1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 326

Когда дробление бизнеса является обоснованным

Разделение деятельности между взаимозависимыми компаниями, использование ими единого товарного знака и одного сайта, счетов, открытых в одном банке, размещение офисов компаний в одном здании и объединение компьютеров в единую локальную сеть не всегда свидетельствуют о получении необоснованной налоговой выгоды. Примером является комментируемое дело.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 22.05.2018 по делу № А19-6999/2017

Истец

ООО «Аптека „Авиценна“»

Ответчик

ИФНС по Октябрьскому району г. Иркутска

Суть дела

Организация, занимающаяся фармацевтической деятельностью (далее — организация), имела обширную сеть аптечных пунктов. В целях улучшения управляемости бизнесом и подготовки его к продаже учредителем организации (физическое лицо) были образованы две компании (далее — компании). Большая часть аптечных пунктов перешла к ним.

При проведении выездной проверки налоговики решили, что организация произвела дробление бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды, поскольку численность и иные показатели ее деятельности не позволяли использовать специальные налоговые режимы. А разделение бизнеса и перевод созданных компаний на УСН и ЕНВД позволили организации снизить налоговое бремя на 22%.

В пользу своего вывода контролеры указали, что организация и компании являются взаимозависимыми лицами, так как у них один учредитель. Они занимаются одним видом деятельности, используют в ней один и тот же товарный знак и сайт с одним телефоном для доставки товаров. Организация и компании имеют одних и тех же поставщиков, совместно участвуют в дисконтных программах, организуемых поставщиками. Аптечные пункты компаний не являются вновь созданными. Они расположены по адресам, где раньше находились аптечные пункты организации, и в них осталось то же оборудование, которое ранее принадлежало организации. Часть работников организации трудится в компаниях. Офисы компаний и организации расположены по одному адресу. Их компьютеры объединены в одну сеть, для связи с банком используется один компьютер и номер телефона. С одного компьютера представляется налоговая отчетность.

В результате налоговики доначислили организации налоги, исходя из показателей деятельности компаний. Она обратилась в суд.

Позиция судов

Суды трех инстанций встали на защиту организации. Они пришли к выводу, что установленные налоговиками обстоятельства не могут являться свидетельством совершения действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды. Как указал Верховный суд РФ в Определении от 11.04.2016 № 308-КГ15-16651, взаимозависимость участников сделок сама по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Учредитель организации и компаний, не опровергая факт их взаимозависимости, объяснил, что создание компаний имело деловую цель — подготовку к продаже аптечного бизнеса по частям, а также улучшение управления им в связи с ухудшением здоровья учредителя.

Материалами дела было подтверждено следующее:

  • организация и компании выступают в качестве самостоятельных субъектов хозяйственных и налоговых отношений. Несмотря на то что основным видом их деятельности является розничная продажа фармацевтических товаров, самостоятельно ведут учет своих доходов и расходов, исчисляют налоги и представляют в налоговый орган по месту учета налоговую отчетность;

  • организация и компании самостоятельно исполняют обязательства по договорам с контрагентами и оплачивают текущие расходы;

  • имущество организации и компаний обособленно друг от друга. Занимаемые ими офисы расположены на разных этажах;

  • факт объединения компьютеров в единую сеть не является доказательством того, что организация и компании могут иметь доступ к сведениям друг друга и обмениваться различными данными в ходе осуществления предпринимательской деятельности;

  • организация и компании имеют обособленный штат сотрудников. Не подтверждено, что работники организации одновременно трудились в компаниях, выполняя одну и ту же работу. Напротив, имеются доказательства, что они были реально уволены из организации и приняты на работу в компании, где осуществляли фактическую трудовую деятельность с получением реальной зарплаты;

  • компании использовали в своей деятельности единый бренд на основании возмездных лицензионных договоров с организацией. Также у них имеется лицензионный договор на право пользования сайтом. Как пояснила организация, целью использования одного сайта являлось получение наибольшего дохода от продажи товаров в аптеках и экономии расходов по созданию и эксплуатации сайта;

  • совместное участие организации и компаний в проводимых производителями лекарств акциях и программах осуществлялось на основании заключенных договоров. При этом оформление отчетов, учет доходов по всем договорам проводились компаниями обособленно. То есть каждая организация участвовала в акциях и программах самостоятельно.

Налоговики не представили доказательств подконтрольности системы расчетов, финансирования организацией деятельности компаний и изъятия у них выручки, осуществления безвозмездных сделок или сделок по цене ниже рыночной, а также влияния должностных лиц организации на принимаемые компаниями решения. Организация не является единственным поставщиком товаров для компаний.

В результате суды пришли к выводу, что действия учредителя по созданию компаний имели разумные экономические и деловые цели и были направлены на получение экономического эффекта в результате реальной предпринимательской деятельности. Это подтверждается в том числе и тем, что на момент рассмотрения дела одна из компаний уже была продана учредителем другому лицу. Таким образом, у налоговиков не имелось оснований для выводов о дроблении фармацевтического бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды. При этом окружной суд подчеркнул, что определяющим в настоящем случае является реальность трудоустройства работников в компании, а также реальное разделение хозяйственной деятельности взаимозависимых лиц.

Как складывается арбитражная практика

Анализ арбитражной практики показывает, что при разрешении споров, связанных с дроблением бизнеса, суды исходят из того, насколько независимо осуществляется деятельность созданных компаний и имело ли дробление какие-либо разумные экономические или иные цели.

Как правило, в пользу обоснованности дробления свидетельствует тот факт, что созданные компании занимаются иными видами деятельности, чем организация. Например, в споре, рассмотренном в Определении Верховного суда РФ от 22.04.2016 № 301-КГ16-3373, суды пришли к выводу, что примененная компанией схема дробления бизнеса не была направлена на получение необоснованной налоговой выгоды. Они отметили, что фактически разделение видов торговли топливом на оптовую и розничную имело своей целью оптимизировать хозяйственную деятельность. А в Определении Верховного суда РФ от 15.12.2017 № 301-КГ17-19644 в пользу компании сыграл тот факт, что основным видом ее деятельности являлась сдача в аренду помещений, а взаимозависимые организации занимались розничной торговлей.

В постановлении от 27.07.2017 № Ф06-22590/2017 АС Поволжского округа счел обоснованным разделение организацией осуществляемой ей торговой деятельности по реализации продукции производителя между взаимозависимыми компаниями. Организация указала, что каждый из каналов сбыта имеет свою специфику, возможности достижения необходимых объемов продаж, платежеспособность и сроки продажи товара конечному потребителю. В связи с этим целесообразным было разделение финансовых потоков по различным каналам сбыта продукции и создание под каждый поток своей компании.