1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 65

ВС РФ допустил замену конкурсного кредитора в ситуации, когда суд уже освободил гражданина-должника от исполнения требований кредиторов

ВС РФ определил, что завершение процедуры банкротства гражданина не является препятствием для разрешения вопроса о правопреемстве конкурсного кредитора по требованию, от исполнения которого должник освобожден. В случае выявления фактов сокрытия должником имущества или незаконной передачи имущества третьим лицам по заявлению конкурсного кредитора определение суда о завершении реструктуризации долгов гражданина может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам с возобновлением производства по делу о банкротстве.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 05.08.2019 № 308-ЭС17-21032(2,3) по делу № А32-37685/2015

Истец

ООО «Агрофирма «Хуторок»

Должник

Гражданка О.

Суть дела

В отношении гражданки О. было возбуждено дело о банкротстве и открыто конкурсное производство.

Определением суда от 04.05.2016 в третью очередь реестра требований кредиторов включены требования АО «Российский Сельскохозяйственный банк» (далее — банк) в размере 127,5 млн руб. основного долга и 39,5 млн руб. процентов за пользование кредитом, 42 500 руб. комиссии и 3,3 млн руб. пеней.

Определением того же суда от 05.05.2017 процедура реализации имущества должника завершена, гражданке О. отказано в применении правила об освобождении от исполнения обязательств. Чуть позже вступившим в законную силу постановлением Арбитражного апелляционного суда от 04.08.2017 Определение суда от 05.05.2017 в обжалуемой части отменено, должник освобожден от исполнения требований кредиторов.

Впоследствии между банком и ООО «Агрофирма „Хуторок“» (далее — агрофирма) заключен договор уступки требования (цессии) от 24.01.2018, по условиям которого банк уступил агрофирме право требования к должнику в полном объеме. Обязательство по оплате стоимости уступленных прав (требований) агрофирмой исполнено.

Тогда агрофирма обратилась в суд с заявлением о замене в третьей очереди реестра требований кредиторов должника кредитора — банка на его правопреемника — агрофирму.

Позиция судов

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования агрофирмы. Они исходили из того, что в соответствии со ст. 384 ГК РФ правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

При этом судом апелляционной инстанции отклонен довод гражданки О. о нарушении ее прав и законных интересов в результате произведенной замены в реестре.

Суд округа отменил акты нижестоящей инстанции и отказал в удовлетворении заявления агрофирмы. Суд исходил из того, что в соответствии с п. 3 ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина. Освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные п. 4 и 5 указанной статьи, а также на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

Таким образом, заключая договор уступки от 24.01.2018 после освобождения гражданки О. от дальнейшего исполнения требований кредиторов, банк передал требование, от исполнения которого гражданка О. уже была освобождена. Следовательно, у агрофирмы в материальном праве не возникло оснований требовать от гражданки О. оплаты задолженности, от исполнения которой она уже освобождена. А процессуальное правопреемство возможно только при наличии правопреемства в материальном правоотношении, которое не возникло. Таким образом, заявление агрофирмы о процессуальном правопреемстве не подлежит удовлетворению.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил постановление суда округа, оставив в силе акты первой и апелляционной инстанции. При этом он исходил из следующего.

ВС РФ подтвердил, что закрепленное в ст. 213.28 Закона о банкротстве правило об освобождении гражданина от исполнения требований кредиторов по итогам процедуры банкротства является, по сути, экстраординарным способом прекращения обязательств несостоятельного физического лица, отвечающего критериям добросовестности. Вместе с тем названной нормой предусмотрены случаи, при которых списание задолженности гражданина-банкрота не допускается. И обстоятельства, препятствующие должнику освободиться от имеющихся обязательств (п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве), могут быть установлены и после завершения реализации имущества должника.

Так, в случае выявления фактов сокрытия гражданином-должником имущества или незаконной передачи имущества третьим лицам по заявлению конкурсного кредитора, уполномоченного органа или финансового управляющего определение суда о завершении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам с возобновлением производства по делу о банкротстве должника. Такое заявление может быть подано указанными лицами в порядке и сроки, предусмотренные ст. 312 АПК РФ. Реализация конкурсным кредитором указанного права непосредственно связана с наличием у него процессуального статуса как такового, при этом завершение процедуры банкротства гражданина не является препятствием для разрешения вопроса о правопреемстве по требованию, от исполнения которого должник освобожден.

В ходе рассмотрения настоящего спора агрофирма ссылалась на недобросовестное поведение должника, выражающееся в сокрытии имущества (дебиторской задолженности), за счет которого могли быть удовлетворены требования кредиторов.

Таким образом, суд первой инстанции, с выводом которого согласился апелляционный суд, оценив представленные доказательства, правомерно произвел процессуальную замену банка на агрофирму по заявлению последней, и оснований для отмены состоявшихся судебных актов у суда округа, по мнению ВС РФ, не имелось.