1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 20

Снижение экономического роста помогает улучшению климата

После нескольких десятилетий роста выбросы парникового газа (ВПГ) в мире в последнее время стабилизировались. Вклад энергоэффективности (ЭЭ) в это достижение составляет 77%, оставшиеся 23% обеспечило изменение глобального энергетического баланса. В России основным инструментом сокращения ВПГ должно стать сокращение энергоемкости экономики за счет ЭЭ. Однако пока оно происходит в результате снижения темпов экономического роста.

Энергоэффективность, по определению экспертов Аналитического центра (АЦ) при Правительстве РФ, представляет собой рациональное (технически возможное и экономически оправданное) использование энергии при заданном уровне технологического развития. Политика повышения энергоэффективности нацелена на снижение объемов потребляемой энергии и, соответственно, оптимизацию затрат, а также на рост конкурентоспособности, содействие технологическому развитию и улучшению экологической обстановки.

Кроме того, международное сообщество считает ЭЭ одним из основных направлений противодействия климатическим изменениям. Она позволяет не просто снизить выбросы парниковых газов за счет сокращения объемов потребляемой энергии, но предполагает наиболее экономически выгодные решения.

После нескольких десятилетий роста ВПГ в мире в последние годы стабилизировались на уровне 36 млрд т CO2-экв. на фоне не слишком быстрого экономического роста. Вклад ЭЭ в это достижение оценен Международным энергетическим агентством (МЭА) в 77%, оставшиеся 23% обеспечило изменение мирового энергетического баланса.

Углеродоемкость мирового ВВП, как и его энергоемкость (являющаяся наиболее распространенным показателем ЭЭ), демонстрируют устойчивую тенденцию к снижению: с 1990 по 2016 гг. оба показателя сократились в 1,46 раза.

МЭА ожидает, что энергоэффективность продолжит играть центральную роль в достижении глобальной климатической цели (заключающейся в ограничении роста температуры на 2 °С к доиндустриальному уровню) в долгосрочной перспективе. Благодаря ЭЭ объем выброса парниковых газов к 2050 г. может снизиться на 38%. Второй по величине вклад, по прогнозу экспертов, внесут возобновляемые источники энергии — 32% ВПГ к 2050 г.

Россия в настоящее время, по мнению экспертов АЦ, находится на стадии формирования собственной климатической политики, которая, скорее всего, будет реализовываться в продолжение подписанного в 2015 г. Парижского соглашения. Общий посыл данной политики в нашем государстве (как и в зарубежных странах, прежде всего развитых) заключается в снижении или сдерживании роста ВПГ в долгосрочной перспективе. При этом в отличие от большинства развитых стран в России основным инструментом снижения ВПГ может стать повышение энергоэффективности в целом по экономике, где существует большой потенциал для улучшения показателей.

В 2013 г. Указом Президента РФ был утвержден целевой ориентир на 2020 г. по сокращению объема выбросов парниковых газов до уровня не более 75% от объема 1990 г. В 2014—2015 гг. данная задача выполнялась. Снижение ВПГ составляло около 30% к 1990 г. Таким образом, за счет реализации комплекса мероприятий к 2020 г. объем ВПГ в России не превысит утвержденный целевой ориентир, в том числе ввиду низких темпов экономического роста в последние годы и ожидаемого слабого роста экономики до 2020 г.

Около 60% выбросов углекислого газа в России осуществляется в секторе электро- и теплоэнергетики. За 2000—2015 гг. объем выбросов в данном сегменте сократился на 50 млн т CO2-экв., или на 5% при росте физических показателей производства отрасли. Именно в производстве электро- и теплоэнергии заключается наибольший потенциал повышения энергоэффективности и сокращения выбросов в нашей стране.

Основным инструментом политики повышения ЭЭ в России является утвержденная в 2014 г. госпрограмма «Энергоэффективность и развитие энергетики», рассчитанная на период до 2020 г. Ранее в 2008 г. была принята цель по снижению энергоемкости ВВП на 40% в 2020 г. по сравнению с 2007 г., в том числе на 13,5% за счет мероприятий госпрограммы, а на 26,5% — в результате структурных изменений в экономике.

По данным Минэнерго России, в 2015 г. снижение энергоемкости ВВП за счет реализации госпрограммы составило 6% к уровню 2007 г. Достижение же цели по сокращению энергоемкости валового продукта на 40%, по оценке экспертов АЦ, представляется проблематичным ввиду низких темпов роста и отсутствия прогнозируемых структурных изменений в экономике.