1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 103

Неиспользованный отпуск не сгорает. Работодатель должен выплатить уволенным работникам компенсацию за все годы

Некоторые суды считают, что законодательством предусмотрен ограниченный срок на подачу иска о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск. То есть потребовать ее можно только в течение трех месяцев после истечения 18-месячного периода — срока, в течение которого у работника существует право на предоставление ему неиспользованного отпуска. Так суды трактуют положения Конвенции Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках» (далее — Конвенция МОТ № 132). Конституционный суд РФ решил, что это неправильная позиция. Теперь должны быть пересмотрены дела заявителей, которые обратились с жалобой в КС РФ.

В Конституционный суд РФ поступило несколько жалоб, связанных с применением норм Трудового кодекса о выплате компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении (постановление КС РФ от 25.10.2018 № 38-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В. Данилова, К.В. Кондакова и других»).

Обстоятельства судебных дел

В одной жалобе была описана такая ситуация: в декабре 2015 г. работодатель уволил работника с должности исполняющего обязанности главного научного сотрудника ФГБУ «Государственный научный центр Российской Федерации — Институт теоретической и экспериментальной физики». Основание — п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение численности или штата работников организации). При увольнении работнику не выплатили компенсацию за неиспользованные отпуска за период работы с 1997 по 2012 гг. Поэтому он обратился в суд. Уволенный работник подал иск о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, процентов за задержку ее выплаты и о возмещении морального вреда. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований. Он пришел к выводу, что по требованиям о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении срок обращения в суд составляет 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск. Из них 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ № 132, и три месяца — срок для обращения за судебной защитой, установленный ч. 1 ст. 392 ТК РФ. Поэтому работник мог обратиться в суд в течение трех месяцев со дня окончания 18-месячного периода, в течение которого у него было право на предоставление неиспользованного отпуска, то есть не позднее 2014 г. Однако этот срок давно истек. Вышестоящие инстанции согласились с такой позицией и оставили решение суда первой инстанции без изменения.

Также в КС РФ пожаловались бывшие работники ЗАО «Делойт и Туш СНГ». Они работали в должностях партнера департамента по корпоративным финансам, руководителя группы по оказанию консультационных услуг энергетическим компаниям в СНГ и директора в департаменте по корпоративным финансам. В апреле — мае 2016 г. они уволились по собственному желанию, а затем подали иски о взыскании заработной платы, оплаты неиспользованных дней отпуска за периоды работы с 2004 по 2016 гг., компенсации за нарушение сроков выплаты соответствующих денежных сумм и о возмещении морального вреда.

Суд частично удовлетворил их требования: он взыскал с работодателя компенсацию за неиспользованные отпуска лишь за период, составляющий 21 месяц, предшествующий дню их увольнения, а также компенсацию за задержку выплаты этих сумм и компенсацию морального вреда. При рассмотрении дела в суде истцы настаивали, что Конвенция МОТ № 132 в данном случае не применяется, поскольку нормами национального права, а именно ст. 127 ТК РФ, установлен более высокий уровень гарантий в части реализации работником права на отпуск при увольнении. Суд первой инстанции этот вывод признал необоснованным, указав на отсутствие у работников каких-либо препятствий в реализации права на отпуск в период работы. Оспорить это решение в вышестоящих судах работникам не удалось.

Истцы по обоим делам обратились в КС РФ. Они просили признать положения ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ не соответствующими Конституции РФ. По их мнению, эти положения (по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой) препятствуют гражданам в реализации права на получение при увольнении компенсации за все неиспользованные отпуска. Тем самым нарушаются конституционный принцип равенства при осуществлении и судебной защите трудовых прав, запрет умаления прав и свобод человека и гражданина, а также требование недопустимости любых ограничений права, которые не оправданы конституционно одобряемыми целями.

Правоприменительная практика

Проблема заключалась в различном толковании судами п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ № 132. В нем сказано, что непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая, по меньшей мере, две непрерывные рабочие недели, предоставляется и используется не позднее, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска — не позднее, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Одни суды считают, что на основании этой нормы нужно отказывать в иске о взыскании компенсации, если работник его подал хотя и в пределах установленного законом для данной категории споров срока, но по истечении 21 месяца с момента окончания того года, за который отпуск не использован (см. апелляционные определения Московского городского суда от 22.09.2015 № 33-29873/2015, Санкт-Петербургского городского суда от 26.07.2016 № 33-14148/2016 и др.).

Другие суды иным образом толкуют положения ст. 9 Конвенции МОТ № 132. Они считают, что эти нормы устанавливают лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора. То есть они не ограничивают объем права увольняемого работника на получение денежной компенсации за неиспользованный отпуск (см. апелляционные определения Самарского областного суда от 29.10.2015 № 33-12115/2015, Воронежского областного суда от 15.12.2015 № 33-6741/2015, Свердловского областного суда от 15.07.2016 № 33-12283/2016, Ростовского областного суда от 05.09.2016 № 33-15632/2016 и др.).

Позиция КС РФ

КС РФ признал ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ не противоречащими Конституции РФ. Но при этом сформулировал позицию по жалобам, на основании которой дела истцов могут быть пересмотрены.

Цитируем документ

При увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Часть 1 ст. 127 ТК РФ

Работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Часть 1 ст. 392 ТК РФ

При этом за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении. Эта норма была введена Федеральным законом от 03.07.2016 № 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда» и начала действовать с 03.10.2016. После этой даты общий срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, составляющий три месяца со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, более не распространяется на правоотношения, связанные со взысканием в судебном порядке выплат, причитающихся работнику при увольнении (включая денежную компенсацию за неиспользованные отпуска).

При этом ч. 1 ст. 127 ТК РФ не устанавливает ни максимальное количество неиспользованных увольняемым работником дней отпуска, взамен которых ему должна быть выплачена денежная компенсация, ни ее предельные размеры, ни какие-либо обстоятельства, исключающие саму выплату, ни иные подобные ограничения. Напротив, прямо и недвусмысленно указывая на необходимость выплаты денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, данная норма предполагает безусловную реализацию работником права на отпуск в полном объеме. По мнению КС РФ, это согласуется как с предписаниями ч. 5 ст. 37 Конституции РФ, так и со ст. 11 Конвенции МОТ № 132.

Пункт 1 ст. 9 Конвенции МОТ № 132, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, будучи по своему характеру гарантийной нормой, предназначен для обеспечения права на отпуск определенной национальным законодательством продолжительности путем его использования лишь теми работниками, которые продолжают трудиться. Эта норма не применяется к увольняющимся или уже уволенным работникам. А истечение 18-месячного срока не может влечь за собой прекращение права таких работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска.

Аналогичной позиции придерживается Комитет экспертов по применению конвенций и рекомендаций Международной организации труда (далее — Комитет) в докладе, посвященном обеспечению достойного рабочего времени в будущем «Ensuring decent working time for the future» (представлен на 107-й сессии Международной конференции труда в 2018 г.). Комитет отметил, что ст. 9 Конвенции МОТ № 132 направлена лишь на ограничение допустимой отсрочки предоставления части неиспользованного отпуска разумным периодом, составляющим 18 месяцев после окончания того года, за который он предоставляется. Это нужно, чтобы соответствующая часть отпуска не откладывалась на неопределенный срок. Комитет призвал правительства государств — членов МОТ принять необходимые меры для обеспечения эффективного осуществления права на ежегодный оплачиваемый отпуск и выплаты денежной компенсации вместо ежегодного отпуска только в случае наличия какого-либо неиспользованного периода отпуска при завершении трудовой деятельности. Тем самым он указал на недопустимость умаления гарантированного международно-правовыми актами права на отпуск, в том числе путем ограничения права на его фактическое использование каким-либо сроком, по истечении которого данное право прекращается. Это, в свою очередь, исключает и применение 18-месячного срока, о котором идет речь в п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ № 132, в отношениях по реализации права работника на получение предусмотренной ч. 1 ст. 127 ТК РФ денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Сами по себе сокращенные сроки давности, предусмотренные в ТК РФ, предназначены исключительно для регулирования процессуальных отношений, возникающих в рамках разрешения индивидуальных трудовых споров между работником и работодателем (в том числе уже не состоящих вследствие увольнения работника в трудовых отношениях), а не для регулирования связывающих работника и работодателя трудовых отношений, включающих такой компонент, как денежная компенсация, причитающаяся работнику за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Суд, устанавливая в ходе рассмотрения индивидуального трудового спора о выплате работнику денежной компенсации за неиспользованные отпуска основания для удовлетворения заявленных требований, должен оценить всю совокупность обстоятельств конкретного дела. В том числе он должен оценить причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.


Прикрепленные файлы: