1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 119

Как реформа отразится на правоприменительной практике

Завершение очередного этапа реформы третейского разбирательства неизбежно повлечет за собой значительные перемены в правоприменительной практике. Дело в том, что последовавшие за корректировкой арбитражного законодательства изменения в формировании и деятельности третейских судов оказались столь масштабными, что оставляют множество вопросов, в том числе и касательно правоприменительной практики.

Судьба третейской оговорки

Прекращение исполнения целым рядом прежде существовавших третейских судов арбитражных функций в первую очередь поставило вопрос о том, что делать, если в договорных документах указывается конкретный третейский суд, который теперь прекратил свое существование? Как известно, третейская оговорка – это соглашение сторон договора о рассмотрении спора в конкретном третейском суде. Такие третейские оговорки содержатся во многих документах, и в связи с прекращением деятельности большого количества третейских судов неизбежна ситуация неразберихи с тем, куда теперь обращаться сторонам в случае необходимости третейского разбирательства.

Ситуации, когда третейский суд прекращал по каким-либо причинам свое существование, имели место и прежде, до реформы системы третейского разбирательства. В российском законодательстве достаточно четко прописано, что делать сторонам в том случае, если третейская оговорка по факту оказывается недействительной. Начнем с того, что заключение третейского соглашения представляет собой реализацию права сторон, которая осуществляется в рамках свободы договора и согласно п. 4 ст. 421 ГПК РФ.

Третейская оговорка действительна, если факт существования третейского суда, указанного в договоре, доказуем. Таким образом, если существуют доказательства прекращения существования конкретного третейского суда, то третейская оговорка перестает действовать. Алгоритм дальнейших действий для правоприменителя прост. Согласно ч. 1 ст. 222 ГПК РФ и п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, в том случае, если третейский суд прекратил свое существование, исковое заявление одной из сторон спора может быть принято к рассмотрению арбитражным судом и судом общей юрисдикции в зависимости от подведомственности.

Доступность третейских судов: улучшится ли ситуация?

В связи с масштабами реформы третейского разбирательства в ближайшее время резко возрастет количество обращений сторон в арбитражные суды и суды общей юрисдикции из-за прекращения деятельности тех третейских судов, которые были указаны в третейских оговорках в договорах. Это обстоятельство может значительно увеличить нагрузку на арбитражные суды и суды общей юрисдикции, что далеко не в лучшую сторону отразится на функционировании и так серьезно перегруженной российской судебной системы.

Поэтому, если реформа действительно ставит своей целью улучшение системы третейского разбирательства, а не создание дополнительных барьеров для вхождения на рынок третейских судов, необходимо дальнейшее совершенствование законодательства. В первую очередь третейские суды должны стать доступными для широкого круга организаций и граждан. Если уменьшение количества третейских судов, действующих в стране, будет сопровождаться повышением реального качества их работы, то одной из главных задач станет увеличение численности арбитров, привлекаемых для разрешения споров сторон. Вероятно, в том числе и эту цель преследовал законодатель, когда выполнение функций арбитров было разрешено находящимся в отставке судьям государственных судов Российской Федерации.

Официально реформа как раз и ставит своей целью упрощение доступа к третейскому разбирательству рядовым гражданам. Если прежде к услугам третейских судов прибегали в основном коммерческие структуры и предприниматели, то теперь третейские суды смогут рассматривать большое количество разнообразных споров между физическими лицами, в том числе споры с управляющими компаниями; о перераспределении земельных участков в садовых и дачных товариществах; в гаражных кооперативах и т. д. То есть третейские суды должны стать доступнее. Но как повысить эту доступность при сокращении общего количества третейских судов? Этот вопрос остается очень актуальным, и ответ на него законодатель пока не дает.

Кадры решают все

Вместе с тем существует и достаточно большой перечень проблем, которые, так или иначе, возникнут в процессе дальнейшей реализации реформы третейского разбирательства. Например, вопрос о квалификации арбитров: половина арбитров третейского суда должна иметь опыт участия в рассмотрении дел от 10 лет, будучи государственными судьями в отставке; треть арбитров должна быть представлена юристами, имеющими кандидатские и докторские ученые степени по юриспруденции, что, по мнению законодателя, также должно способствовать повышению профессионализма третейских судов в рассмотрении дел и росту авторитета третейских судов в обществе и в предпринимательской среде.

Однако где взять такое количество опытных специалистов? Кроме того, многие арбитры являются прекрасными специалистами в своей области, хотя их стаж деятельности может составлять менее 10 лет, например – 8 лет. Не очень понятно и то, как подтвердить факт 10-летней деятельности арбитра по рассмотрению споров, если дела в третейских судах, согласно законодательству, хранятся всего 5 лет? Тогда логично увеличить срок хранения дел хотя бы до 10 лет.

Для более успешной деятельности имеет смысл увеличить численность персонала третейских судов, усложнить их структуру, поскольку только в этом случае они смогут справляться с возрастающими объемами нагрузки, которые неизбежны в условиях реализации всех целей реформы. До последнего времени многие третейские суды, особенно если речь идет о так называемом «карманном арбитраже», состояли практически из одного или двух арбитров. Расширение полномочий и «охвата» третейских судов потребует серьезного увеличения и количества арбитров, и численности обслуживающего и вспомогательного персонала.

В этой связи остро встает вопрос и о необходимости совершенствования системы не только кадрового отбора, но и профессиональной подготовки и повышения квалификации персонала третейских судов. Вплоть до последнего времени среди арбитров большую часть составляли люди, не имеющие профессионального юридического образования. И хотя у них был большой опыт управленческой или предпринимательской деятельности, авторитет в предпринимательском сообществе, но отсутствие профессионального юридического образования создавало многочисленные препятствия для полноценного выполнения функций арбитража. Отсутствие юридического образования сказывается и на уровне знания материального права. Соответственно, законодателем и было решено увеличить обязательное представительство профессиональных юристов в третейских судах. Но на повестке дня остается вопрос о подготовке в сфере юриспруденции тех арбитров, которые не имеют высшего юридического образования.