1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 19

Через тернии к мировым стандартам

О необходимости изменений в сфере третейского разбирательства в России говорили давно и много. На протяжении последнего десятилетия репутация отечественных третейских судов ухудшалась, а недоверие бизнеса и общественности к ним росло. Такое положение дел было обусловлено в первую очередь деятельностью так называемых карманных арбитражей, а также реализацией различных противоправных схем через коммерческий арбитраж. То есть говорить о третейских судах как о независимых, беспристрастных и объективных институтах, отправляющих правосудие, не приходилось, если только речь не шла об отправлении правосудия в последний путь. Федеральный закон от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – Закон № 382-ФЗ) качественно изменил систему третейского правосудия.

Новый подход к организации деятельности арбитражных учреждений и его итоги

Федеральный закон от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – Закон № 382-ФЗ), положивший начало процедуре реформирования системы третейских судов (коммерческих арбитражей), вступил в законную силу с 1 сентября 2016 года, а 1 ноября 2017 года закончился так называемый переходный период реформы третейских судов что позволяет говорить о ее первых результатах.

Окончание переходного периода означает, прежде всего, возможность арбитражного учреждения осуществлять администрирование арбитража (то есть выполнение функций по непосредственной организации работы третейского суда) только при наличии у него статуса постоянно действующего арбитражного учреждения при некоммерческой организации. По общему правилу, закрепленному в ч. 1 ст. 44 Закона № 382-ФЗ, право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения предоставляется специальным актом Правительства РФ, которому предшествует процедура подачи и рассмотрения соответствующей заявки некоммерческой организации. В настоящее время Правительство РФ предоставило подобное право только двум учреждениям:

  • Арбитражному центру при Российском союзе промышленников и предпринимателей (Распоряжение Правительства РФ от 27.04.2017 № 798-р);

  • Арбитражному центру при Автономной некоммерческой организации «Институт современного арбитража» (Распоряжение Правительства РФ от 27.04.2017 № 799-р).

Еще двум наиболее авторитетным и зарекомендовавшим себя (причем как в нашей стране, так и за ее пределами) арбитражным институтам данное право предоставлено законом (ч. 1 ст. 44 Закона № 382-ФЗ, Закон РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже»). Это Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ (далее – МКАС при ТПП РФ) и Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ (далее – МАК при ТПП РФ).

Особый статус МКАС при ТПП РФ и предоставленные ему преференции объясняются тем, что это один из ведущих арбитражных центров в мире, который существует более 80 лет и составляет реальную конкуренцию общеизвестному Лондонскому Международному Арбитражному Суду (London Court of International Arbitration, LCIA), а также Арбитражному Институту Торговой палаты Стокгольма (Arbitration Institute of the Stockholm Chamber of Commerce, SCC). Примечательно, что в условиях, когда репутация отечественных третейских судов ухудшалась, авторитет МКАС при ТПП РФ возрастал и укреплялся.

Важно, что в рамках реформы третейских судов было принято решение о том, что МКАС при ТПП РФ будет разрешать не только международные споры, то есть споры компаний с иностранным участием, но и внутренние споры, в том числе корпоративные. В этой связи представляется, что особую роль будут играть отделения МКАС при ТПП РФ, действующие в нескольких регионах нашей страны в рамках пилотного проекта.

Факт возможности администрирования арбитража всего лишь четырьмя некоммерческими организациями является весьма примечательным, ведь до 1 ноября 2017 года в нашей стране, по некоторым оценкам, действовало до 2,5 тыс. постоянно действующих арбитражных учреждений и третейских судов1, а теперь только четыре. Таким образом, количество коммерческих арбитражей сократилось даже не в десятки раз, а в сотни раз! Конечно, нынешняя цифра не является окончательной и в ближайшее время будет рассмотрено еще около 20 заявок некоммерческих организаций на получение права администрировать споры. Однако в любом случае в обозримом будущем на территории РФ будет функционировать не более нескольких десятков коммерческих арбитражей.

Третейские суды при некоммерческих организациях, не получившие права администрировать арбитраж, не смогут более осуществлять эту деятельность. Как указано в информации Минюста России, опубликованной на его официальном сайте 1 ноября 2017 года, в отсутствие данного права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы2. Таким образом, вынесенные после 1 ноября 2017 года решения постоянно действующих арбитражных учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной законом. Согласно нормам процессуального законодательства РФ указанное может являться основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения3.

По спорам, которые были начаты в арбитражном учреждении до 1 ноября 2017 года, все функции подлежат выполнению третейским судом (то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением), как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора (так называемый ad hoc). Признанию и приведению в исполнение такое решение подлежит как решение, принятое арбитражем, образованным для разрешения конкретного спора. При этом арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, не вправе рассматривать корпоративные споры.

Изменения, привнесенные Законом № 382-ФЗ и реформой в целом, являются широкими и многомасштабными. Они касаются не только организационных вопросов, но и самой процедуры арбитража. Например, наличие высшего юридического образования больше не является обязательным требованием к кандидатуре арбитра, за исключением тех случаев, когда спор рассматривается им единолично.

Изменения и нововведения

В целом наиболее существенные преобразования в сфере третейского разбирательства заключаются в следующем.

1. Осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения возможно только при наличии специального права, предоставляемого соответствующим актом Правительства РФ (за исключением МКАС при ТПП РФ и МАК при ТПП РФ).

2. Создание арбитражных учреждений возможно исключительно при некоммерческих организациях. При этом действует правило «одна некоммерческая организация – один арбитраж».

3. Обязанность по контролю за деятельностью постоянно действующих арбитражных учреждений возложена на государственные национальные суды.

4. Упразднено условие о наличии обязательного юридического образования у арбитров третейских судов.

5. Спорящие стороны наделены правом достигнуть соглашение об отказе от возможности обращения в государственный национальный суд с заявлением об обжаловании решения постоянно действующего арбитражного учреждения (окончательность арбитражного решения).

6. Ужесточена ответственность организаций, администрирующих арбитраж.

7. Новый российский подход соответствует общепринятым тенденциям в деятельности коммерческих арбитражей (открытость деятельности в сочетании с конфиденциальностью, недопущение конфликта интересов и др.).

Рассматриваемая реформа преследует несколько целей. Это и борьба с «карманными» арбитражами, и повышение востребованности института коммерческого арбитража, и снижение рабочей загрузки государственных национальных судов (особенно в условиях расширившейся компетенции коммерческих арбитражей). Так, в настоящее время доля дел, рассматриваемых третейскими судами, составляет только около 0,06% (примерно 8 тыс. дел в год) от общего количества гражданских дел, рассматриваемых государственными национальными судами (около 13 млн дел в год), в то время как в развитых правопорядках, в которых арбитражи обладают хорошей репутацией, такая доля достигает порядка 3–5%.

Однако основной целью нововведений, конечно, является приведение деятельности российских третейских судов в соответствие с мировыми стандартами и, как следствие, восстановление их авторитета. Говорить о выполнении данной задачи пока преждевременно, ведь она является конечной целью всей процедуры реформирования, поэтому делать какие-либо выводы можно будет только после нескольких лет работы постоянно действующих арбитражных учреждений по новым правилам.

В настоящее время можно лишь указать на то, что ситуация в отрасли, действительно, была плачевной и нуждалась в кардинальных изменениях. Об этом, в частности, свидетельствует то количество заявок на получение права администрировать споры, которое было подано третейскими судами и которое отражает реальное положение дел в нашей стране, ведь наличие всего лишь около 20 заявок свидетельствует в первую очередь о том, что большинство третейских судов являлись фиктивными и не соответствовали необходимым стандартам.

1 Подробнее см.: Румак В. Реформа показала, что в России пока не так много третейских судов, готовых работать на высоком уровне [Интервью с вице-президентом ТПП РФ Вадимом Чубаровым] // Закон. 2017. № 9. С. 7.

2 Подробнее см.: http://minjust.ru/ru/novosti/zakonchilsya-perehodnyy-period-reformy-arbitrazha-treteyskogo-razbiratelstva-v-rossiyskoy (дата обращения: 21.11.2017).

3 Там же.