обязательств является непредоставление необходимых или предоставление недостоверных сведений арбитражному управляющему или суду. При этом к данному основанию будет относиться также непредставление должником отзыва на заявление о признании его банкротом либо документов, перечисленных в п. 3 ст. 213.4 Закона о банкротстве — списка кредиторов и дебиторов с приложением документов в подтверждение наличия и размера задолженности, описи имущества с документами о праве собственности, сведений о совершенных сделках и т.д. (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан»).

Таким образом, как показывает судебная практика, очевидное, на первый взгляд, основание для неосвобождения должника от долгов имеет достаточно широкое толкование.

Бесспорно, игнорирование должником запросов арбитражного управляющего, непредоставление информации о принадлежащем гражданину имуществе или его части, в том числе находящемся в общей собственности с супругом, совершенных сделках, расходовании полученных заемных денежных средств либо намеренное искажение данной информации являются злонамеренным поведением.

Судебная практика также относит к недобросовестному поведению недопуск финансового управляющего к осмотру недвижимости и иного имущества. Получение управляющим определений суда об обязании должника предоставить такой доступ и неисполнение гражданином данных судебных актов также приведет к неосвобождению его от долгов.

Кроме того, непредставление отзыва на требование кредитора также может быть расценено как недобросовестное уклонение от предоставления необходимой информации, о чем указывал, в частности, АС Московского округа в постановлении от 08.07.2019 № Ф05-10162/2019 по делу № А40-144107/2018.

Однако необходимо понимать, что обычные граждане, отвечая на запросы управляющего и суда, не всегда имеют представление, как именно подтверждать предоставляемые сведения.

Пример из практики

В рамках одного дела должник не согласился с отказом в освобождении его от исполнения обязательств. Он указывал, что в предоставленных письменных пояснениях неоднократно раскрывал цели расходования заемных денежных средств (оплата учебы своей и членов семьи, бытовые расходы, содержание жилья); справка о доходах включала сведения о получаемых денежных средствах после вычета всех налогов и удержаний; сведения о работе были указаны в его пояснениях, а подтверждающие документы не были предоставлены в связи с отказом работодателя в их выдаче. При этом финансовый управляющий поддерживал позицию должника и полагал возможным освободить его от долгов. Казалось бы, должник, имеющий задолженность немногим менее 1 млн руб. по кредитам, взятым на бытовые нужды, будучи обычным потребителем, мог быть признан действующим неразумно и освобожден от долгов. Но суды пришли к выводу, что предоставленных гражданином сведений недостаточно, а принятые им обязательства были заведомо неисполнимы, в связи с чем отказали в освобождении от исполнения обязательств. Верховный суд судебные акты нижестоящих судов оставил без изменения.

Постановление АС Волго-Вятского округа от 09.04.2018 № Ф01-769/2018 по делу № А29-3801/2016, в передаче дела в СКЭС ВС РФ отказано Определением ВС РФ от 08.08.2018 № 301-ЭС18-10940

Таким образом, обычные граждане-потребители могут не достигнуть цели банкротства и не получить освобождения от чрезмерной долговой нагрузки (принятой вследствие недостаточной осмотрительности и финансовой грамотности) только потому, что не понимают, как и какие сведения необходимо предоставлять, либо не смогут подтвердить предоставленные сведения. Учитывая неоднократно подчеркнутую ВС РФ социальную значимость потребительского банкротства, подход, продемонстрированный судами в приведенном выше деле № А29-3801/2016, представляется не вполне справедливым. В то же время мы допускаем, что из материалов данного дела действительно может следовать недобросовестность должника, однако из содержания судебных актов по вопросу освобождения гражданина от долгов такая недобросовестность не усматривается.

Вместе с тем Верховный суд неоднократно поправлял нижестоящие суды, которые выходили за рамки критериев недобросовестности, установленных в п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве, и отказывали должникам в применении освобождения от долгов.

Так, в ранее упомянутом деле № А41-20557/2016 суды посчитали недобросовестным поведением, влекущим сохранение обязательств, отказ должника от заключения мирового соглашения с кредиторами. ВС РФ, помимо указания на непроведение судами анализа поведения должника при получении кредитов, исправил суды и в части признания неправомерным отказа от заключения мирового соглашения. Если по условиям такого соглашения у должника из ежемесячного дохода остается сумма меньше необходимого минимума, нельзя вменять в вину гражданину отказ от заключения мирового соглашения на подобных условиях.

А в рамках другого дела нижестоящие суды отказали гражданину в освобождении от обязательств в связи с уклонением должника от трудоустройства в период дела о банкротстве и непередачей заработной платы в конкурсную массу. Однако ВС РФ указал, что вопреки выводам судов должник раскрыл все необходимые сведения, достоверность которых не опровергнута, предпринимал меры по трудоустройству и раскрыл источник средств для существования. При этом фактов преднамеренного или фиктивного банкротства не установлено. В итоге судебные акты были отменены, а гражданин освобожден от долгов, погашать которые не смог в связи с непрогнозируемым увольнением (см. Определение ВС РФ от 15.06.2017 № 304-ЭС17-76 по делу № А03-23386/2015).

Что учесть кредиторам при рассмотрении споров?

Итак, в чью пользу суды обычно принимают решение при рассмотрении вопроса об освобождении от долгов и как кредиторам сохранить свои требования к гражданину?

В целом анализ судебной практики по применению п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве свидетельствует о готовности судов отказывать должникам в освобождении от исполнения обязательств, при этом основанием для такого отказа может служить любое поведение, которое можно признать препятствующим кредиторам получить удовлетворение своих требований. Так, как уже отмечалось выше, нетрудоустройство в период дела о банкротстве (при отсутствии доказательств реальности попыток найти работу) может быть квалифицировано судами как злоупотребление должником своими правами и привести к отказу в освобождении от долгов. Переезд в преддверии возбуждения банкротного дела в отсутствие объективных причин для смены места жительства также может признаваться судом обстоятельством, исключающим возможность финансовой реабилитации гражданина.

В связи с такой позицией судов кредиторам в целях недопущения необоснованного освобождения должников от обязательств необходимо занимать активную позицию и заявлять о фактах недобросовестного поведения гражданина на любой стадии дела о банкротстве, а не только при вынесении судебного акта о завершении реализации имущества гражданина. В целях сохранения обязательств должника кредиторы могут придерживаться следующих рекомендаций:

  • при предоставлении финансирования гражданину задействовать все доступные механизмы по проверке предоставляемых сведений, запрашивать подтверждающие данные сведения документы;

  • при установлении своих требований в банкротном деле указывать на все известные факты, свидетельствующие об искажении гражданином сведений о своей платежеспособности или его уклонении от погашения задолженности. При наличии сведений о нецелевом расходовании предоставленного финансирования обязательно указывать на это суду, поскольку это обстоятельство является одним из доводов о недобросовестном поведении должника перед кредитором;

  • запрашивать у финансового управляющего отчеты о его деятельности и расходовании денежных средств должника с приложением подтверждающих документов, анализировать полноту и достаточность действий арбитражного управляющего и предоставленных должником сведений и, в свою очередь, предоставлять управляющему всю имеющуюся информацию, способную помочь «дотянуться» до активов должника. Установление сокрытия или искажения гражданином информации о своем имуществе и источниках дохода является основным доводом для сохранения его обязательств;

  • при установлении в результате работы финансового управляющего или в ходе рассмотрения требований иных кредиторов фактов и обстоятельств, не известных и очевидно намеренно скрытых должником при предоставлении финансирования, указывать на это суду в письменном виде при рассмотрении отчетов финансового управляющего или требований кредиторов;

  • если при оспаривании сделок должника установлена его недобросовестность либо стали известны ранее скрытые факты о его имуществе или обязательствах — также указывать на это суду в письменных позициях по обособленному спору.

Данный перечень рекомендуемых действий не является исчерпывающим. В любом случае кредитору необходимо помнить, что решение вопроса об освобождении должника от исполнения обязательств зависит в первую очередь от активной позиции кредиторов. Поэтому при наличии любых сведений и обстоятельств, указывающих на возможную недобросовестность должника, данная информация должна быть доведена в письменном виде до сведения финансового управляющего и суда с указанием на необходимость сохранения долгов гражданина.


1 Исследование «Число банкротств физлиц выросло на 60,4%» проведено порталом pravo.ru, опубликовано 18.07.2019.