1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 5005

Цифровые права как новый вид объектов гражданских прав. Что еще поменялось в ГК РФ?

В перечне объектов гражданских прав, предусмотренных в ГК РФ, появились цифровые права. Выражение воли с помощью электронных или иных технических средств теперь приравнено к простой письменной форме сделки. Признана возможность включать в договоры условия об их автоматическом исполнении, то есть законодательно урегулированы положения о смарт-контрактах. Нововведения начнут действовать с 01.10.2019.

Президент РФ подписал Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 34-ФЗ). Его цель — предусмотреть в ГК РФ основные положения в сфере цифровой экономики. Законопроект внесли на рассмотрение Госдумы еще год назад. Из-за множества замечаний, в том числе подготовленных Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, рассмотрение долгое время не двигалось. Второе чтение состоялось только в марте 2019 г. К этому моменту текст проекта значительно изменился. Например, из него исчезли положения о криптовалюте.

Кроме того, на стадии принятия в первом чтении осталось еще два законопроекта, связанных с поправками ГК РФ:

  • № 419090-7 «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» (о привлечении инвестиций с использованием информационных технологий, а также об операторах инвестиционных платформ по организации розничного финансирования, то есть о краудфандинге);

  • № 419059-7 «О цифровых финансовых активах» (о регулировании учета и обращения цифровых прав).

Разработчики законопроектов заявили, что после принятия Закона № 34-ФЗ начнется обсуждение и этих двух законопроектов. Планируется, что они вступят в силу с октября 2019 г., как и Закон № 34-ФЗ.

Новый вид объектов гражданских прав

В перечне объектов гражданских прав появились цифровые права. В ГК РФ теперь будет указано, что объекты гражданских прав — это вещи (включая наличные деньги и документарные ценные бумаги), иное имущество, в том числе имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права).

По мнению разработчиков, с помощью этого нововведения будет возможен оборот цифровых прав. Также стороны смогут защищать свои права по сделкам с цифровыми правами.

По поводу включения цифровых прав в перечень объектов гражданских прав было немало споров. Например, Совет при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства в своем заключении на проект указывал, что цифровое право — это новый способ фиксации обязательственных и иных прав, а не объект гражданских прав (заключение размещено на www.privlaw.ru).

Цифровые права

В ГК РФ включено определение «цифровых прав». В целом цифровые права — это то же самое, что и токен (изначально токен — это устройство для идентификации, затем этот термин стали использовать для обозначения шифров, цифровых кодов). В первоначальной редакции законопроекта цифровым правом предлагалось назвать совокупность электронных данных (то есть цифровой код), существующую в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы. Но в такой редакции получалось, что цифровое право — это имущественное право (об этом говорилось в обновленной ст. 128 ГК РФ), но в то же время это цифровой код. В итоге от этой идеи решено было отказаться.

В последнем варианте определение было сформулировано по модели описания ценной бумаги в ст. 142 ГК РФ.

Цитируем документ

Цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.

Статья 141.1 ГК РФ

Осуществление и распоряжение цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу. Если иное не предусмо-трено законом, обладателем цифрового права признается лицо, которое в соответствии с правилами информационной системы имеет возможность им распоряжаться. В случаях и по основаниям, которые предусмотрены законом, обладателем цифрового права признается иное лицо. Переход цифрового права на основании сделки не требует согласия лица, обязанного по цифровому праву.

Форма сделок

Выражение воли в интернете приравнено к письменной форме сделок. Например, когда на интернет-странице или в мобильном приложении описаны условия для нажатия клавиши «ОК», из которых следует, что такого нажатия достаточно для выражения волеизъявления. Письменная форма будет считаться соблюденной в случае совершения сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание этой сделки. А требование о наличии подписи будет считаться выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Законом и соглашением сторон может быть предусмотрен специальный способ достоверного определения лица, выразившего волю. На основании этих норм будут считаться заключенными сделки, совершаемые дистанционно, в том числе путем заполнения формы в интернете или путем отправки смс. Кроме того, можно будет заочно голосовать с помощью технических средств на собраниях гражданско-правовых сообществ.

Отдельно в ГК РФ включили нормы о том, что такие правила распространяются на договор страхования и договор номинального счета. То есть эти договоры можно будет заключать не только в форме одного документа или путем обмена документами, но и путем волеизъявления с помощью электронных либо иных технических средств. В то же время предусмотрен запрет на составление завещания с использованием электронных или других технических средств.

Смарт-контракты

Поправки затронули и самоисполняемые договоры, так называемые смарт-контракты. Разработчики не стали включать их в ГК РФ в качестве отдельного вида договоров. Они указали, что это всего лишь условие об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора. Например, клиент поручит банку списывать ежемесячно плату за какие-либо услуги в режиме автоплатежа. Тогда лицо получит эти услуги автоматически при наступлении указанных в соглашении обстоятельств, то есть исполнение произведет сама информационная система. В первоначальной редакции разработчики предлагали включить в закон еще и положение о том, что факт совершенного компьютерной программой исполнения сделки нельзя оспорить, за исключением ситуации, когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения. В окончательной версии от такой нормы было решено отказаться.

Большие данные

В Законе № 34-ФЗ предусмотрены положения, касающиеся сбора и обработки обезличенной информации о пользователях, то есть big data. В частности, в ГК РФ появилась ст. 783.1, регулирующая договор об оказании услуг по предоставлению информации. В таком договоре может быть предусмотрена обязанность сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам.

Комментарии экспертов

Полина Бардина, юрист межотраслевой группы по правовому сопровождению цифровой экономики «Пепеляев Групп»

ГК РФ предусмотрено всего две формы сделки — устная и письменная. Электронной формы сделки не существует. Поэтому к сделкам, совершенным с помощью электронных либо иных технических средств, применяются те же положения, что и к сделкам, совершенным «офлайн». При этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю.

Напомню, что информация в электронной форме, подписанная простой электронной подписью или неквалифицированной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью, в случаях, установленных федеральными законами, принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами или соглашением между участниками электронного взаимодействия (ст. 6 Федерального закона от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи»).

Таким образом, юридическую силу электронной подписи можно придать путем подписания соглашения о ее использовании. К примеру, участники электронного взаимодействия могут договориться, что получение электронного сообщения с определенного адреса электронной почты будет равнозначно подписанию документа простой электронной подписью. Также пользователю может быть предложено зарегистрировать личный кабинет в качестве необходимого условия использования того или иного сервиса. Судебной практикой подтверждается возможность использования СМС-кода в качестве простой электронной подписи. Также сведения об отправителе могут содержаться в метаданных сообщения.

Представляется, что в случае с договорами, оформленными на бумаге, одним из способов достоверного определения лица может быть почерковедческая экспертиза. А под возможностью воспроизвести содержание сделки на материальном носителе подразумевается, в том числе возможность выделить условия сделки в отдельный файл, который можно сохранить (к примеру, на жесткий диск сервера или устройства) и распечатать.

Михаил Хохолков, ведущий юрист Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С

«ЭЖ-Юрист»: В ГК РФ включили ст. 783.1 «Особенности договора об оказании услуг по предоставлению информации». В каких случаях используется такой договор? И почему было важно предусмотреть обязанность не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам?

Михаил Хохолков: Информация — ценный ресурс, причем часто ее ценность возрастает в силу неизвестности третьими лицами в определенный период времени. Поэтому неудивительно, что обязанность сохранения конфиденциальности информации регулируется законом. Мне не совсем понятна необходимость самостоятельной нормы, поскольку аналогичные обязательства сторон формулировались на практике и ранее: у нас свобода договора и стороны вправе самостоятельно регулировать свои отношения. Кроме того, аналогичные нормы о конфиденциальности уже существуют, например, в ст. 771 ГК РФ, предусматривающей обязанность сторон договоров на выполнение НИОКР обеспечивать конфиденциальность сведений, касающихся предмета договора, хода его исполнения и полученных результатов. Аналогичные обязательства закреплены и в ст. 1032, 1467, 1470 ГК РФ.

По идее авторов (как следует из пояснительной документации к законопроекту), новая норма должна была регулировать особенности оборота больших данных (Big Data) в совокупности с изменением понятия «база данных», содержащегося в ст. 1260 ГК РФ. Однако понятие «базы данных» осталось без изменения, а с тем и остался открытым вопрос о правовом регулировании больших данных. Возможно, законодатель ожидает рассмотрения и принятия специального закона «О больших пользовательских данных».

Поэтому, на мой взгляд, ничего нового в развитие цифровой экономики ст. 783.1 не привнесла.

«ЭЖЮ»: В поправках указано, что письменная форма сделки считается соблюденной, если можно воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки, при этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Что это может быть за способ?

М. Х.: Как на практике будут применяться данные нормы, пока не ясно. «Любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю» — очень широкое понятие. При рассмотрении споров о соблюдении письменной формы договора каждый случай будет уникальным. В каких-то случаях достаточно указать, что вся документация, отправленная с определенного электронного адреса, признается сторонами сделки юридически значимой. Например, недавно в одном из дел мы доказали принадлежность адреса электронной почты оппоненту нашего клиента тем, что именно с этого адреса была направлена копия платежного поручения, подтверждающего оплату. В совокупности с другими доказательствами и содержанием переписки судом наши доказательства были признаны допустимыми. Поэтому я считаю, что новая норма должна поработать некоторое время, и тогда, после обобщения практики судов, станет понятно, как этим новшеством правильно пользоваться.