1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 198

Реформа лизинга. Минфин предлагает перейти от арендной модели к модели обеспеченного финансирования

Новый проект Минфина России предлагает наконец-то закрепить в Гражданском кодексе РФ, что лизинг — это не аренда, а финансирование. Но многие эксперты сомневаются, действительно ли это необходимо. Ведь судебная практика уже несколько лет и так складывается в пользу модели финансирования. Кроме того, в тексте проекта немало положений с новыми рисками для сторон договора лизинга.

Минфин России подготовил новый законопроект с поправками в регулирование договора лизинга (проект «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации (в части совершенствования гражданско-правового регулирования лизинговой деятельности)»). Он опубликован на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов 12.09.2018 под ID 02/04/09-18/00083902. Публичное обсуждение продлится до 09.10.2018.

Отказ от арендной модели лизинга

Главное предложение заключается в том, чтобы закрепить переход от арендной модели правового регулирования лизинга к модели обеспеченного финансирования. Согласно этой модели лизингодатель приобретает право собственности на предмет лизинга для целей обеспечения денежного обязательства лизингополучателя по возврату предоставленного ему финансирования. Для этого в проекте предлагается исключить нормы о лизинге из главы 34 ГК РФ «Аренда» и ввести новую главу 43.1 «Финансовый лизинг».

Цитируем документ

По договору финансового лизинга лизингодатель обязуется предоставить финансирование лизингополучателю путем оплаты по договору, заключенному им с третьим лицом, стоимости предмета лизинга (лизингового имущества) либо его части, а лизингополучатель обязуется возвратить предоставленное финансирование, а также внести плату за пользование им (лизинговые платежи).

Право собственности на предмет лизинга принадлежит лизингодателю в целях обеспечения исполнения обязательств лизингополучателя.

Пункты 1, 2 ст. 833.1 ГК РФ в редакции проекта

Сейчас в ГК РФ указано, что по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование (ст. 665 ГК РФ).

Третье лицо вместо продавца

В законопроекте появилась фигура «третье лицо», которая заменяет продавца. В статье 833.2 ГК РФ в редакции проекта указано, что для целей приобретения предмета лизинга у третьего лица тот может быть определен в договоре финансового лизинга общим образом, то есть посредством указания на признаки, позволяющие определить лизинговое имущество на момент заключения договора с третьим лицом.

При этом не указано, что это обязательно должен быть договор купли-продажи. Получается, что можно будет приобрести предмет лизинга и по другим договорам.

Приобретение права собственности лизингополучателем

В проекте указано, что лизингополучатель приобретает право собственности на предмет лизинга после надлежащего исполнения им своих обязательств по договору финансового лизинга. Также в договоре можно предусмотреть, что лизингополучатель приобретает право собственности на предмет лизинга до момента полного исполнения им своих обязательств. В то же время указан случай, когда в договоре финансового лизинга можно указать, что лизингополучатель не приобретает право собственности на предмет лизинга. Это ситуация, когда после исполнения лизингополучателем всех обязательств перед лизингодателем предмет лизинга подлежит утилизации (сносу). В иных случаях условия договора финансового лизинга, ограничивающие приобретение права собственности на предмет лизинга лизингополучателем, ничтожны.

Риск случайной гибели

Лизингополучатель будет нести риск случайной гибели или случайного повреждения лизингового имущества, если иное не предусмотрено ГК РФ или самим договором финансового лизинга. При этом в проекте не указано, с какого момента он будет нести риск случайной гибели или повреждения имущества.

Уступка прав лизингодателя

По общему правилу отчуждение предмета лизинга, находящегося у лизингополучателя, влечет переход к новому собственнику прав и обязанностей лизингодателя по договору финансового лизинга. При этом согласие лизингополучателя на замену лизингодателя не потребуется. Исключение — если договор финансового лизинга предусматривает обязательства лизингодателя, связанные с условиями пользования лизингополучателем предметом лизинга (в том числе ремонт, страхование). При уступке требований о выплате лизинговых платежей в полном объеме к цессионарию одновременно переходит право собственности на предмет лизинга. К цессионарию применяются правила о замене лизингодателя.

Приостановление использования предмета лизинга

Если лизингополучателем является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, то в договоре может быть предусмотрено право лизингодателя при существенном нарушении обязательств лизингополучателем ограничить последнего в использовании предмета лизинга до момента устранения нарушения, послужившего основанием для такого ограничения. Нарушение не будет считаться существенным, если причиной приостановления послужила просрочка исполнения обязательств лизингополучателя по уплате лизинговых платежей, и такая просрочка характеризуется признаками, указанными в п. 2 ст. 833.15 ГК РФ в редакции проекта (то есть сумма менее 5% от предоставленного финансирования, а просрочка — менее трех месяцев).

При ограничении использования предмета лизинга не допускается создание угрозы жизни и здоровью граждан, окружающей среде, культурным ценностям, а также причинение вреда имуществу третьих лиц. При этом лизингополучатель вправе требовать возмещения вреда, если ему был причинен вред ограничением использования предмета лизинга вследствие не требуемых для такого ограничения действий.

Расходы лизингодателя, связанные с ограничением использования лизингополучателем предмета лизинга, признаются издержками лизингодателя по получению исполнения. Если после ограничения использования предмета лизинга лизингополучатель не устранит нарушение своих обязательств, а лизингодатель в срок, установленный договором, а если такой срок не установлен, то в разумный срок, не потребует у лизингополучателя досрочного исполнения договора или не откажется от него, то лизингополучатель сможет потребовать у лизингодателя реализации предмета лизинга. В случае удовлетворения такого требования будет считаться, что лизингодатель потребовал у лизингополучателя досрочного исполнения договора финансового лизинга.

Комментарий эксперта

Павел Меньшенин, к.ю.н., адвокат коллегии адвокатов «Делькредере»

Законопроект о лизинге вызывает противоречивые впечатления. С одной стороны, проект для чистоты юридической конструкции квалифицирует финансовый лизинг как финансирование, а не как аренду. С другой стороны, законопроект влечет для рынка скрытые риски. Эти риски являются слишком большой платой за чистоту юридической конструкции. На мой взгляд, острая необходимость в изменении ГК РФ отсутствует, поскольку в настоящее время сложилась судебная практика, которая относится к финансовому лизингу как к финансированию.

Отметим некоторые риски реализации законопроекта:

  • В законопроекте есть неточности в формулировках. Например, из определения договора финансового лизинга (п. 1 ст. 833.1 ГК РФ в редакции проекта) не ясно, кто заключает договор с третьим лицом о приобретении предмета лизинга: лизингодатель или лизингополучатель. Подобные неточности создают риск противоречивой судебной практики.

  • Из законопроекта следует, что лизингодатель вправе приобрести предмет лизинга не только по договору купли-продажи, но и по любому другому договору, например по договору подряда. Эта новелла может породить схему привлечения по договору лизинга денег граждан на строительство многоквартирных домов. Есть риск ущемления прав граждан, поскольку договор лизинга в целом не рассчитан для приобретения строящегося жилья.

  • В пункте 2 ст. 833.1 ГК РФ в редакции проекта написано, что право собственности на предмет лизинга принадлежит лизингодателю в целях обеспечения исполнения обязательств. Эта формулировка может породить практику применения к лизингу по аналогии отдельных правил о залоге, в частности, правила о распределении стоимости предмета залога между залогодержателем и другими кредиторами. Это огромный риск для лизинговых компаний. Уверен, что лизинговые компании согласятся оставить действующую редакцию ГК РФ, лишь бы не применять к лизингу правила о залоге в банкротстве.

  • Есть противоречие между п. 1 ст. 833.2 и п. 3 ст. 833.3 ГК РФ в редакции проекта. А именно, не ясно, может ли земельный участок быть предметом лизинга. Из пункта 1 ст. 833.2 ГК РФ в редакции проекта следует вывод, что земельный участок может быть предметом лизинга, а из п. 3 ст. 833.3 ГК РФ в редакции проекта можно сделать противоположный вывод. Это создает риск противоречивой судебной практики.

  • В пункте 3 ст. 833.3 ГК РФ в редакции проекта указано, что лизингополучатель несет деликтную ответственность за вред, причиненный третьим лицам предметом лизинга. Из этой нормы возможен вывод, что лизингополучатель несет в том числе ответственность за действия третьих лиц, например, в ситуации, когда предмет лизинга причиняет вред третьим лицам в ходе доставки к лизингополучателю. Это создает риск переложения на лизингополучателя чрезмерного бремени деликтной ответственности.

  • Пункт 1 ст. 833.10 ГК РФ предусматривает ответственность лизингодателя перед лизингополучателем за то, что продавец не передал предмет лизинга только в одном случае — когда лизингодатель не проявил необходимой осмотрительности в выборе продавца. Эта норма слишком ограничивает ответственность лизингодателя. Лизингодатель должен отвечать не только за выбор продавца, но и за любое непринятие мер по уменьшению рисков (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»). В случае реализации законопроекта лизинговые компании будут избегать ответственности в ситуациях, даже когда они сами создали возможность причинения вреда.

  • Статья 833.13 ГК РФ в редакции проекта разрешает лизингодателю взыскивать задолженность с лизингополучателя на основании исполнительной надписи нотариуса. Эта норма является нерабочей ввиду следующего. Согласно законодательству о нотариате нотариус совершает исполнительную надпись, только если требование взыскателя к должнику является бесспорным. То есть если лизингополучатель придет к нотариусу и заявит, что он ничего не должен лизингодателю, нотариус будет вправе отказать в совершении исполнительной надписи, поскольку требование не является бесспорным. Таким образом, возможность обратиться к нотариусу за совершением исполнительной надписи создает видимость простоты взыскания долга. В действительности обращение к нотариусу может привести к потере времени.

  • Статья 833.14 ГК РФ в редакции проекта наделяет лизингодателя правом приостановить использование лизингополучателем предмета лизинга. Приостановление использования предметом лизинга не защищает интересы лизингодателя. Если лизингополучатель не платит лизинговые платежи, лизингодатель вправе истребовать предмет лизинга, выставить его на торги и удовлетворить интересы за счет стоимости предмета лизинга. Интерес лизингодателя — в получении лизинговых платежей, а не в том, чтобы приостанавливать деятельность лизингополучателя.