1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 157

Жалоба или клевета?

Злые языки – страшнее пистолета. Известно и то, что отмыться оклеветанному всегда трудно. Неслучайно в народе говорят: «Ложки нашлись, а осадок остался»1. Но особую социальную значимость преступление приобретает, когда оклеветан судья.

Применительно к судебной деятельности

Статья 298.1 УК РФ является специальной по отношению к базовой норме (ст. 128.1 УК РФ). Непосредственный объект преступления – порядок правосудия и исполнения судебного акта. Дополнительный объект – честь и достоинство лица, осуществляющего правосудие, исполнение судебных актов. Применительно к судебной деятельности потерпевшими являются судьи, присяжные и арбитражные заседатели, судебные приставы.

Объективная сторона состава преступления – клевета в отношении указанного в диспозиции нормы потерпевшего, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию названных лиц. Клевета может иметь место непосредственно в процессе судебного разбирательства, исполнении актов суда, а равно и вне указанных действий (например, в интервью корреспонденту после окончания очередного судебного слушания и т. п.).

Состав преступления – формальный. Преступление окончено с момента распространения заведомо ложных сведений, как только с ними ознакомится хотя бы одно лицо.

Субъект преступления – вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона состава преступления – прямой, как правило, конкретизированный умысел. Обязательным признаком, характеризующим интеллектуальный элемент умысла, является то, что не соответствующие действительности сведения распространяются в связи с рассмотрением дела или материалов в суде либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта. При отсутствии этого признака деяние квалифицируется по ст. 128.1 УК РФ.

Квалифицированный состав (ч. 3 ст. 298.1 УК РФ) – клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особого тяжкого преступления (ст. 15 УК РФ).

Признать виновной

По приговору Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 19.08.2013 М. признали виновной в клевете в отношении судьи в связи с рассмотрением им материалов дела в судебном заседании, за что она была осуждена по ч. 1 ст. 298.1 УК РФ к штрафу 6000 руб.

Апелляционным постановлением Верховного суда Чувашской Республики от 28.11.2013 приговор оставлен без изменения. Не заметила нарушений закона и кассационная инстанция Чувашской Республики, спор о законности, об обоснованности и о справедливости приговора был перенесен на федеральный уровень.

Заместитель Генерального прокурора РФ Кехлеров С.Г. принес в Верховный Суд РФ кассационное представление, в котором поставил вопрос об отмене судебных постановлений в отношении М, о прекращении уголовного дела в отношении нее на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – за отсутствием состава преступления.

Постановлением судьи Верховного Суда РФ от 29.04.2015 года ему было отказано в передаче кассационного представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

После этого заместителем Генерального прокурора РФ Кехлеровым С.Г. было принесено повторное кассационное представление, в котором в очередной раз им был поставлен вопрос об отмене состоявшихся в отношении М. судебных решений и прекращении уголовного дела.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ Давыдов В.А., изучив кассационное представление, пришел к выводу, что Постановление судьи Верховного Суда РФ от 29.04.2015 подлежит отмене, а дело должно быть передано на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции по следующим основаниям.

В силу требований ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки преступления, предусмотренного уголовным законом.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию в том числе событие преступления, виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

Исходя же из положений ч. 2 ст. 297 УПК РФ, приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона. Однако указанные требования уголовного и уголовно-процессуального закона судом не учтены.

М. признана виновной в том, что 24 января 2013 года она умышленно в целях распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство судьи Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики Р.,и дискредитации авторитета судебной власти написала заявление о коррупции, в котором указала заведомо недостоверные сведения о наличии у судьи Р. криминальных связей с бывшим директором ООО «Ю.» В., а также о наличии у этого судьи общего материального интереса с К. в связи с рассмотрением судьей Р. 26 декабря 2011 года в суде дела № 3/7-264/2011 по жалобе М. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ее заявлению о привлечении к уголовной ответственности директора ООО «Ю.» В. и директора ООО «ТН-Р.» Х. за мошенничество.

После чего М., будучи уверенной в том, что содержащиеся в заявлении сведения порочат честь и достоинство, а также деловую репутацию судьи Р., поместила указанное заявление в специализированный ящик «Для обращений о фактах и признаках коррупции» Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики.

25 января 2013 года заявление М. было изъято из указанного специализированного ящика рабочей группой в составе начальника отдела организационно-правового и кадрового обеспечения Московского районного суда г. Чебоксары, помощника председателя данного суда и консультанта суда и зарегистрировано в Московском районном суде г. Чебоксары Чувашской Республики за № 02-56/01-13.

Эти действия М. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 298.1 УК РФ, поскольку совершены ею в целях распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство судьи и дискредитирующих авторитет судебной власти в связи с рассмотрением материала в суде.

Оправдать!

В обоснование выводов о виновности М. в совершении указанного преступления суд сослался на ст. 17 и 33 Конституции РФ, а также ст. 10 ГК РФ, истолковав их в совокупности как обязывающие граждан при обращении с жалобами указывать источники получения информации о противоправной деятельности должностных лиц, а также приводить доказательства такой деятельности.

Инициаторы кассационного производства высказали мысль, что с такими выводами согласиться нельзя.

Согласно ст. 33 Конституции РФ граждане РФ имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Аналогичное право закреплено в ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ в ряду других общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации имеет приоритет над национальным законодательством.

Закреплено право граждан беспрепятственно обращаться в государственные органы с заявлениями о противоправной деятельности должностных лиц и в Федеральном законе от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». При этом в ст. 6 данного закона содержится прямой запрет на преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Хотя положения ст. 10 ГК РФ и Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» о недопустимости злоупотребления правом, на которые сослался суд, неприменимы при решении вопроса о наличии или об отсутствии в деянии состава преступления, нельзя не согласиться с судом в том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, ч. 2 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 298.1 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла.

Из приобщенной к материалам уголовного дела копии обращения М. (подлинник утерян следователем) усматривается, что она лишь сообщила, что при подготовке дела к слушанию судья Р. якобы сообщил ей, что ранее работал вместе с К. в органах прокуратуры и не будет ни в чем препятствовать ему, «так как имеет с ним общий материальный интерес», и просила провести по этому факту служебную проверку (т. 1, л. д. 7).

Свое заявление М. поместила в специализированный ящик, установленный в Московском районном суде г. Чебоксары Чувашской Республики, предназначенный именно для такого рода обращений, то есть она обоснованно предполагала, что обратилась в орган, специально созданный для рассмотрения подобного рода заявлений.

Надо отметить, что сообщение каких-либо сведений лицу, обязанному по долгу службы проверить их достоверность, нельзя расценивать как распространение таких сведений.

Обращает на себя внимание и то, что в нарушение требований упомянутого выше Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» заявление М. не было рассмотрено по существу, официальный ответ ей не направлялся.

При таких обстоятельствах доводы кассационного представления заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г. об отсутствии у М. умысла на клевету и, соответственно, отсутствии в ее деянии состава преступления заслуживали внимания и подлежали проверке в судебном заседании президиума Верховного суда Чувашской Республики.

Поскольку указанные обстоятельства не были учтены судьей Верховного Суда РФ при рассмотрении предыдущего кассационного представления, Постановление судьи Верховного Суда РФ от 29.04.2015 было отменено2.

Постановлением президиума Верховного суда Чувашской Республики от 06.11.2015 № 44-У-105/15 представление заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г. было удовлетворено, все судебные постановления в отношении М. отменены, уголовное дело в отношении нее прекращено за отсутствием состава преступления.

Действия М. изначально были расценены неверно, она не клеветала, а высказывала свои сомнения, причем в установленном законом порядке. За М. признано право на реабилитацию. Ситуация элементарная. Думается, что в таких случаях имеются достаточные основания взыскать расходы казны по реабилитации М. с виновных чиновников: со следователей, прокуроров и судей.

Описанная выше проблема касается не только М., она затрагивает довольно большой круг лиц, которые, подчеркнем, в установленном законом порядке пытаются обжаловать решения и действия должностных лиц. Данная проблема настолько актуальна, что 8 декабря 2016 года ее особо выделил Президент РФ В. Путин. В рамках встречи с правозащитниками в Совете по правам человека и в условиях прямой трансляции мероприятия он на всю страну обратил внимание Генерального прокурора РФ и Председателя Верховного Суда РФ следующей формулировкой: «В постановлении суда написано: такой-то – фамилия – совершил преступление путем написания заявления в Липецкую облпрокуратуру». Прав В. Путин, когда резюмировал, что в таких случаях «насчет квалификации точно вопросы возникают».

1 О сложности уголовных дел о клевете см. подробнее: Колоколов Н.А. «Да, злые языки – страшнее пистолета» // Юридический вестник. 2001. № 23; Клеветник подлостью велик // эж-ЮРИСТ. 2008. № 24; Ответственность за клевету и оскорбление: проблемы судебной практики // Уголовный процесс. 2008. № 2.

2 Постановление об отмене постановления судьи и передаче кассационного представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 02.10.2015 № 31-УДп15-16.