1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 41

Директору, который является участником общества, нельзя увеличить зарплату, если остальные участники с этим не согласны

ВС РФ отправил на пересмотр дело, в котором миноритарий оспаривал трудовой договор между директором (он же мажоритарный участник) и обществом. Суд указал, что если фактически через выплату увеличенной заработной платы, не согласованной с иными участниками, происходит распределение чистой прибыли общества только в пользу одного из участников, то такая сделка является недействительной.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 22.10.2019 № 305-ЭС19-8916 по делу № А41-6748/2018

Истец

Гражданка С.

Ответчик

ООО «УниверсалРесурс», гражданин В.

Суть дела

В ООО «УниверсалРесурс» (далее — общество) было два участника: гражданка С. с долей в размере 33,3% уставного капитала и гражданин В. — с долей в размере 66,7%. Гражданин В. являлся еще и генеральным директором общества по трудовому контракту, заключенному на срок с 30.12.2012 до 30.12.2017. С 01.01.2013 ему был установлен должностной оклад в размере 500 000 руб. в месяц, с 01.04.2014 — 750 000 руб. в месяц, с 01.01.2015 — 1 млн руб. в месяц. На внеочередном собрании участников общества, состоявшемся 09.01.2017, было принято решение о заключении дополнительного соглашения к трудовому контракту в части увеличения размера зарплаты генерального директора, а на внеочередном собрании участников от 21.12.2017 было принято решение об утверждении условий нового трудового договора, которым его зарплата также была увеличена.

Миноритарный участник посчитала, что дополнительное соглашение от 09.01.2017 и трудовой договор от 21.12.2017 являются сделками с заинтересованностью, которые заключены без одобрения, нарушают ее права и законные интересы и совершены в ущерб интересам общества. В связи с этим она подала иск о признании дополнительного соглашения от 09.01.2017 и трудового договора от 21.12.2017 недействительными.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил иск миноритария. Он признал дополнительное соглашение от 09.01.2017 и трудовой договор от 21.12.2017 с директором недействительными, поскольку это были сделки с заинтересованностью, заключенные без одобрения второго (незаинтересованного) участника. Суд также исходил из того, что общество уклонилось от предоставления истцу как участнику общества информации в отношении оспариваемых сделок.

Апелляция отменила это решение и отказала в иске. Она согласилась с выводом, что оспариваемые соглашения являются сделками с заинтересованностью гражданина В., однако указала на отсутствие неблагоприятных последствий. Кассация согласилась с таким выводом. Суды сослались на отсутствие достоверных доказательств, подтверждающих несоответствие квалификации и профессиональных качеств гражданина В. заработной плате, а также отсутствие документов, свидетельствующих о невыполнении или ненадлежащем исполнении (привлечение к дисциплинарной и иной ответственности) гражданином В. обязанностей, предусмотренных трудовым договором.

Выводы суда первой инстанции об уклонении общества от предоставления истцу оспариваемых договоров апелляция и кассация признали ошибочными, поскольку общество направляло истцу предложение явиться для заключения договора о нераспространении информации (соглашения о конфиденциальности), но этот договор не был заключен.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение.

Сделки между гражданином В. и обществом должны совершаться по правилам о сделках с заинтересованностью. Однако гражданин В. единолично принял решение о заключении дополнительного соглашения к трудовому договору об увеличении себе заработной платы и как участник общества уполномочил от имени общества подписать соглашение с собой коммерческого директора. Из протокола общего собрания от 21.12.2017 также не следовало, что трудовой договор с гражданином В. был одобрен как сделка с заинтересованностью истицей, поскольку она являлась единственным незаинтересованным участником. В такой ситуации применяется опровержимая презумпция причинения ущерба (п. 27 постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»). Опровергая эту презумпцию, ответчики ссылались на отсутствие достоверных доказательств, подтверждающих несоответствие квалификации и профессиональных качеств гражданина В. установленной зарплате, а также документов, свидетельствующих о невыполнении им трудовых обязанностей. Суды исходили из соответствия вознаграждения квалификации гражданина В., соотнося его с растущими финансовыми показателями общества. Однако выяснение соответствия квалификации гражданина В. получаемому вознаграждению не имело определяющего значения. Суды не учли, что условием признания недействительной сделки с заинтересованностью является доказанность факта заключения сделки в ущерб интересам общества (п. 6 ст. 45 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон № 14-ФЗ).

Составной частью интереса общества являются в том числе интересы его участников. В связи с этим ущерб интересу общества также имеет место, когда сделка хотя и не причиняет ущерб имуществу юридического лица, но не является разумно необходимой для общества, совершена в интересах только части участников и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выражали согласие на совершение соответствующей сделки.

Так, по общему правилу деятельность любого коммерческого юридического лица имеет своей основной целью извлечение прибыли. Обычным способом изъятия участниками денег от успешной коммерческой деятельности общества является распределение прибыли. Вместе с тем возможны ситуации, когда прибыль изымается в пользу отдельных участников посредством иных сделок общества, в том числе через выплату заработной платы или процентов по займу. Такие действия не являются сами по себе незаконными и не нарушают прав остальных участников на получение причитающейся им части прибыли от деятельности общества при условии, что остальные участники выражали согласие на такое распределение прибыли (например, голосовали в пользу одобрения сделки с заинтересованностью или же данный вопрос был урегулирован уставом общества либо корпоративным договором, заключенным между всеми участниками общества) либо сами также фактически получают причитающуюся им часть прибыли общества.

Однако суды не проверили доводы истца о том, что фактически через выплату увеличенной заработной платы была распределена чистая прибыль хозяйствующего субъекта только в пользу одного из участников (гражданина В.).

Также ВС РФ не согласился с судами в части вопроса о предоставлении истцу информации о сделках с заинтересованностью. Суды не учли, что, во-первых, требование о предоставлении информации о сделках, в том числе копии дополнительного соглашения от 09.01.2017, общество должно было исполнить в апреле 2017 г., а норма, устанавливающая обязанность участников заключать соглашение о конфиденциальности, была введена в действие 30.07.2017 (ст. 50 Закона № 14-ФЗ). Во-вторых, требование о предоставлении информации о не одобренных в надлежащем порядке сделках с заинтересованностью подпадает под правила п. 6 ст. 45 Закона № 14-ФЗ, который является специальным в отношении общего порядка предоставления информации, предусмотренного ст. 50 Закона № 14-ФЗ. Участники вправе запросить договоры, являющиеся сделками с заинтересованностью, без соблюдения условия о необходимости заключать соглашение о конфиденциальности.