1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 167

Рейтинговый успех регионов определяется качеством инновационной политики

Пятый выпуск «Рейтинга инновационного развития субъектов РФ», подготовленный Институтом статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ, отразил резвое расширение лидирующей группы регионов по уровню инновационного развития. В основе весомого повышения рейтинговых позиций тех или иных регионов ученые назвали качество инновационной политики.

Более чем 250-страничный труд экспертов ИСИЭЗ невозможно детально представить даже на двух газетных страницах, поэтому ограничимся (и то с сокращениями) результирующей его частью. А вначале — краткое необходимое пояснение.

В основе расчета российского регионального инновационного индекса (РРИИ) лежит система из 37 показателей, сгруппированных в четыре тематических блока и обеспечивающих возможность расчета соответствующих субиндексов: «Социально-экономические условия инновационной деятельности» (ИСЭУ), «Научно-технический потенциал» (ИНТП), «Инновационная деятельность» (ИИД) и «Качество инновационной политики» (ИКИП). По каждому из указанных субиндексов проводится ранжирование субъектов РФ.

Итоговый индекс — РРИИ — формируется как среднее арифметическое нормализованных значений всех включенных в рейтинг показателей.

Лидерская группа расширилась

Наибольшие изменения по числу охватываемых субъектов России затронули первую (почти четырехкратное увеличение — с 3 до 11 регионов) и вторую (двукратное сокращение — с 29 до 14 регионов) группы. Число регионов в третьей и четвертой группах почти не изменилось (2015 г. — 41 и 19 регионов соответственно, 2014 г. — 40 и 11). Тройка лидеров рейтинга инновационного развития осталась прежней — это Республика Татарстан, Москва и Санкт-Петербург. Самым «прорывным» регионом первой группы стала вошедшая в ее состав Республика Башкортостан: она поднялась на десять позиций — с 15-го места в 2014 г. на 5-е в 2015 г.

Уровень дифференциации субъектов РФ по РРИИ, исчисляемый как отношение значений РРИИ для лидирующего в рейтинге региона и региона, его замыкающего, остался практически на прежней отметке: в 2014 г. он составлял 3,53 раза, в 2015 г. — 3,51. Как и в предшествующие периоды, отмечается меньший диапазон вариации значений итогового индекса по сравнению с субиндексами, что вызвано, как полагают авторы доклада, «сглаживанием» величины РРИИ по ряду регионов, когда отставание по отдельным факторам инновационного развития компенсируется преимуществами по другим.

Еще одна тенденция последних лет, которая наблюдалась и в 2015 г., — ощутимо более слабая дифференциация регионов по ИСЭУ (4,05) и ИНТП (4,13), чем по ИИД (16,51) и ИКИП (7,37). По мнению ученых, эта закономерность связана с тем, что социально-экономические условия инновационной деятельности и научно-технический потенциал региона во многом зависят от активности федеральных органов исполнительной власти (через реализацию государственных и федеральных целевых программ, управление государственным имуществом, финансирование образовательных и научных организаций, деятельность компаний с государственным участием и пр.), в основе политики которых лежит принцип выравнивания условий и возможностей в регионах с акцентом на социальные обязательства государства.

В то же время, отмечается в докладе, параметры инновационной деятельности предприятий и качество инновационной политики, осуществляемой региональными органами власти, определяются прежде всего исходя из ресурсов, приоритетов и управленческих навыков самих региональных акторов. Не теряет актуальности вывод о том, что сокращение мер стимулирования инновационных процессов в регионах со стороны федерального центра приведет к усилению дифференциации субъектов РФ по уровню их инновационного развития.

Сбалансированность — не залог рейтингового успеха

Регионы России характеризуются неравномерностью развития различных аспектов инновационных процессов и влияющих на них факторов, демонстрируя в этом отношении существенное разнообразие. Равномерное развитие всех четырех тематических блоков, составляющих РРИИ, характерно лишь для трех субъектов (Саратовской и Томской областей, Красноярского края), которые имели аналогичную характеристику и в 2014 г. Авторы исследования отмечают, что ранее таких регионов было вдвое больше.

В большинстве случаев высокие значения по одним блокам сочетаются с низкими по другим либо наблюдаются значительные отклонения по одному или нескольким субиндексам в сравнении с величиной РРИИ. В результате итоговый индекс становится усредненной, сглаженной оценкой, в какой-то мере уравновешивающей разные составляющие инновационного развития, но вместе с тем их скрывающей. В связи с этим, считают аналитики ИСИЭЗ, важно дополнять данные по РРИИ информацией по субиндексам: ИСЭУ, ИНТП, ИИД, ИКИП.

Среди 25 регионов, вошедших в первую и вторую группы, лишь в Томской области (9-е место) и Красноярском крае (10-е) равномерно развиты все четыре тематических блока. При этом Красноярский край усилил свою позицию по РРИИ по сравнению с 2014 г. на два пункта, а Томская область — на столько же понизила. Москва, сохранившая 2-е место по РРИИ в 2015 г., не смогла продемонстрировать равномерное развитие инновационных процессов из-за падения по ИКИП на 40 позиций относительно 2014 г. В то же время Саратовская область (41-е место), несмотря на практически равные значения субиндексов по отношению к сводному индексу (ранг по ИСЭУ — 41, ИНТП — 41, ИИД — 36, ИКИП — 41), находится лишь в середине рейтинга (в третьей группе).

Таким образом, делают вывод авторы исследования, по-прежнему не подтверждается гипотеза о наличии связи между сбалансированностью различных аспектов инновационного развития регионов и их рейтинговым успехом.

В 12 из 25 лидирующих по сводному индексу РРИИ регионов один из отмеченных блоков развит существенно менее других, в девяти — сразу два; в двух (Белгородской и Воронежской областях) отставание отмечается по трем блокам из четырех: ИСЭУ (–16 п. от позиции в РРИИ по обоим регионам), ИНТП (–16 и –19 п. соответственно), ИИД (–15 и –16 п.). Чаще всего резервом дальнейшего развития инноваций служит собственно инновационная деятельность организаций (Республика Башкортостан, Ставропольский край, Белгородская, Воронежская, Калужская, Московская, Нижегородская, Тюменская и Ульяновская области, Санкт-Петербург). На втором месте по степени отрицательного влияния на итоговые позиции в рейтинге — социально-экономические условия инновационной деятельности (республики Башкортостан, Мордовия и Чувашия, Белгородская, Воронежская, Липецкая, Новосибирская, Пензенская и Тамбовская области) и научно-технический потенциал (республики Мордовия, Чувашия и Татарстан, Ставропольский и Хабаровский края, Белгородская, Воронежская, Липецкая и Пензенская области). Восемь регионов из этой группы характеризуются недостаточным качеством инновационной политики. Это Пермский край, Московская, Самарская, Свердловская, Ульяновская и Челябинская области, Москва и Санкт-Петербург. Как и в 2013—2014 гг., чаще всего слабые относительно РРИИ позиции по ИСЭУ сочетаются с отставанием по ИНТП (республики Мордовия и Чувашия, Липецкая и Пензенская области). Причем первые три из названных субъектов Федерации в рейтинге 2014 г. также обнаружили сочетание указанных слабых сторон, а в рейтинге 2013 г. — все четыре.

Положительные отклонения значений хотя бы одного из субиндексов от сводного индекса на десять и более позиций зафиксированы в 37 регионах (90%) третьей и во всех регионах четвертой групп. Сильной стороной чаще всего выступает собственно инновационная деятельность: значение ИИД превышает значение РРИИ в 23 регионах. ИСЭУ и ИНТП имеют преимущественное развитие в 21 регионе каждый, ИКИП — в 18. Интересен исследователям кейс Сахалинской области (63-е место), где ИСЭУ превышает РРИИ на 33 позиции, ИНТП — на 34, ИИД — на 19. При этом в общем рейтинге инновационного развития 2015 г. область переместилась вниз на 11 строчек.

В докладе отмечается, что в ряде случаев разрыв между рангами по РРИИ и субиндексам оказывается чрезвычайно велик. Крайне низкие значения рангов по субиндексам по сравнению с РРИИ получены для трех регионов первой (республики Мордовия и Чувашия, Москва) и семи — второй (Хабаровский край, Липецкая, Московская, Пензенская, Тамбовская, Тюменская и Ульяновская области) групп. В нескольких перечисленных регионах (республики Мордовия и Чувашия, Хабаровский край, Липецкая, Московская, Тамбовская и Ульяновская области) подобная ситуация наблюдалась и в предшествующем выпуске рейтинга.

Значительное превышение рангов по субиндексам относительно сводного индекса в 2015 г. выявлено в 12 регионах третьей группы (республики Адыгея и Алтай, Удмуртская Республика, Приморский край, Астраханская, Ивановская, Курганская, Новгородская, Омская, Сахалинская и Смоленская области, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра) и девяти регионах четвертой (республики Северная Осетия — Алания и Тыва, Карачаево-Черкесская и Чеченская республики, Калининградская и Костромская области, Севастополь, Ненецкий и Чукотский автономные округа). Аналитики ИСИЭЗ напоминают, что 11 из них (республики Адыгея, Алтай, Удмуртская Республика, Приморский край, Новгородская и Омская области, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Чеченская Республика, Калининградская область, Ненецкий и Чукотский автономные округа) были выделены по аналогичному признаку и в предыдущем исследовании.

Кардинальные расхождения со сводным инновационным индексом (как в положительную, так и в отрицательную сторону) наблюдаются в основном по социально-экономическому либо научно-техническому блоку, а также по их сочетанию. Так, ИНТП оказался слабым местом у пяти регионов первой и второй групп, но сильной стороной восьми регионов третьей и четвертой групп. ИСЭУ выступает резервом развития для четырех субъектов РФ — сильных инноваторов и локомотивом девяти более слабых в инновационном отношении регионов. В Республике Мордовия, Липецкой и Пензенской областях социально-экономические условия и научно-технический потенциал радикально отстают от общего уровня развития инноваций (аналогичный результат был зафиксирован в 2013 г.). В Сахалинской области и Севастополе данные блоки, напротив, наиболее продвинуты.

Во многих случаях именно показатели, характеризующие социально-экономические условия инновационной деятельности в регионе, ресурсное обеспечение и результативность научных исследований, отличаются наибольшей разнонаправленностью относительно интегрального показателя развития инноваций в регионе.

Неизменность позиции в рейтинге за 2014—2015 гг. продемонстрировали шесть субъектов РФ: Республика Татарстан, Москва и Санкт-Петербург (регионы первой тройки), Карачаево-Черкесская Республика, Новосибирская и Оренбургская области. Помимо них еще 34 региона (это число не изменилось с 2014 г.) могут быть отнесены к категории относительно устойчивых по уровню инновационного развития: за год их позиции в рейтинге изменились не более чем на три пункта. Стабильные регионы превалируют в первой группе (36% от общего числа регионов), относительно стабильные — во второй (50%). Состав третьей и четвертой групп с пониженными удельными весами стабильных (2 и 5% от общего числа регионов соответственно) и относительно стабильных (32 и 47%) гораздо более волатилен.

«Формулы» подъема и падения

Анализ особенностей инновационного развития пяти регионов, позиции которых в рейтинге РРИИ за период 2014—2015 гг. выросли на шесть — девять пунктов, свидетельствует авторам доклада о решающем вкладе субиндекса, характеризующего качество инновационной политики, в динамику интегрального индекса. Данный фактор обеспечил рост трем регионам (Пермскому краю, Мурманской и Ленинградской областям). Усиление научно-технического потенциала (+23 п.) помогло подняться в рейтинге всего одному региону — Ивановской области (+7 позиций). Социально-экономические условия и собственно инновационная деятельность, напротив, имели скорее отрицательную динамику и не могут рассматриваться в качестве факторов, способствующих быстрому росту регионов в сводном рейтинге инновационного развития. Соответственно, это дает основания экспертам ИСИЭЗ предположить, что заметное улучшение положения региона в РРИИ в нынешней ситуации может быть обеспечено единственным фактором инновационного развития, вне зависимости от изменений других.

Изучение трендов в шести регионах, потерявших от шести до девяти позиций по РРИИ в 2015 г., подтверждает тезис об отсутствии единой «формулы провала»: в трех из них (Приморском крае, Пензенской и Псковской областях) наблюдалось ухудшение показателей по ИСЭУ, в трех других (Республике Бурятия, Приморском крае и Волгоградской области) — по ИИД. В Приморском крае, Волгоградской и Пензенской областях падение в сводном рейтинге могло быть вызвано отрицательной динамикой сразу двух факторов. Владимирская область, несмотря на серьезное улучшение научно-технического потенциала (+6 позиций), положительную динамику инновационной активности и стабильные социально-экономические условия, опустилась на восемь позиций по РРИИ. С учетом отсутствия четких закономерностей и малой выборки, говорится в докладе, стандартизированные рекомендации для регионов данной группы могут оказаться необоснованными.

Ряд субъектов РФ смогли кардинально (на десять и более позиций) улучшить свое положение в рейтинге. В их числе — Вологодская область (+19 позиций), Камчатский край (+18), Курганская (+14), Брянская (+12) области, республики Башкортостан (+10), Саха (Якутия) (+10), Краснодарский край (+10). Залог успеха «прорывных» регионов в 2015 г. — повышение качества инновационной политики (в предыдущем исследовании, кроме этого, было выявлено влияние науки). По данным за 2015 г., ИКИП стал катализатором интенсивного роста пяти субъектов (Республики Башкортостан, Камчатского и Краснодарского краев, Вологодской и Курганской областей). Преимущественный рост ИСЭУ и ИНТП обеспечил стремительный подъем только двум регионам каждый (Камчатскому краю и Брянской области, а также Краснодарскому краю и Брянской области соответственно). Равномерный рост сразу трех факторов инновационного развития продемонстрировал только Камчатский край. В Краснодарском крае, наоборот, значительно ухудшились социально-экономические условия инновационной деятельности по сравнению с уровнем 2014 г. (–19 позиций по ИСЭУ). Интересная картина открылась исследователям в Республике Саха (Якутия): кардинальный — на десять позиций — рост в рейтинге не может быть однозначно связан с динамикой ни по одному субиндексу: ИСЭУ (+2), ИНТП (0), ИИД (–9), ИКИП (+7).

Ряд субъектов Федерации продемонстрировали резкое снижение места в сводном рейтинге. В первую очередь это Республика Коми (–17 позиций), Курская область (–14), Кабардино-Балкарская Республика (–13), Амурская (–12), Сахалинская (–11) и Смоленская (–11) области. Однако по сравнению с 2014 г. падение стало менее сильным (максимальное значение того года — на 36 строчек). Слабыми местами у кардинально ухудшивших свои позиции в рейтинге регионов оказались в равной степени научно-технический потенциал, инновационная деятельность и качество инновационной политики. Существенный спад по ИКИП продемонстрировали три субъекта РФ: Республика Коми, Смоленская и Сахалинская области. Позиции по ИНТП потеряли два региона: Кабардино-Балкарская Республика и Амурская область, по ИИД — еще два: Кабардино-Балкарская Республика и Курская область. Чаще всего значительное перемещение вниз в общем рейтинге происходило под влиянием одного-двух факторов. В то же время в Амурской и Сахалинской областях отмечено стремительное улучшение социально-экономических условий инновационной деятельности (+11 и +20 позиций соответственно). Паттерн продолжительного спада или устойчивого роста в течение как минимум двух периодов по итогам 2015 г. не выявлен ни в одном регионе.

Авторы доклада подчеркивают, что для большинства регионов, резко изменивших свое положение в рейтинге, подобные явления были характерны и ранее. Зачастую наблюдаются своеобразные «качели», когда позиции региона сначала заметно снижаются (или растут), а затем происходит практически столь же существенная корректировка.

Так, Камчатский край потерял в рейтинге 2014 г. 18 пунктов, но в следующем году сумел вернуться на прежнюю позицию (+18). Аналогичный тренд характерен для Курганской области (–36 и +14 позиций) и Краснодарского края (–11 и +10). Столь существенные колебания для всех трех регионов, полагают аналитики ИСИЭЗ, можно объяснить положительными флуктуациями ИКИП: Камчатский край — –23 позиции в 2014 г. и +15 в 2015 г., Курганская область — –22 и +23, Краснодарский край — –16 и +13.

Обратная тенденция — сначала рост, а затем спад — проявилась в Кабардино-Балкарской Республике (+13 и –13) и Курской области (+11 и –14). При этом для данных регионов отрицательных флуктуаций субиндексов не было установлено.

Проявившийся в трети случаев корректирующий характер значительных изменений ранга в 2014—2015 гг. показывает исследователям, что они далеко не всегда становятся устойчивыми. Долгосрочное влияние оказывают согласованные действия в сфере инновационного развития со стороны органов власти, компаний, университетов и научных организаций. При этом непоследовательная политика региональных органов власти усиливает волатильность позиции региона в рейтинге, но не ведет к устойчивому росту.

Территориальное распределение регионов с разным уровнем инновационного развития охарактеризовано экспертами ИСИЭЗ как устойчиво неравномерное. По итогам 2015 г. лидером по доле регионов первой по величине РРИИ группы стал Приволжский федеральный округ (рост с семи до 36%); за ним следует Сибирский федеральный округ (25%), в котором регионы первой группы в прошлом году отсутствовали. В Центральном и Северо-Западном федеральных округах доли ведущих инновационных регионов составляют 11 и 9% соответственно. В остальных федеральных округах регионы первой группы не представлены.

Число регионов второй группы заметно сократилось в пяти федеральных округах (Центральном, Южном, Приволжском, Уральском и Сибирском), в двух (Северо-Кавказском и Дальневосточном) — осталось прежним. В Северо-Западном, Южном и Сибирском ФО регионы второй группы отсутствуют. Лидерство по суммарной доле регионов первой и второй групп в 2015 г. вернулось к Приволжскому федеральному округу.

В целом, как и в 2014 г., регионы третьей группы распределены по территории страны более равномерно. К данной группе относятся 50% субъектов Уральского и Сибирского ФО, более половины — Северо-Западного, Южного, Центрального и Дальневосточного.

Регионы четвертой группы однозначно доминируют в Северо-Кавказском федеральном округе (86%), где их число увеличилось вдвое по сравнению с 2014 г.

Доля представителей третьей и четвертой групп возросла в Центральном ФО с 44 до 61%. В Южном федеральном округе она составляет 100%, Северо-Западном — 91, Дальневосточном — 89, Северо-Кавказском — 86%. Как и годом ранее, в Приволжском и Уральском ФО регионы четвертой группы отсутствуют.

В 2015 г. распределение регионов по группам полностью сохранилось в Северо-Западном и практически не изменилось в Уральском и Дальневосточном федеральных округах.

Особенность данного исследования в том, что эксперты ИСИЭЗ рассчитали и Рейтинг готовности регионов к будущему, который представляет собой агрегированную оценку качества стратегического управления на региональном уровне. Надеемся, представленная таблица, в которую отобраны по десять лидирующих и замыкающих названный рейтинг регионов, немного восполнит дефицит изложения по названному разделу работы ученых.

Рейтинг субъектов Российской Федерации по значению индекса готовности к будущему: 2016

Регион

Индекс готовности к будущему

Нормированные значения показателей

Ранг

Абсолютное значение

Дальность горизонта планирования региональных стратегий социально-экономического развития

Технологическая ориентированность региональных стратегий

Интенсивность новостей о позитивных достижениях в сфере научно-технологического, инновационного и промышленного развития

Республика Саха (Якутия)

1

0.5784

1.000

0.505

0.230

Санкт-Петербург

2

0.5619

0.429

0.257

1.000

Свердловская обл.

3

0.5302

0.429

0.548

0.614

Тульская обл.

4

0.5287

0.429

1.000

0.158

Республика Татарстан

5

0.5115

0.429

0.575

0.531

Новосибирская обл.

6

0.4723

0.286

0.607

0.524

Москва

7

0.4011

0.286

0.125

0.793

Республика Северная Осетия – Алания

8

0.3977

0.286

0.890

0.018

Красноярский край

9

0.3677

0.429

0.335

0.340

Томская область

10

0.3608

0.429

0.220

0.434

Республика Адыгея

76

0.1278

0.286

0.082

0.016

Республика Марий Эл

77

0.1276

0.286

0.060

0.037

Республика Коми

78

0.1194

0.143

0.144

0.071

Смоленская обл.

79

0.1170

0.143

0.150

0.058

Севастополь

80

0.0869

0.000

0.218

0.042

Псковская обл.

81

0.0857

0.143

0.045

0.069

Республика Калмыкия

82

0.0823

0.143

0.092

0.012

Республика Хакасия

83

0.0763

0.143

0.028

0.058

Республика Тыва

84

0.0648

0.143

0.034

0.018

Рязанская обл.

85

0.0596

0.000

0.034

0.145

ИСТОЧНИК: ИСИЭЗ НИУ ВШЭ