1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1885

Виктор Бациев: «Налоги при банкротстве. Спорные подходы в правовом регулировании»

Зададимся непростым вопросом: является ли должник в стадии конкурсного производства плательщиком налогов? Формальным ответом будет да, поскольку особенная часть НК РФ не содержит правил, исключавших бы организации, признанные банкротами, из числа плательщиков налогов. Да и сам Закон о банкротстве, оперируя такой категорией, как текущие обязательные платежи (платежи, обязанность по уплате которых возникает после возбуждения дела о банкротстве и удовлетворяемые до расчета с реестровыми кредиторами), не исключает из их числа требования об уплате налогов, исчисленных за периоды конкурсного производства.

Правильно ли это?

Отсутствие указанных правил означает, что должник, не способный рассчитаться с кредиторами, продолжает признаваться субъектом экономической деятельности, способным генерировать доход, являющийся источником для уплаты налога. Хотя очевидно, что это не так.

В конкурсном производстве в большинстве случаев должниками предпринимательская деятельность не ведется. Мы имеем дело уже не с субъектом экономической деятельности, а с конкурсной массой — с имуществом должника, и с «душеприказчиком» этого имущества — конкурсным управляющим, задача которого — предпринять меры, направленные на формирование массы путем выявления имущества должника, оспаривания сделок, привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, и осуществить продажу активов по максимально возможной цене.

Обложение имущества должника в конкурсном производстве поимущественными налогами (налогом на имущество, земельным налогом), учет операций по продаже имущества для исчисления налога на прибыль, а также для определения суммы НДС, подлежащей восстановлению и уплате в бюджет в случае, если ранее при приобретении соответствующих активов НДС, уплаченный продавцу, был заявлен должником в качестве налогового вычета, означает налогообложение конкурсной массы, ее уменьшение на сумму текущих налоговых обязательств вопреки интересам конкурсных кредиторов.

Налог на прибыль будет возникать, поскольку имущество может быть продано по цене выше остаточной стоимости по балансу и сформируется налогооблагаемый доход. Конечно, данный доход будет уменьшен на текущий убыток от реализации прав требований к дебиторам, иного имущества, если цена его продажи оказалась ниже остаточной, на убыток, образуемый при списании задолженности, не реальной к взысканию и т.д. Вместе с тем ситуации могут быть различны, и итоговый финансовый результат может оказаться положительным. Конечно, необходимо сделать еще одну оговорку о том, что текущий доход, образуемый в периоде конкурсного производства, может быть погашен на убытки прошлых лет. Но такое погашение возможно при документальной подтвержденности финансово-хозяйственных операций за период формирования убытка (что часто в конкурсном производстве трудновыполнимо ввиду ненадлежащего исполнения обязанности по передаче документов бухгалтерского учета арбитражному управляющему), и такое погашение не может привести к уменьшению текущего налога на прибыль более чем на 50%. Как итог, положительный финансовый результат от продажи имущества должника в конкурсном производстве облагается налогом на прибыль. Правильно ли это? Не думаю.

Обложение конкурсной массы означает, на наш взгляд, нарушение таких основных начал налогообложения, закрепленных ст. 3 НК РФ, как экономическая обоснованность налогообложения и фактическая способность налогоплательщика к уплате.

Реализацию названных начал мы видим в положениях ст. 217 НК РФ для граждан-банкротов, для которых доход от продажи имущества не признается налогооблагаемым. Для организаций аналогичного решения Налоговый кодекс не предусматривает.

Ранее (до 01.01.2009) Закон о банкротстве в п. 4 ст. 142 предусматривал правило, согласно которому обязательные платежи, возникающие в конкурсном производстве, подлежали удовлетворению после расчета с реестровыми кредиторами. Этому положению было объяснение — оно исключало по существу налогообложение конкурсной массы в отсутствие соответствующих правил в НК РФ, устраняя конкуренцию требований текущих и реестровых кредиторов, с одной стороны, и требований по налогам, подлежавших исчислению в конкурсном производстве, с другой стороны. Необходимость налогообложения положительного финансового результата, сформированного за период конкурсного производства, возникала только тогда, когда должнику в результате эффективных мер, реализованных на данном этапе, удалось выйти из банкротства, рассчитавшись с кредиторами, и продолжить деятельность.

Взимание налога на прибыль при таком результате не вызывает сомнений и не нарушает основных начал налогообложения. Но там и тогда, когда налог на прибыль признается текущим требованием, выигрывая у реестровых кредиторов и уменьшая процент удовлетворения их требований, подобный вывод сделать нельзя.

Не меньше вопросов с точки зрения конкуренции требований вызывает и НДС.

С 1 января 2015 г. в соответствии с подп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ операции по реализации имущества и имущественных прав должника в конкурсном производстве не признаются объектом обложения НДС. Данное регулирование вовсе не означает, что обязанности уплачивать НДС у банкрота не возникает.

Во-первых, из числа облагаемых НДС не исключены операции по выполнению работ, оказанию услуг, предоставлению имущества в пользование.

Во-вторых, в силу подп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ суммы налога, принятые должником к вычету при приобретении имущества, использовавшегося в деятельности, в рамках которой осуществлялись облагаемые НДС операции по реализации товаров (работ, услуг), подлежат восстановлению. Это означает следующее.

Допустим, компания приобрела станок со сроком полезного использования в шесть лет за 1 180 000 руб. Уплаченный продавцу НДС в 180 000 руб. был заявлен в качестве налогового вычета и тем самым на данную сумму был уменьшен налог, исчисленный компанией по операциям реализации. За период полезного использования вся стоимость станка была бы учтена в составе расходов путем начисления амортизации и, как следствие, перенесена на облагаемый результат деятельности — операции по реализации произведенной продукции. Но к моменту реализации станка в конкурсном производстве прошло лишь два года. Это означает, что из 180 000 руб. НДС, ранее заявленного в качестве вычета, часть налога в 120 000 руб., приходящаяся на остаточную стоимость (рассчитано как отношение оставшегося срока полезного использования в четыре года к первоначальному сроку в шесть лет), должна быть восстановлена и уплачена в бюджет.

Возникает налоговая нагрузка на конкурсную массу по НДС.

При этом данный налог на покупателей имущества должника не переносится, и они, не уплачивая налог в составе цены, не могут заявить его в качестве вычета. Это, конечно, влияет на ликвидность имущества должника. Покупателю, являющемуся плательщиком НДС, выгоднее купить имущество за 1 180 000 руб. с учетом НДС (заявляя 180 000 руб. в качестве налогового вычета), чем за 1 100 000 руб. без НДС.

Особенно несправедливо решение с восстановлением налога тогда, когда цена, по которой имущество продано в конкурсе, меньше, чем его остаточная стоимость. В этом случае сумма НДС, подлежащая уплате в результате восстановления, будет больше, чем тот налог, который при признании рассматриваемых операций налогооблагаемыми (как это имело место до 1 января 2015 г.) был бы исчислен и выставлен покупателю.

И последнее.

При формальном делении требований на текущие и реестровые восстанавливаемая сумма НДС (как исчисленная за налоговый период после возбуждения дела о банкротстве) будет признаваться текущим платежом, что приводит к уменьшению процента удовлетворения требований реестровых кредиторов. Такое решение не выглядит справедливым, оно заставляет задуматься над обоснованием позиции о квалификации рассматриваемого требования в зависимости от момента, когда право на вычет восстанавливаемого НДС было реализовано. Будет ли воспринят данный подход — покажет судебная практика.

Приведенные заметки показывают, что пора задуматься над системным регулированием вопросов налогообложения должников в конкурсном производстве. Решения могут быть разные. В основу же данных решений, как представляется, должна быть положена идея защиты прав кредиторов и недопущения уменьшения конкурсной массы путем налогообложения операций по реализации имущества должника.