1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 36

Дальневосточным свободным экономическим режимам нужны стратегии долгосрочного развития

Прошедшему во Владивостоке 4—6 сентября Восточному экономическому форуму рейтинговое агентство «Эксперт РА» и компания «Эксперт Бизнес-Решения» «посвятили» исследование «Свободные экономические зоны Дальнего Востока — опыт привлечения иностранных инвесторов» и констатировали, что не спешат последние вкладываться: большинство резидентов в дальневосточных СЭЗ — это бизнес из России. Некоторые иностранные проекты получают статус резидента, но долго не могут начать операционную деятельность, в том числе из-за высокой степени неопределенности современного российского рынка, бюрократии и отсутствия четких правил игры для инвесторов.

Согласно данным Корпорации развития Дальнего Востока (КРДВ), на конец 2018 г. количество резидентов 18 дальневосточных территорий опережающего развития (ТОР) достигло 330. Свободный порт Владивосток (СПВ), который покрывает гораздо большую территорию, насчитывает 1057 резидентов. «Однако результаты привлечения иностранных инвесторов ТОР и СПВ пока сравнительно скромные, — отмечает Вита Спивак, руководитель аналитических направлений компании „Эксперт Бизнес-Решения“. — На долю иностранных инвестиционных проектов в ТОР приходится 9,3% всех зарегистрированных, в СПВ цифра еще меньше — 4,7%».

Государственные ведомства, которые занимаются развитием свободных экономических зон Дальнего Востока, отчитываются о том, что благодаря введению механизмов поддержки инвесторов в регион было привлечено 2,9 трлн руб. вложений (с учетом российских проектов). На долю инвестиционных проектов с иностранным участием приходится около 216 млрд руб. Но, говорится в исследовании, в заявлениях КРДВ не упоминается, что указанный объем привлеченных средств — это «законтрактованные», а не реальные инвестиции. Та же ситуация с информацией о количестве созданных рабочих мест: статистику КРДВ публикуют на основании бизнес-планов резидентов ТОР и СПВ, которые оценивают потенциальное число необходимых им работников.

В реальности, говорится в исследовании, многие проекты, особенно с участием иностранных инвесторов, месяцами не могут начать деятельность, а следовательно, не инвестируют и не создают фактические рабочие места. Из 51 проекта с иностранным участием в рамках СПВ введены и начали операционную деятельность только десять. Сумма их инвестиций в экономику Дальнего Востока составляет 1,2 млрд руб. В ТОР из 31 проекта с иностранным капиталом работает только семь, они проинвестируют в экономику региона 7 млрд руб. Если считать российские проекты, то по состоянию на завершение 2018 г. из 1057 заявленных проектов СПВ заработало только 96, а из 330 проектов ТОР — 66.

Лиха беда — начало

На практике многие проекты не могут начать операционную деятельность из-за проблем согласования старта работ с муниципальными властями уже после получения статуса резидента. Например, резидентам СПВ, хотя им и полагается земельный участок без аукциона, нередко долго передают права на него. Резиденты ТОР, которые рассчитывают на подведенную инфраструктуру, сталкиваются с тем, что на их участке отсутствуют некоторые коммуникации.

Кроме того, по словам В. Спивак, резиденты свободных экономических зон Дальнего Востока не защищены от изменения местного и регионального законодательств. Местные власти опасаются, что свободные экономические режимы ТОР и СПВ могут стать «слишком преференциальными» и повлияют на местную налоговую базу. Так, в 2017 г. в заксобрание Приморского края поступил законопроект, который предлагает ограничить льготы на имущество для резидентов ТОР и СПВ. Кроме того, в 2019 г. Минвостокразвития предложило пересмотреть ставку налога на прибыль для резидентов свободных экономических зон Дальнего Востока. Пока ТОР и СПВ обещают потенциальным резидентам нулевую ставку в течение первых пяти лет (далее налог составляет 12%), однако теперь федеральные власти рассматривают возможность установить неизменную ставку в 7%. Минвостокразвития объясняет эти планы запросами местных властей и самих инвесторов. Но, подчеркивает специалист «Эксперт Бизнес-Решения», именно нестабильность регуляторной системы ТОР и СПВ, а также частые пересмотры правил игры для иноинвесторов серьезно влияют на их интерес.

Пока российские власти пересматривают некоторые преференции для ТОР и СПВ, часть льгот фактически не функционирует. Например, механизм создания свободной таможенной зоны (СТЗ) внутри ТОР и СПВ требует настолько высоких затрат и согласований с таможенной службой, что для большинства проектов это становится просто невыгодно. Из более тысячи резидентов СПВ только четыре проекта смогли позволить себе режим СТЗ.

Пересмотры базовых условий, которые предоставляют ТОР и СПВ, происходят из-за отсутствия долгосрочной стратегии у особых экономических режимов на Дальнем Востоке. Для отдельно взятых ТОР разрабатываются планы перспективного развития, однако российские законодатели не спешат подготавливать единую стратегию для этого вида механизма привлечения инвестиций. Стратегия или долгосрочный план для СПВ не прописаны вовсе, что создает неопределенность для инвесторов, особенно иностранных.

Внешние фобии и внутренние проблемы

Отсутствие стратегии для развития свободных экономических режимов Дальнего Востока сказывается на восприятии местными властями иностранных инвесторов, особенно из соседнего Китая. Опасения, связанные с экспансией китайского бизнеса на Дальнем Востоке, проникают даже в концептуальные документы регионального уровня. Например, программа развития приграничных районов Хабаровского края содержит раздел «Обеспечение безопасности», в котором все обозначенные риски связаны с Китаем. Стратегия развития Еврейской АО до 2030 г. отмечает риск роста зависимости от капитала КНР и угрозу «агрессивной миграционной и экономической политики сопредельных китайских регионов».

Такие настроения в областных администрациях, считает эксперт, мешают функционированию механизмов поддержки иностранных инвестиций. При этом на долю Дальнего Востока пришлось только 2% всех китайских прямых инвестиций в Россию, которые в 2017 г. составили 140 млн долл.

Кроме того, создание преференциальных механизмов привлечения инвестиций не решает более общих социально-экономических проблем региона. Дальневосточный федеральный округ занимает 40,6% территории России, однако там проживает только 5,6% населения. Плотность населения составляет 6,6 человека на квадратный километр. По данным на I квартал 2019 г., в регионе проживают 4,2 млн трудоспособных граждан, но только за три месяца текущего года с Дальнего Востока уехали 2,3 тыс. человек (в 2018 г. регион покинули 33 тыс. человек). Такие демографические показатели создают трудности для развития проектов в свободных экономических режимах Дальнего Востока. Многие проекты испытывают нехватку квалифицированного персонала. Для зарубежных проектов проблемы недостатка кадров усугубляются ограничениями по ввозу иностранной рабочей силы на территорию России.

Еще одной серьезной проблемой всего региона, которая сказывается на деятельности ТОР и СПВ, является низкий уровень развития его транспортной инфраструктуры. По данным компании InfraOne, подготовившей индекс инфраструктурного развития российских регионов, уровень развития транспортной инфраструктуры в Дальневосточном федеральном округе ниже, чем в среднем по стране (3,24), — 3,02.

Проблемы транспортной инфраструктуры наиболее ощутимы в приграничных регионах Дальнего Востока. Качество пограничных переходов, а также затягивание процедур таможенного досмотра становятся серьезными факторами в процессе работы иностранных резидентов СПВ и ТОР, абсолютное большинство которых использует иностранное оборудование и сырье. Модернизация таможенной инфраструктуры и расширение подъездных путей к пунктам пропуска с российской стороны снимут загруженность и очереди на погранпереходах.

Объем прямых иностранных инвестиций в свободные экономические режимы Дальнего Востока соответствует уровню развития инфраструктуры и производительных сил в регионе. Качество регуляторной и операционной организации самих ТОР и СПВ также объясняет слабый интерес иностранных инвесторов. Отсутствие стабильных правил игры отпугивает иностранных инвесторов, которые имеют альтернативы для вложения капитала в свободных экономических зонах КНР или Южной Кореи.

«Создание долгосрочной стратегии для ТОР и СПВ позволило бы российским законодателям осознать необходимость того, что эти зоны не просто должны быть наиболее преференциальными режимами внутри России, но и конкурировать с альтернативными механизмами привлечения и поддержки инвестиций в Восточной Азии, — заключает В. Спивак.

Иностранные инвесторы в СПВ, %

Страна

Значение

Китай

64

Южная Корея

12

Япония

6

Сингапур

4

Гонконг

2

Индия

2

Тайвань

2

ОАЭ

2

Вьетнам

2

США

2

Англия

2

Иностранные инвесторы в ТОР, %

Страна

Значение

Китай

35

Япония

23

Южная Корея

13

Австралия

10

Вьетнам

3

Израиль

3

Кипр

3

Сингапур

3

Нидерланды

3

Литва

3

Источник: «Эксперт РА», «Эксперт Бизнес-Решения»