1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 105

ФНС России подготовила очередной обзор судебной практики по спорам с регистрирующими органами

Вправе ли участники общества поменять директора, если их доли в залоге у банка? Можно ли внести запись о недостоверности сведений в ЕГРЮЛ, если пристав запретил любые регистрационные действия? Если руководитель на допросе налогового органа отказался отвечать на вопросы о компании, могут ли из-за этого внести отметку о недостоверности сведений о нем в ЕГРЮЛ? Если общество хочет зарегистрироваться в квартире его единственного участника, которая находится в ипотеке, нужно ли предоставлять в регистрирующий орган согласие залогодержателя? Ответы на все эти вопросы налоговики собрали в Обзоре судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 3 (2019).

ФНС России выпустила письмо от 09.10.2019 № ГД-4-14/20704@ «Об Обзоре судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 3 (2019)». В нем содержатся примеры судебной практики за период с мая по сентябрь 2019 г., связанные с регистрацией изменений, вносимых в ЕГРЮЛ (ЕГРИП), ликвидацией, а также внесением отметок о недостоверности сведений в ЕГРЮЛ. В нашей статье — краткий обзор этих судебных дел.

Запрет пристава на регистрационные действия

Позиция: если пристав запретил любые регистрационные действия в отношении общества, то внести в ЕГРЮЛ отметку о недостоверности сведений о директоре тоже не получится. Внесение такой отметки является регистрационным действием.

Суть дела: в налоговую поступили документы для внесения в ЕГРЮЛ записи о недостоверности сведений в отношении директора общества. Налоговый орган отказал в регистрации. Дело в том, что на момент принятия решения инспекция располагала постановлением пристава, который запретил совершать регистрационные действия, направленные на отчуждение общества, на отчуждение долей в уставном капитале общества, а также на реорганизацию, ликвидацию, изменение организационно-правовой формы, внесение любых изменений в учредительные документы, смену учредителей, смену юридического адреса, изменение уставного капитала общества. Также в постановлении пристава было указано, что инспекции запрещено проводить любые регистрационные действия в отношении общества.

Заявитель подал требование о признании недействительным решения налоговой инспекции об отказе во внесении в ЕГРЮЛ сведений о недостоверности сведений о директоре. Суд отказал в удовлетворении этого заявления. Он указал, что внесение записи о недостоверности сведений о физическом лице отнесено к регистрационным действиям. А постановлением пристава были запрещены любые регистрационные действия. Оспорить постановление пристава не удалось в связи с пропуском срока на обжалование, а значит, оно продолжало действовать, и регорган правильно отказал в регистрации (постановление АС Московского округа от 18.09.2019 по делу № А40-283925/2018).

Смена директора при залоге доли

Позиция: банк, который осуществляет права участника общества в связи с залогом доли в ООО, вправе направить возражения в регорган, если участники приняли решение о смене директора и пытаются внести изменения в ЕГРЮЛ без участия банка.

Суть дела: общество получило кредит в банке. В обеспечение обязательств по кредитному договору были заключены договоры залога долей с участниками общества: договор залога доли в размере 1% уставного капитала и договор залога доли в размере 99%. На общем собрании общества оба участника решили поменять директора. Регорган принял решение о регистрации в ЕГРЮЛ записи о новом директоре. Но банк представил возражения на предстоящую регистрацию. В связи с этим регорган решил приостановить регистрацию для проверки достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ.

Участники общества представили пояснения о том, что никаких претензий в адрес общества от банка не поступало, платежи по уплате процентов и основного долга вносятся своевременно, иных нарушений кредитного договора и договора залога нет. Но налоговая инспекция все равно вынесла решение об отказе в регистрации изменений. Лицом, уполномоченным принимать решение об избрании единоличного исполнительного органа общества, являлся банк, поскольку он осуществлял права участника общества в силу п. 2 ст. 358.15 ГК РФ и договоров залога 100% долей в уставном капитале общества.

Оспорить в суде решение налогового органа участникам не удалось. Суд первой инстанции оставил в силе решение регоргана, поскольку он обоснованно учел представленное возражение банка и правомерно принял решение об отказе в регистрации смены директора. Суд апелляционной инстанции согласился с такой позицией (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.05.2019 по делу № А56-106503/2018).

Выход участника, если останется участник, состоящий из одного лица

Позиция: регорган не вправе отказывать в регистрации изменений на том основании, что единственным участником общества на какой-то период времени станет другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица.

Суть дела: участник общества с долей в размере 0,01% вышел из общества, его доля перешла к обществу. В результате в обществе остался один участник — ООО, которое тоже состояло из одного участника — компании. В регорган были поданы документы для внесения изменений в ЕГРЮЛ в связи с выходом участника. Но налоговый орган вынес решение об отказе. В судах первой и апелляционной инстанций оспорить отказ не удалось. Суды признали отказ регоргана законным, поскольку после выхода участника единственным участником общества стало другое общество, которое на тот момент состояло из одного участника (компании). Это противоречило требованиям ч. 2 ст. 66 ГК РФ и абз. 3 ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон № 14-ФЗ).

Однако суд кассационной инстанции с такой позицией не согласился. Он указал, что действительно общество не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица (абз. 3 ч. 2 ст. 7 Закона № 14-ФЗ). В то же время этому запрету законодательством не установлено корреспондирующего основания для отказа в регистрации по ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», но предписано совершение императивных действий, указанных в ч. 2 ст. 24 Закона № 14-ФЗ, обязывающих решить «судьбу доли», перешедшей к обществу, в течение одного года с момента перехода доли.

Таким образом, отказ регоргана во внесении в ЕГРЮЛ сведений о выходе участника из состава общества на том основании, что единственным участником этого общества на какой-то период времени становится другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица, законодательством не предусмотрен. Кассация согласилась с обществом, что в результате отказа регоргана в регистрации факта выхода из общества и перехода его доли в уставном капитале к обществу фактически создана ситуация, при которой в ЕГРЮЛ содержатся недостоверные сведения. В итоге кассация отменила судебные акты и признала незаконным решение регоргана об отказе в регистрации изменений (постановление АС Западно-Сибирского округа от 03.07.2019 по делу № А27-22840/2018).

Внесение отметки о недостоверности сведений о ликвидаторе

Позиция: если ликвидатор не всегда получает корреспонденцию, а на допросе не отвечает на вопросы о деятельности компании, это еще не означает, что он является номинальным руководителем.

Суть дела: налоговая инспекция подала в регорган заявление по форме № Р34002 о недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ о руководителе — ликвидаторе общества. В ходе проверки деклараций по НДС выяснилось, что организация обладает признаками «фирмы-однодневки», а руководитель (ликвидатор) является номинальным. Регорган внес запись о недостоверности сведений о ликвидаторе общества. В материалах проверки было указано, что ликвидатор живет в другом городе, корреспонденцию получает не всегда, а на допросе в качестве свидетеля отказался отвечать на вопросы о деятельности общества, сославшись на ст. 51 Конституции РФ. Общество подало заявление о признании незаконными действий регоргана по внесению записи о недостоверности.

Суд первой инстанции признал запись незаконной. Апелляция оставила его решение без изменения. Суды согласились, что сама по себе ссылка на положения ст. 51 Конституции РФ не свидетельствует о том, что ликвидатор не обладает информацией о деятельности юридического лица и является номинальным руководителем. Это обстоятельство в отсутствие иных доказательств не может свидетельствовать о фактической непричастности руководителя к деятельности юридического лица. Из материалов дела также следовало, что ликвидатор от налоговых органов не скрывался, являлся по требованию налогового органа, в том числе давал письменные пояснения. Внесение записи о недостоверности в условиях недоказанности номинальности руководителя общества нарушает права заявителя на добровольную ликвидацию (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2019 по делу № А70-2265/2019).

Юридический адрес — квартира единственного участника, находящаяся в ипотеке

Позиция: если общество собирается зарегистрироваться по адресу квартиры единственного участника, которая находится в ипотеке, для регоргана не нужно получать согласие залогодержателя.

Суть дела: общество подало заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ в части юридического адреса. Налоговая отказала в регистрации. Дело в том, что новый адрес — это адрес места жительства единственного участника и директора общества — квартиры, которую он приобрел в ипотеку. Регорган посчитал, что для регистрации общества по этому адресу нужно было получить согласие залогодержателя на размещение в квартире постоянно действующего исполнительного органа. Общество подало заявление о признании незаконным решения налоговой. Суд первой инстанции удовлетворил его. Апелляция и кассация оставили решение без изменения. Суды указали, что распоряжение заложенным имуществом (в данном случае регистрация общества в квартире, находящейся в залоге) является законным, поскольку права общества после обращения взыскания на предмет залога по пользованию заложенным недвижимым имуществом прекращаются в силу прямого указания закона (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 18.09.2019 по делу № А19-22349/2018).