1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1011

Обязательство подрядчика по сдаче работ не должно зависеть от даты приемки работ заказчиком

Условие договора, определяющее дату исполнения обязательств подрядчика по выполнению работ как дату подписания заказчиком акта сдачи работ, не должно ставить в зависимость от усмотрения заказчика период ответственности подрядчика за нарушение срока выполнения работ.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 15.11.2019 № 305-ЭС19-12786 по делу № А40-236034/2018

Истец

ГК «Роскосмос»

Ответчик

АО «Спутниковая система “Гонец”»

Суть дела

Между ГК «Роскосмос» (далее — заказчик) и АО «Спутниковая система „Гонец“» (далее — подрядчик) был заключен госконтракт, по которому подрядчик должен был выполнить работы в срок с 12.02.2016 по 25.11.2017. Стороны согласовали, что в случае просрочки исполнения обязательств подрядчиком заказчик вправе предъявить требование об уплате пеней, начисляемых за каждый день просрочки. Порядок сдачи работ был такой: подрядчик должен представить заказчику с сопроводительным письмом для приемки выполненных работ акт сдачи-приемки выполненного этапа работ на бумажном носителе и в виде электронного документа. К акту нужно приложить документы, подтверждающие выполнение работ по госконтракту, определенные ведомостью исполнения для соответствующего этапа работ. При этом заказчик должен принять работы в течение 35 дней с момента получения отчетных документов.

Подрядчик выполнил работы по нескольким этапам в предусмотренный госконтрактом срок и передал отчетные материалы (акт сдачи-приемки, технический акт, итоговый отчет и иные сведения). Заказчик принял эти работы в срок, предусмотренный госконтрактом (в течение 35 дней). Но получилось, что принятие работ заказчиком состоялось уже после истечения срока, предусмотренного госконтрактом на выполнение работ подрядчиком. Заказчик посчитал, что подрядчик допустил просрочку. В связи с этим он подал иск о взыскании неустойки на сумму более 8 млн руб. Заказчик ссылался на то, что датой исполнения обязательств подрядчиком по этапам является дата утверждения заказчиком акта сдачи-приемки выполненного этапа работ. Подрядчик возражал против этого требования. Он полагал, что момент окончания выполнения работ не должен определяться датой утверждения заказчиком акта сдачи-приемки, так как это ставит приемку работ в зависимость исключительно от усмотрения заказчика.

Таким образом, между сторонами возникли разногласия относительно толкования условий госконтракта о том, когда подрядчик считается надлежаще исполнившим обязательства, предусмотренные контрактом, и о наличии оснований для привлечения его к ответственности.

Позиция судов

Суды трех инстанций взыскали с подрядчика неустойку на сумму более 8 млн руб. Они приняли во внимание буквальное толкование условий госконтракта и тот факт, что в установленный госконтрактом срок обязательства по нескольким этапам подрядчик не выполнил (из-за того, что ему пришлось ждать приемку со стороны заказчика). Они посчитали, что подрядчик сам принял на себя обязательство выполнить работы по каждому этапу в пределах установленного срока и передать заказчику акт сдачи-приемки работ, а также отчетные документы по каждому этапу с учетом срока приемки работ заказчиком.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и полностью отказала в иске заказчика о взыскании неустойки.

Коллегия отметила, что срок выполнения работы необходимо отличать от срока приемки выполненной работы, который является самостоятельным и может быть установлен в договоре подряда. Эти сроки разведены в ГК РФ как терминологически, так и с точки зрения применения последствий их нарушения. При этом, как правило, соблюдение срока выполнения работы зависит от подрядчика, а срока приемки — от подрядчика и заказчика.

Условие, касающееся юридической ответственности, его содержание должны определенно указывать на признаки состава правонарушения и не допускать двоякого толкования. В противном случае спорное условие должно толковаться в пользу лица, привлекаемого к ответственности, в том числе из-за того, что противоположная сторона, как правило, является профессионалом в определенной сфере и подготавливает проект договора (п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»).

Таким образом, в договоре должно содержаться условие, прямо предусматривающее изменение порядка определения момента, с которого подрядчик считается просрочившим, и применение к нему мер ответственности за просрочку выполнения работ. Такое условие в заключенном сторонами госконтракте отсутствовало.

Приемка осуществляется в отношении выполненной работы, то есть по ее завершении, и проводится по общему правилу заказчиком с участием подрядчика. Юридические последствия приемки работы связаны с правомочием заказчика провести проверку качества выполненных работ и применением последствий обнаружения недостатков, а также перенесением рисков случайной гибели результата работ, возникновением у подрядчика права требовать оплаты выполненных работ или продать результат работ при уклонении заказчика от приемки.

Условие контракта о том, что датой исполнения обязательств подрядчика по этапам контракта является дата утверждения заказчиком акта приемки выполненного этапа работ, может быть истолковано как условие о приемке работы без недостатков.

Данное судами толкование условия об определении срока выполнения работ с момента утверждения заказчиком акта приемки этапа работ может иметь место с учетом разъяснений, содержащихся в п. 23 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении». В нем говорится о возможности исчисления срока исполнения обязательства на основании п. 1 ст. 314 ГК РФ, ст. 327.1 ГК РФ, в том числе с момента исполнения обязанностей другой стороной, совершения ею определенных действий или с момента наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором.

Однако такое толкование не может приводить к тому, что срок выполнения работ автоматически уменьшается на срок, установленный в данном случае контрактом для приемки этих работ. Условия контракта подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить какой-либо его стороне извлекать преимущество из ее незаконного или недобросовестного поведения. Толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду (п. 43 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора»).

Условие контракта, определяющее дату исполнения обязательств по отдельным этапам как дату подписания заказчиком акта сдачи выполненного этапа работ, не должно ставить в зависимость от усмотрения заказчика период ответственности исполнителя за нарушение сроков выполнения работ.

Право заказчика осуществлять приемку в течение установленного госконтрактом срока после поступления отчетной документации не отменяет право подрядчика выполнить работу в течение предусмотренного ведомостью исполнения срока и предъявить работу к сдаче в последний день срока без учета времени на приемку работ.

Таким образом, при расчете заказчиком пеней, начисляемых за каждый день просрочки исполнения подрядчиком обязательства, в период просрочки исполнения обязательства не подлежат включению дни, потребовавшиеся заказчику для приемки выполненной работы (ее результатов) и оформления итогов такой приемки.